Вадим Красносельский: Национальная идея Приднестровья — быть вместе с Россией

Опыт миротворческой миссии, проводимой в Приднестровье под эгидой Российской Федерации, можно взять за основу для урегулирования тех или иных территориальных споров, которые существуют на сегодняшний день в иных государствах. Как транспонировать этот уникальный опыт, а также о том, почему приднестровцы видят своё будущее в составе России, «Парламентской газете» рассказал  спикер Верховного совета Приднестровской Молдавской Республики Вадим Красносельский.

- Как мы знаем,  делегация парламента Приднестровья приняла участие  в съезде партии «Единая Россия», где вы, Вадим Николаевич,  выступили на заседании круглого стола «Мир-2016: вызовы и возможности». Мы знаем, что вы говорили о миротворчестве. Чем была обусловлена тема вашего выступления?

- Да, действительно, делегация в составе моего  заместителя Галины Антюфеевой, а также председателя комитета по экономической политике бюджету и финансам Александра Мартынова и представителя этого же комитета  Владислава Тидвы  была приглашена на XV съезд политической партии «Единая Россия», где мне была предоставлена возможность выступить. Я говорил о составляющих миротворческой операции на берегах Днестра, отмечая уникальность того миротворческого формата, который осуществляет Россия в Приднестровье. В чём  его уникальность?  Как вы знаете,  24 года назад  шли кровопролитные боевые действия на территории Приднестровья, погибли мирные люди. Благодаря местному населению, гвардейцам, ополченцам удалось отбить  атаку молдавских вооружённых сил,  но окончательную точку в разрешении конфликта поставила именно Россия, путём введения миротворческих сил. На сегодняшний день в миротворческой операции, которой по-прежнему руководит Россия, принимают участие миротворцы Молдовы и Приднестровья, а в качестве наблюдателей — и украинская сторона. То есть создался уникальный формат, когда в миротворческой операции принимают  участие противоборствующие стороны. Как показатель — за 24 года миротворческой операции ни один миротворец не погиб при выполнении служебного долга. Я убеждён, что  этот опыт можно и нужно имплементировать  и на другие зоны конфликтов, которые существуют в настоящее время. Во всяком случае, этот опыт  подлежит детальному изучению. Российская Федерация приобретает роль международного арбитра — государства, выполняющего миротворческую миссию практически по всему земному шару.

- Многие приднестровцы из тех, кто пережил ту войну, на вопрос: «Когда для вас она закончилась?», не задумываясь, отвечают: «Когда на берега Днестра пришли российские миротворцы!» В апреле 2016 года  посол МИД России по особым поручениям, представитель РФ в переговорном процессе по приднестровскому урегулированию Сергей Губарев заявил  о том, что  «переформатировать миротворческую миссию в ПМР пока невозможно». Призывают ли другие участники переговорного процесса изменить формат?

- К сожалению, призывают. Неоднократно в последнее время мы слышим  голоса из  Молдовы и  Европы о том, что пора прекратить миротворческую миссию, о том, что пора бы перевести данный формат в некую полицейскую составляющую. Я думаю, это практически невозможно на сегодняшний день. Успешность миротворческой миссии под руководством России в том, что у нас общая культура, общая история, мы говорим на одном языке. Если мы поменяем формат, исключим Россию из этого процесса, я не исключаю эскалацию конфликта, которая может привести к боевым действиям в итоге.

- Российские войска на территории современного Приднестровья стоят уже несколько веков. Мы знаем, что в  Бендерах,  при вашем деятельном участии в честь воинов, участвовавших в защите интересов России, был воссоздан военно-исторический мемориальный комплекс, где погребено свыше пяти тысяч русских солдат. Какие части русской императорской армии были дислоцированы там и в каких сражениях они участвовали?

- Принято понимать, что миротворческая миссия России на берегах Днестра началась в 1992 году,  но мне кажется, нужно смотреть шире в историческом плане. На мой взгляд, историческая миссия  России на  этой земле началась примерно в 1806 году, когда командующим корпусом русской императорской армии был назначен генерал  от кавалерии  барон Мейендорф, и была окончательно взята крепость  Бендеры. Именно с того момента, по моему мнению, и  началась  российская миротворческая миссия на берегах Днестра.   А ещё до этого, вспомним,  в 1792 году Александром Васильевичем Суворовым была основана  крепость Тирасполь. С этого момента русский солдат охраняет мир и покой на приднестровской земле. А нынешние миротворцы, унаследовав славные традиции своих дедов и прадедов, по сути дела,  эту миссию продолжают.

