Александр Борисов: Система послевузовского распределения кадров не влечёт здоровую конкуренцию

О том, когда студентам лучше начинать искать работу, кто такие волонтёры в России и за рубежом, а также нужен ли стране отдельный закон о молодёжной политике, в интервью «Парламентской газете» рассказал заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике Александр Борисов.

- Александр Александрович, нужны ли стране так много  молодёжных движений?

- На мой взгляд, всё органично. Любые объединения носят добровольный характер, и если молодой человек считает, что ему нужно быть в рядах того или иного объединения, то почему нет. Как сказал Мао Цзедун: «Надо, чтобы росли все цветы».

Я лично приветствую то, что молодёжь объединяется, чтобы двигаться вместе и в одном направлении. Когда-то, в 2005 году, будучи одним из участников молодёжного движения, я сам приложил много усилий к тому, чтобы развивался такой формат,  как молодёжные лагеря и форумы. На мой взгляд, он был по-своему нов. Ребята ездят на такие встречи с удовольствием и делают это добровольно, а иногда даже на основе предварительного конкурса. Многие, те, кто с активной жизненной позицией, хотят быть участником какого-то масштабного проекта.

- Будущие политики?

- И они тоже. Кстати, предстоящие выборы покажут, насколько будет изменена структура думских фракций и региональных заксобраний, то, насколько они омолодятся, станет показателем эффективности нынешней политизации молодёжи.

- В Совете Федерации сильно прислушиваются к мнению членов палаты молодых законодателей?

- Мы стараемся. Тем более что структура работы палаты подразумевает участие молодых коллег в заседаниях комитетов Совфеда и обсуждении инициатив.

Спешу напомнить, что все наши молодые парламентарии — действующие депутаты региональных заксобраний, а поэтому  их работа в Федеральном Собрании — не игра, они приносят с мест те проблемы, которые здесь порой не слышны и непонятны. Иногда даже нужно успокаивать молодых коллег, потому что они думают, что стоит переложить идею на бумагу в виде законопроекта, то всё сразу реализуется.

- Но ведь  так случается часто. Пример не вспомните?

- Пожалуйста.  Например, инициатива, суть которой заключается в том, чтобы работодатель частично  оплачивал путёвки на отпуск тем гражданам, которые решили провести его в России.

- В стране два года существует Стратегия развития молодёжи до 2025 года. Как оцените первые результаты?

- Любая стратегия носит рамочные формы, она как бы описывает  человека будущего. В данном случае говорит о том, каким органично развитым должен быть молодой россиянин  через 9 лет, ставит ориентиры. Стратегия говорит о том, какие направления в молодёжной политике будет поддерживать и развивать государство. Например, волонтёрское движение.

- Это сейчас популярно. А ваш законопроект по теме так и не рассмотрен?

- Вообще никто толком не может дать точный ответ, развивается волонтёрство в России или нет. Мой же проект закона был воспринят как ограничительная мера. Но я считаю, что ничего подобного в документе нет, а наоборот, прописаны возможности способствовать развитию волонтёрского движения и каким-то образом легализовать его, хотя бы дать ему определение. В России пока волонтёрство воспринимают как бесплатную рабочую силу, а это в корне неверно.

- Волонтёр может быть только человеком молодого возраста?

- Совсем нет. Волонтёром может быть гражданин любого возраста, а на Западе, кстати, развивается волонтёрство среди пожилых людей. Например, в Великобритании есть ряд музеев, сотрудничающих с волонтёрскими организациями людей старшего поколения, которые устраивают в этих музеях экскурсии, так как знают там всё вдоль и поперёк.

Я же пока жду ответа из Госдумы, в чём загвоздка с моим законопроектом.

- Зато ряд депутатов недавно внесли на рассмотрение проект закона о молодёжной политике.

- Очередную редакцию? Их уже было несколько, но я лично уверен, что подобные документы нам не нужны. В стране есть стратегия развития молодёжи, и есть Федеральное агентство по делам молодёжи. Большего пока не нужно. Но раз законопроекты появляются, значит, есть люди, которые считают, что эту сферу необходимо регулировать таким образом.

- А как вы относитесь к недавно внесённому на рассмотрение в Госдуму правительственному проекту закона о справочнике актуальных  профессий?

- Дело в том, что на выбор молодого человека во многом сейчас влияют представления о том, какая работа денежная, а какая нет.  Ведь престиж профессии в рыночной экономике определяется именно финансовым успехом и достатком. Сегодня, например, не счесть юристов и экономистов, но абитуриенты идут на эти специальности, думая, что после окончания вуза их тут же ждёт хорошая зарплата. Это большое заблуждение — рынок труда не бездонен. Я не против вышеперечисленных профессий, но, уверен, что тот, кто умеет работать руками и является профессионалом, всегда защищён от нищеты.

- Может, пора вводить централизованную систему распределения выпускников?

- Мы это уже проходили, и я убеждён, что вопрос централизации неприемлем. Страна большая — везде свои запросы. Например, в городе Великие Луки, что в Псковской области, есть большое предприятие — завод электротехнического оборудования, а за специалистами для него руководство мотается аж в Омск, потому что только там есть вузы, которые готовят соответствующие хорошо подготовленные кадры.

В советское же время при распределении не всегда уровень образования и профессионализм отвечали требованиям того или иного предприятия, но деться было некуда. Сейчас же, в рыночных условиях, заинтересованные структуры должны сами находить себе работников.

- Выпускники, тем временем, нервничают, найдётся ли для них работа…

- А я вот не уверен, что им нужна спокойная жизнь. Считаю, что надо помнить о конкуренции и этим самих себя стимулировать. Кроме того, всегда говорю, что  работу надо начинать искать не после окончания 5 курса, а гораздо  раньше — после 2-3 курса и тогда гарантированно будешь трудоустроен.

Беседовала Ксения Редичкина


Просмотров 2894

04.08.2016

Популярно в соцсетях