Павел Крашенинников: Новый Гражданский кодекс будет доработан осенью

Павел Крашенинников: Новый Гражданский кодекс будет доработан осенью

Павел Крашенинников

Седьмой созыв Госдумы продолжит линию на гуманизацию уголовного законодательства. В этом году уже декриминализован ряд статей УК, связанных с незначительными правонарушениями или преступлениями экономического характера. Вместе с тем по особо опасным деяниям ответственность ужесточается — подробно об этом рассказал корреспонденту «Парламентской газеты» председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников.

- Один из инструментов гуманизации законодательства — расширение применения института суда присяжных. Однако с июня 2016 года в областных судах количество присяжных сократилось с 12 до 8. На что направлены изменения?

- С одной стороны, коллегия присяжных стала меньше, с другой -    систему присяжных распространили на районы. На мой взгляд, это самое демократичное правосудие и ничего лучше человечество не придумало. Вердикт выносят люди, которые не являются профессиональными юристами, и с точки зрения житейской мудрости говорят, виновен человек или нет. Взять, например, нашумевшее дело «приморских партизан», некоторым из которых присяжные вынесли оправдательный приговор. Защита представляет свою аргументацию, обвинение - свою, и всё зависит от того, убедили они присяжных или нет. И тогда судья принимает окончательное решение. В случае с «приморскими партизанами» жюри присяжных не удалось убедить, значит, это недоработка со стороны обвинения. Конечно, расширение суда присяжных привело к увеличению числа оправдательных приговоров. Но любое решение всегда можно обжаловать.

- Почему решено было декриминализировать уголовные статьи «Побои» и «Неуплата алиментов»?

- Президент предложил изменить уголовную политику и по незначительным преступлениям наказывать в первый раз административно, а потом уже в уголовном порядке. Принято решение смягчить ответственность за неуплату алиментов, если это произошло впервые. Что касается побоев, то в КоАП переведена только часть этой статьи. Уголовная ответственность за избиение родственников или близких лиц осталась. Речь идёт о насилии в семье, и практика показывает, что оно быстро развивается, если остаётся безнаказанным. По данным правоохранительных органов,  тысяча детей погибла в прошлом году из-за семейного насилия. За такие преступления нельзя смягчать ответственность. Линия на декриминализацию будет продолжена. Надо проанализировать ситуацию и подумать, какие ещё статьи можно перевести в КоАП. Смягчение наказаний не коснётся общественно опасных и тяжких преступлений.

- В течение всего шестого созыва Госдумы ужесточалась ответственность за терроризм и экстремизм. Как вы относитесь к антитеррористическому пакету Яровой — Озерова, например к нормам о введении так называемой тотальной слежки?

- Ответственность за терроризм и контроль за экстремистскими проявлениями в обществе нужно ещё больше усиливать. Мы видим, что произошло в Ницце, Стамбуле, Мюнхене.  Если бы там действовал «антитеррористический пакет», терактов можно было бы избежать. Что касается «тотальной слежки», это есть и в других странах, например в США. Нам нужно выбирать баланс между обеспечением безопасности и соблюдением прав человека. Терроризм развивается очень быстро, и ещё несколько лет назад мы не могли представить, что в Ницце возможен такой теракт. Чем больше у правоохранительных органов будет инструментов для борьбы с террором и своевременного выявления преступников, тем лучше. Минюст, Минтранс и Минсвязь ведут мониторинг реализации «антитеррористического пакета», и потом мы посмотрим, какие нормы нужно поправить, усилить или ослабить.

- Что сделала Госдума шестого созыва для борьбы с коррупцией?

- В законодательстве появилась ответственность за посредничество и коммерческий подкуп. Посредничество - это целый бизнес, который действует во всех сферах — от спорта до конкурсов красоты.

Усилился контроль за доходами и расходами госслужащих. Звучат мнения, что эту систему надо распространить ещё на ряд категорий граждан, в том числе и на журналистов. Я считаю, что если журналисты работают на государственные органы, то их это должно касаться. Но здесь тоже надо найти золотую середину между правами человека и борьбой с коррупцией.

- Недавно вступила в силу новая система регистрации недвижимости. Люди волнуются, как они будут жить без бумажного свидетельства о регистрации. В чём преимущества нового порядка?

- Сегодня свидетельство о праве на недвижимость уже не нужно. Когда не было Единого государственного реестра прав (ЕГРП), свидетельство защищалось как ценная бумага. После того как реестр распространился на всю страну, необходимость выдачи бумажного свидетельства отпала. Уже три года назад его стали выдавать на обычной бумаге, без защитных знаков. Получилось, что свидетельство играло психологическую роль, а не правоустанавливающую. Правоустанавливающий документ - это договор купли-продажи, и при любой сделке всё равно нужно получать выписку из реестра. В законе прямо написано, что все права возникают, прекращаются и изменяются только с момента соответствующей записи в ЕГРП. Если даже кто-то потерял свидетельство о регистрации прав на недвижимость, или у него украли эту бумагу, ничего не меняется. Все данные хранятся в реестре.

Кроме того, с 2017 года кадастр и реестр станут единой системой и недвижимость можно будет регистрировать и вносить в кадастр сразу в Росреестре, а не ходить в две инстанции, как раньше.

- Как идёт работа над новой редакцией Гражданского кодекса?

- Первая часть Гражданского кодекса была принята в 1995 году, вторая — в 1996. Только 3-я и 4-я часть, касающиеся наследственного права и интеллектуальной собственности, были приняты в XXI веке. А время идёт, экономические и правовые отношения меняются. Поэтому было принято решение скорректировать Гражданский кодекс. Первоначально был внесён огромный закон, который мы приняли в первом чтении. Затем к нему предложили несколько тысяч поправок. И Гражданский кодекс был разбит на блоки. Получилось десять блоков, основная часть которых уже принята. Сейчас на рассмотрении находятся части, касающиеся финансовых сделок, права собственности и деятельности НИОКРов. Это остаётся уже на осень.

- Павел Владимирович, Ассоциация юристов, которую вы возглавляете, обещала оказать правовую помощь российским спортсменам, которых не пустили на Олимпиаду в Рио. Что они могут предпринять сейчас?

- В ассоциации пять лет назад была создана Комиссия по спортивному праву. Мы выпускаем два журнала, решили организовать правовые курсы для спортсменов и спортивных функционеров. Что касается Олимпиады: кто-то решил снова поиграть в санкции и возникла абсолютно недопустимая ситуация, когда политическое давление стало оказываться на спортсменов. От коллективной ответственности право ушло сто лет назад, но сейчас этот призрак пытается вернуться. Кроме того, немыслимо, когда препарат вносится в перечень запрещённых безо всякого переходного периода. Надо тщательно проанализировать доклад WADA. Мы должны отстаивать свои права и быть готовы отвечать на нападение, а не принимать решения уже по факту. Сейчас легкоатлеты могут обратиться в гражданские суды за защитой своих прав. Но момент выбран так, что в Олимпиаде легкоатлеты уже не смогут участвовать. Тем не менее подготовка к следующей Олимпиаде начнётся уже по завершении соревнований в Рио. И нам надо восстановить репутацию и быть юридически подкованными, чтобы таких историй больше не повторялось.

беседовала Мария Соколова


Просмотров 2456

26.07.2016

Популярно в соцсетях