В Гааге сделали ещё одно предупреждение Китаю, а он ответил: нам это неинтересно

КНР не имеет прав на спорные территории в Южно-Китайском море — такое решение вынес 12 июля Международный арбитраж в Гааге, который рассмотрел жалобу властей Филиппин. Представители КНР не принимали участия в работе арбитража. Пекин уже объявил, что не признаёт решения суда и не намерен ему следовать. О возможных последствиях обострения ситуации в регионе «Парламентской газете» рассказал руководитель Центра политических исследований и прогнозов Института Дальнего Востока РАН, доктор политических наук Андрей Виноградов. 

- Андрей Владимирович, какие последствия может иметь решение суда?

- Никаких. С самого начала было ясно, что решение этого третейского арбитражного суда никаких юридических, политических последствий не имеет, что Китай никогда не согласится с этим решением, поскольку оно ему невыгодно.

- Этот шаг сделан скорее для мирового сообщества, чем для самого КНР?

- Да, это просто пропагандистская кампания, направленная на то, чтобы ухудшить мнение о Китае. Вот есть решение суда, но никаких обязательств оно не повлечёт, и Пекин отказывается его  выполнять.

- Это может в какой-то степени быть на руку Тайваню?

- Нет, Тайвань считает, что они являются представителями Китая, настоящая Китайская республика, и эти острова в Южно-Китайском море принадлежат именно ему, а не Филиппинам, Вьетнаму, Малайзии, никому иному. Так что для Тайваня это решение никакого значения не имеет.

- А если вспомнить ещё какие-нибудь территориальные споры с участием Китая, например, индийский Кашмир…

- На самом деле КНР претендует не только на Кашмир, но и на Аруначал-Прадеш тоже. Есть территориальные споры с Японией — острова Дяоюйдао (Сэнкаку), имеется спорный искусственный остров с южными корейцами. Не всё до сих пор урегулировано, это правда. Зато с Россией, Монголией, с центрально-азиатскими странами уже территориальных споров нет, с Вьетнамом тоже. Сухопутные границы у китайцев со всеми урегулированы, кроме споров с Индией на западном и на восточном участках.

- С островами всё гораздо сложнее?

- Не то что сложнее, там действительно историческая большая подоплёка, поэтому практически невозможно решить эту проблему.

- Стоит ли ожидать, что Пекин может применить оружие для разрешения территориальных конфликтов?

- Нет, не думаю. С одной стороны, Китай, конечно, не заинтересован в напряжённости в регионе, которая негативно влияет на его международный имидж. С другой, по разным причинам, не только внутренним, но и внешним Пекину удалось достичь такого  веса, что для него в принципе недопустимы уступки. Эскалация для КНР сейчас крайне опасный, скользкий путь, но и движение назад уже практически невозможно. Помните, как китайцы сделали 408 «последних предупреждений» во время войны США с Вьетнамом? Каждое из них негативно отражалось на имидже Китая. То есть они делали очередное последнее предупреждение, а американцы пропускали их мимо ушей. Вот это время, безусловно, прошло.

Поэтому для КНР движение вперёд, в том числе в решении различных территориальных споров, в первую очередь в Южно-Китайском море, требует максимально взвешенной позиции. Китайцы при любой возможности демонстрируют свой флаг: насыпают искусственные острова, сооружают взлётные полосы, их самолёты и корабли вплотную приближаются к американским. Но не думаю, что они сейчас готовы пойти дальше, чем демонстрировать свой флаг. Опасность в том, что сама демонстрация флага как с китайской, там и с американской стороны увеличивает вероятность нежелательного контакта.

- Кто-то не туда запустит ракету…

- Когда уже есть контакт на низком уровне - принимать решение очень сложно. И поэтому может произойти какая-то случайность, которая будет иметь негативные последствия. Уже были проблемы, когда американский лётчик врезался в китайский самолёт и его китайский коллега погиб. Это самые серьёзные негативные последствия того, что ни одна сторона не хочет уступать.

- Некоторые эксперты пророчат, что в регионе может начаться серьёзная заваруха.

- Ситуация может выйти из-под контроля как раз по причине того, что произойдёт контакт между вооружёнными силами, кораблями, судами. Повышается вероятность того, что может на каком-то этапе случиться сбой, но не из-за целенаправленных действий Пекина и Вашингтона. Китайцы не могут уйти назад, они должны будут отреагировать на это каким-то образом.

Ситуация, которая была ещё 20 лет назад, для КНР уже неприемлема. Представить, что китайцы точно так же отреагировали бы на случайную бомбардировку своего посольства в Белграде, сейчас уже довольно сложно. Китай за эти 15-17 лет уже стал другим и должен соответствовать своему новому статусу на международной арене, который предполагает более жёсткие и решительные действия. Пекин считает эту территорию в Южно-Китайском море своей, значит, с этой позиции он не сойдёт. Если на него попытаются оказывать давление, он будет стараться реагировать адекватным образом.

- Получается, что решение суда в Гааге — это такой щелчок по носу Пекину, который стал подниматься слишком высоко?

- Подобных вещей много и будет ещё больше. Сегодня принято решение, у которого не будет никаких последствий. Просто таковы условия. И всё. Это вещи, которые забудут очень скоро.

- То есть последнее гаагское предупреждение теперь стало тем же, чем когда-то было китайское?

- Действительно. Они сделали ещё одно предупреждение Китаю, а он ответил: нам это неинтересно.

Беседовал Дмитрий Гончарук



Ещё материалы: Андрей Виноградов

Просмотров 3862

12.07.2016

Популярно в соцсетях