Чего не должно быть в законе «Об Арктической зоне РФ»

Законопроект «Об Арктической зоне РФ»

Какие регионы войдут в состав Арктической зоны России, какие нормы и сферы жизнедеятельности должен регулировать документ, и какие вопросы в нём не смогут быть решены? На эти и другие вопросы «Парламентской газеты» отвечает арктиковед, кандидат биологических наук, член Межведомственной рабочей группы при Министерстве регионального развития России по разработке законопроекта «Об Арктической зоне Российской Федерации» Михаил Жуков.

«ПГ»:

- Законопроектом определяется состав Арктической зоны России, куда включён ряд административных и муниципальных образований. Может ли измениться перечень предлагаемых территорий как в сторону уменьшения, так и увеличения?

М.Жуков:

- Хочу подчеркнуть, что предложенный перечень несколько шире того, который использовался в практике государственного управления, начиная с 1989 года.

В соответствии с законопроектом,  в Арктическую зону России вошли: Мурманская область (целиком — ранее входила частично); Лоухский, Кемский и Беломорский муниципальные районы Республики Карелия (ранее не входили); Онежский, Приморский, Мезенский муниципальные районы и городские округа Архангельск, Северодвинск и Новодвинск Архангельской области (ранее не входили), а также входящие в ее состав острова; городской округ Воркута Республики Коми (ранее не входил); Ненецкий автономный округ; Ямало-Ненецкий автономный округ; Таймырский (Долгано-Ненецкий) муниципальный район, городской округ Норильск, муниципальное образование г. Игарка Туруханского муниципального района (ранее не входило) Красноярского края; Абыйский (ранее не входил), Аллаиховский, Анабарский (ранее не входил), Булунский, Верхоянский (ранее не входил), Жиганский (ранее не входил), Момский (ранее не входил), Нижнеколымский, Оленекский (ранее не входил), Среднеколымский (ранее не входил), Усть-Янский, Эвено-Бытантайский (ранее не входил), Верхнеколымский (ранее не входил) улусы (районы) Республики Саха (Якутия); Чукотский автономный округ.

Как эксперт, я, в целом, не против предложенного расширения состава Арктической зоны России, но порядок требует, чтобы оно было обосновано. В соответствии с существующей практикой, в пояснительной записке, прилагаемой к документу, представляются аргументированные обоснования положений законопроекта. Отталкиваясь от этого обоснования, депутаты и будут обсуждать предлагаемый состав Арктической зоны страны.

То есть можно заранее спрогнозировать, что если и будут возникать те или иные предложения по составу Арктической зоны России, то они вряд ли его существенно изменят. А ваши пояснения показывают, что Арктическая зона РФ значительно расширилась.

- Думаю, что да. Мне представляется, что как раз состав арктической зоны, будет меньше всего вызывать вопросов. Камнем преткновения могут быть другие проблемы.

Вы как профессионал знаете, что ожидания от этого закона чрезвычайно высоки. Закон ждут северные субъекты Федерации, народы Крайнего Севера, деловое сообщество в России и за рубежом, а также другие арктические страны. Кроме определения самой арктической зоны, какие сферы жизнедеятельности должен регулировать этот документ?

- Попытки создать отвечающий всем вызовам времени законопроект по Арктике предпринимались неоднократно. Парламентарии Совета Федерации и Государственной Думы дважды выходили с  такой законодательной инициативой в 1998 и 99 годах. В эти же годы Госкомсевер представлял свои варианты законопроекта, однако логического завершения все эти попытки не получили. Дело в том, что разработчики предыдущих законопроектов повторяли одну и ту же ошибку — они пытались создать всеохватывающий документ, разрешающий все проблемы, проецируемые общественным сознанием на Арктическую зону страны. Трудно не согласиться с сенатором Юрием Неёловым, возглавлявшим самый северный регион — Ямало-Ненецкий автономный округ, который весьма точно заметил, что мы не должны пытаться все разнообразие проблем и правоотношений в арктической зоне «смешать в одном флаконе».

Замечу, что объектом государственного управления Арктическая зона Российской Федерации стала относительно недавно. Она составляет более 17 процентов территории страны. Ранее объектом государственного управления были районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, что составляет более 64 процентов территории России.

Более того! Часть гособязательств и гарантий проецируются не только на районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности, но и еще на 14 регионов страны, не входящих в их состав. В пределах этих 14 регионов применяются районные коэффициенты, а в Еврейской автономной области еще и северная надбавка. Аналогична ситуация и с районами ограниченной транспортной доступности, и с коренными народами Севера.

Так, в Арктической зоне России проживает меньшая часть коренного населения Севера, Сибири и Дальнего Востока России. По данным переписи 2002 года, в ней проживают 8 из 39 коренных малочисленных народов Севера и всего один из 7 коренных народов Севера, не являющиеся малочисленным — якуты.

Невозможно урегулировать правоотношения применительно к одной части определенной категории граждан, не урегулировав их и в отношении другой части той же категории граждан. В этой связи, перечисленные выше вопросы невозможно решать в разрабатываемом законопроекте. Опыт показывает, что соответствующие правоотношения должны быть урегулированы в рамках профильного законодательства.

- Какие ещё вопросы не могут, по-вашему мнению, быть разрешены в рамках данного законопроекта?

- Вопросы экологического регулирования. Здесь проблема в следующем. Начиная с 2010 года осуществляется сложная и трудно реализуемая реформа механизмов экологического регулирования. В её основу положена, в соответствии с практикой развитых стран, «приемлемо малая величина риска». То есть минимально возможные для конкретных отраслей реального производства уровни негативного воздействия на окружающую среду, достижимые при использовании «лучших имеющихся технических средств» («best available techniques», BAT). В России эти стандарты получили наименование «наилучших доступных технологий» (НДТ).

Попытка форсировать этот процесс изолированно в отношении Арктической зоны России в практическом плане бессмысленна и технически неосуществима. Этот вопрос должен быть урегулирован уполномоченным ведомством (Минприродой России) в рамках профильного законодательства. 

Беседовала Ольга Стройнова

Ещё материалы: Михаил Жуков

Просмотров 2141

14.03.2013 18:19



Загрузка...

Популярно в соцсетях