Территория нашего края во время Первой мировой войны примыкала к театру боевых действий. В 1914-1918 годах в Тирасполе и Бендерах располагались тыловые медицинские учреждения, а также квартировались  55-й Подольcкий и 56-й Житомирский полки. В мае 1916 года с осмотром стратегических объектов Бендеры посетил император Николай II. «В Приднестровье проживает много семей, чьи предки сражались на фронтах Первой мировой войны, подразделения, дислоцированные в городах Бендеры и Тирасполь, активно участвовали в военной компании и в Брусиловском прорыве. Мемориал был открыт 7 октября 2007 года в преддверии 600-летнего юбилея города Бендер. На этом военном кладбище захоронены останки солдат и офицеров более 110 полков и иных воинских формирований русской императорской армии конца XVIII-XIX — начала  XX веков.

- Вернёмся к сегодняшней миротворческой операции. Недавно Верховным Советом ПМР был принят  предложенный вами  законопроект, который вводит  в правовое поле республики ответственность за публичные действия или высказывания, выражающие явное неуважение к миротворческой миссии Российской Федерации в Приднестровье, искажающие положительную роль миротворцев, либо умаляющие заслуги России в поддержании мира, безопасности и стабильности в ПМР.  Чем обусловлена необходимость такого закона. Неужели в Приднестровье есть те, кто подвергает сомнению эффективность российской миротворческой миссии?

- Многие государства защищают свою  национальную идею, идентичность нормами уголовного закона. К примеру, в некоторых государствах введена уголовная ответственность за отрицание холокоста, в некоторых — за отрицание геноцида той или иной нации. Мы защищаем и уголовным законом в том числе нашу национальную идею. Она была озвучена в Приднестровье на референдуме в 2006 году, когда народ однозначно высказался за независимость Приднестровья, с последующим вхождением в состав России. Мы понимаем, что без участия российской миротворческой миссии на берегах  Днестра эта национальная идея неосуществима. Я думаю, вряд ли в Приднестровье найдутся какие-то люди, которые будут ставить под сомнение роль России в этом. Но чтобы в будущем таких соблазнов не возникало, мы приняли этот закон.

- Приднестровье сейчас переживает непростые времена, кто-то даже считает, что экономику республики лихорадит. Чем это вызвано и какие пути стабилизации обстановки вы видите?

- К сожалению, по итогам 2015 года ВВП Приднестровья упал почти на 20 процентов. Останавливается  производство, люди теряют рабочие места, бюджет теряет налоги. Наряду с понятными внешними есть и немало внутренних факторов. Верховным Советом уже принят ряд антикризисных законов, которые призваны спасти ситуацию, и они уже начали работать. Помимо этого, нужна среднесрочная стратегия выхода из кризиса. Верховный Совет  находится в тесном контакте с нашими производителями реальных секторов экономики. И идя им навстречу, мы стараемся разработать такую программу действий, которая  помогла бы наиболее эффективно и в кратчайшие сроки выбраться из кризиса.

- Российские законодатели как-то помогают вам в этом процессе?

- У нас идёт постоянный живой диалог с депутатами Государственной Думы, членами Совета Федерации. Мы внимательно прислушиваемся к рекомендациям наших российских коллег.

- Выступая на съезде «Единой России», вы отметили,  что  в отношениях Москвы и Тирасполя существует целый ряд направлений взаимодействия, по которым ведётся постоянная работа. Какие это направления?

- Это история, культура, гуманитарная сфера.  У нас множество контактов на разных уровнях. Нам бы хотелось, чтобы  россияне больше  знали о Приднестровье. И, на мой взгляд, нам есть что предложить, мы интересны России экономически: у нас есть  великолепные образцы  текстильной продукции, которая могла бы быть интересна российским потребителям.

Хотел бы поблагодарить руководство Совета Федерации, Государственной Думы за ту помощь, которую они оказывают народу Приднестровья. Хотелось бы надеяться, что чаяния нашего народа — быть вместе с Россией — будут реализованы.

Беседовал Дмитрий Олишевский


Просмотров 3482

28.06.2016

Популярно в соцсетях