Политолог Анна Глазова: Обаме перед уходом нужно показать какие-то достижения по Сирии

После многочасового дипломатического марафона 9 сентября главы МИД России и США согласовали в Женеве пакет документов по Сирии, который призван обеспечить прекращение боевых действий в Арабской республике и продвинуть процесс мирного урегулирования. Договорённости, в частности, касаются таких вопросов, как разграничение сирийской оппозиции и террористов, а также доставка гуманитарной помощи. Режим прекращения огня в зоне конфликта вступил в силу 12 сентября. Своими оценками российско-американских соглашений и перспектив развития ситуации вокруг Сирии в интервью «Парламентской газете» поделилась заместитель директора Российского института стратегических исследований, руководитель Центра Азии и Ближнего Востока Анна Глазова.

- Россия и США вели переговоры по Сирии уже около полугода. Почему стороны смогли достигнуть соглашения именно сейчас?

- Не в последнюю очередь эти договорённости стали возможны из-за президентских выборов в США, которые уже не за горами. Барак Обама подвергается жёсткой критике внутри страны со стороны как демократов, так и республиканцев за абсолютно провальную политику на Ближнем Востоке и слабость, которую он проявил на сирийском направлении. В этих условиях для него очень важно уйти хоть с маленькой, но всё же победой. Ему необходимо поставить финальную точку своего второго президентского срока, нужны какие-то реальные достижения по Сирии. И данное соглашение между США и Россией, если оно хоть как-то поспособствует стабилизации ситуации в Арабской республике, пойдёт ему в плюс.

Данный фактор позволяет с осторожным оптимизмом полагать, что на этот раз соответствующие договорённости всё-таки могут выполняться. Если США не ограничатся лишь дипломатической игрой и будут придерживаться согласованных пунктов на деле, российско-американское соглашение может реально поспособствовать установлению мира в Сирии.

Ещё один важный момент. Вашингтон с большой озабоченностью следит за действиями России на сирийском направлении, в том числе в плане сотрудничества нашей страны с региональными лидерами, включая Турцию и Иран. Чем больше инициатив исходит от треугольника Москва — Анкара — Тегеран, тем больше США понимают, что они остаются за бортом процесса политического урегулирования конфликта в Сирии. Поэтому Вашингтону было крайне важно начать договариваться с Москвой с тем, чтобы не позволить России полностью завладеть инициативой.

- Несомненно, важно то, как российско-американские договорённости будут выполняться. Проблематичным, например, видится вопрос о разграничении оппозиции и террористов. 

- Это весьма сложный процесс. Сейчас различные группировки в Сирии меняют свои названия для того, чтобы тем самым выйти из списка террористических организаций. Многие боевики просто переходят в другие незапрещённые отряды. А кто-то сбривает бороду и присоединяется к сирийской оппозиции. На мой взгляд, в этом плане осуществлять разграничение можно только по одному принципу: если стреляешь — ты террорист, а если сложил оружие — ты хочешь переговоров. И тогда, даже если до этого ту или иную группировку можно было условно причислить к террористической, возможен процесс амнистии с тем, чтобы всё-таки добиться главной цели — мира.

Вместе с тем эти игры США на тему «кто террорист, а кто нет» в первую очередь направлены на то, чтобы сохранить и продолжать в определённой степени контролировать те группировки, которые создавались с одной-единственной целью — борьба с режимом Башара Асада. Эта задача будет превалировать и в будущем. Я убеждена, что ни США, ни Турция, ни Саудовская Аравия никогда не откажутся от идеи смены политического режима в Сирии.  

- Какими, на ваш взгляд, будут подходы Анкары в отношении сирийских курдов? Продолжит ли Турция  военную кампанию в Сирии?

- Это будет зависеть от того, сможет ли Турция договориться с США. Роль американцев в данном вопросе очень велика, поскольку они могли бы выступить в качестве посредника, обозначив, какую территорию в Сирии курды могут контролировать и откуда они должны уйти. Если же этого не произойдёт, то велика вероятность полномасштабного вооружённого противостояния между турецкими войсками и отрядами курдского ополчения. А это крайне невыгодно России.

Отмечу, что и Москва могла бы сыграть определённую посредническую роль в курдском вопросе, учитывая наладившиеся отношения нашей страны с Турцией. По вопросу создания курдской автономии либо федерации российское руководство всегда занимало очень взвешенную позицию: мы никогда не поддерживали такой вариант, но и не выступали против.

- Какая ситуация в целом складывается сегодня на Ближнем Востоке?

- На сегодняшний день уже можно совершенно чётко констатировать, что Сирия стала той точкой, куда направлены интересы различных региональных и внерегиональных игроков. Каждый из них решает свои собственные задачи. В этом трагедия сирийского народа. Если бы мы говорили только о варианте гражданской войны в Сирии, то в таком случае было бы гораздо проще усадить стороны за стол переговоров.

Повторю, несмотря на складывающиеся альянсы, каждый из игроков, в первую очередь Турция, Иран, Саудовская Аравия, США, будет продолжать преследовать в сирийском вопросе собственные интересы, которые часто отличаются от подходов других стран. В связи с этим урегулировать ситуацию в Сирии можно только при следующих условиях. Во-первых, интересы всех сторон, вовлечённых в конфликт, должны быть учтены. Во-вторых, игроки должны иметь реальное, а не показное желание прекратить эту войну. На мой взгляд, некоторые шаги в этом направлении уже можно наблюдать со стороны турецкого руководства, которое, наконец, осознало, что война идёт непосредственно у границы Турции и несёт много проблем самой Анкаре.

Беседовал Игорь Байков


Просмотров 1932

16.09.2016

Популярно в соцсетях