Борис Шаронов об уголовной ответственности застройщиков за нецелевое использование средств

Введение уголовной ответственности позволит влиять на неугодных застройщиков

- Это далеко не первое и не последние изменение законодательства, начиная с 2005 года, когда вышел 214 федеральный закон. И все последующие действия — это поправки к закону, ужесточающие ответственность застройщиков: 119 ФЗ 2010 года, изменения в законе о банкротстве, затем закон об обществах взаимного страхования (ОВС). Всё это попытки урегулировать рынок долевого строительства. К сожалению, результат 8-летней непрерывной борьбы если не отрицательный, то, как минимум, нулевой. Владимир Путин ставил задачу к середине 2012 года решить проблемы обманутых дольщиков, потом этот срок сдвинулся на конец 2012 года, однако, по официальным данным, сегодня число обманутых дольщиков и проблемных объектов не уменьшилось.

Мы работаем в тесном контакте с этим рынком с начала его становления, с середины 90-х годов. Напрашивается вывод, что идеалистически правильные законодательные инициативы не продуманны глубоко. Мы видели даже отрицательное воздействие на рынок таких законодательных инициатив. 214 закон в изначальной редакции только взбудоражил рынок и усугубил некоторые проблемы. 119 ФЗ ужесточил наказание за обходные схемы. Изменилось лишь то, что основная масса застройщиков стала привлекать средства дольщиков уже не по серым схемам, а по 214-му закону. Но основную проблему это не решило, просто и такие застройщики стали банкротиться.

И, наконец, последняя инициатива. Приняв закон об обязательном страховании ответственности застройщиков, государство дистанцировалось от проблемы и финансово замкнуло дольщиков с застройщиками в один котел. Мы критиковали этот закон еще тогда, когда он выносился на первое чтение, и, в основном, продолжаем критиковать его до сих пор, так как он направлен не на создание благоприятной среды на рынке долевого строительства и профилактику известных проблем этого рынка, а лишь на создание денежного мешка за счет средств самих же дольщиков, из которого планируется просто оплачивать последствия всех тех негативных явлений и злоупотреблений, с которыми как раз и должен был бы бороться законодатель. Складывается впечатление, что главная задача закона решить проблемы не дольщиков и долевого строительства, а проблемы власти и административно-чиновничьей надстройки, чтобы впредь ни ее, ни бюджет не беспокоили, а застройщики и девелоперы сами разбирались со своими дольщиками.

С нашей точки зрения, в новой законодательной инициативе об уголовной ответственности за нецелевое использование средств дольщиков прослеживается попытка в очередной раз необоснованно вмешаться в бизнес застройщиков и девелоперов, против чего мы выступаем в первую очередь. Есть рынок, рыночные отношения, живущие по законам естественного саморегулирования. В нашем строительном секторе, чем застройщик успешней, тем он более надежен. Застройщики зарабатывают свои деньги, получают прибыли на строительстве. Граждане получают жилье. Картина мирная, добросовестный чиновник спокойно существует, ему не надо воевать с застройщиками. А новые меры приведут, как минимум, к удорожанию строительства, либо создадут неблагоприятную среду для застройщиков и девелоперов. Получается, что законодатели постоянно что-то диктуют бизнесу - куда им тратить деньги и как. А зачем? Если я, к примеру, строю несколько объектов как застройщик или девелопер, это моя проблема, как я диверсифицирую свои средства и риски. Я могу продавать один объект, который успешен, и у него приличная динамика, за адекватные деньги, а привлеченные средства пускать на организацию площадки под новый свой проект, чтобы позднее реализовать его с максимальной эффективностью. Почему нет, если я считаю, что это рентабельнее для меня и моего бизнеса? А чем рентабельнее бизнес, тем выше моя финансовая устойчивость. Так рассуждает крупный девелопер, надежная компания, которая строит без проблем и задержек, имеет свою материально-техническую базу, и более того — оформляет права на основную компанию, являющуюся реальным легитимным застройщиком. При этом существуют проекты, в которых девелоперы создают под конкретный объект фирму с 10-тысячным уставным капиталом, не аффилированную с теми, кто реально стоит за проектом, и начинают продажи. Получается, что новым законом мы загоняем рынок именно в такие схемы продаж и строительства. Чтобы обезопасить себя, тем более при угрозе уголовной ответственности, крупные девелоперы вместо того, чтобы раскрыться, стать более прозрачными, начнут принимать контрмеры. Они, в первую очередь, заинтересованы обезопасить свои интересы. Такая ситуация еще больше загонит рынок в «серое» состояние — вот к чему, на наш взгляд, могут привести предлагаемые меры.

Сейчас разработчики закона предлагают не искать конкретные преступления в долевом строительстве и конкретных преступников в каждом конкретном случае, что при желании позволяют с успехом осуществить и действующие нормы УК, а возбуждать уголовные дела по признаку нецелевого использования средств. Получается, что это можно сделать, даже если объект не проблемный. Появляется механизм, позволяющий заинтересованным структурам влиять на неугодных застройщиков.

Конечно, критиковать все мастера, но если мы критикуем законопроект, то нужно предлагать какую-то альтернативу. Мне кажется, что навести порядок, решить проблемы рынка долевого строительства можно только системным подходом. Ведь главная системная причина — это коррупция в административной, строительной, разрешительной, правоохранительной, следственной и надзорной сферах на местах, отсутствие независимой судебной системы, отсутствие работоспособного комплексного законодательного регулирования в области долевого строительства. Необходимо получить четкую картину, что происходит, какой ущерб и по каким причинам причинен пострадавшим, и начать нужно именно с решения этих системных задач. Необходимо упрощать и делать максимально прозрачными процедуры получения участков под застройку, не создавать проблемы застройщикам с самого начала, когда они вынуждены конкурировать на «сером» рынке, за взятки что-то добывать у чиновников. Нужно убрать забалансовые отношения, которые мешают развитию, когда при смене администрации аннулируются достигнутые ранее договоренности. Система нуждается в революционных изменениях, только тогда можно будет надеяться, что существующее законодательство заработает. Не надо его ужесточать, воевать со своим собственным строительным рынком и с застройщиками. Выход в создании благоприятной среды, и тогда виновные, если на стройках были злоупотребления, пострадали люди, или даже сам застройщик, будут наказаны. Это является правильным и логичным. Если есть вина чиновника, тоже необходимы законодательные основания, понимание как строится доказательная база, чтобы не бояться, что невозможно будет выявить злоупотребления. Нельзя делать из застройщика козла отпущения, и стричь всех под одну гребенку: и порядочных, и дилетантов и изначально жуликов, которые привлекали деньги, не имея намерений строить.

При любой сложной экономической ситуации в любой стране совет политиков, экономистов, экспертов один — развивайте строительство. Потому что это и рабочие места, и развитие производства, и укрепление экономики. Если строительство не остановлено, строительный рынок живой — такая страна развивается, экономика у нее не совсем в плачевном состоянии. Строительный рынок — это механизм оздоровления. А мы, вместо того, чтобы искать причины проблем и попытаться их устранить, пытаемся найти средства, чтобы оплатить последствия, не трогая бюджета и власть. Такая позиция законодателя нам не понравилась в законе об ОВС, и это же может произойти с новым законом.

Подготовила Дарья Бурда

Просмотров 875

15.03.2013 15:12



Загрузка...

Популярно в соцсетях