Дмитрий Чугунов: «СтопХам» будет жить!

Активисты «СтопХам» стали известны благодаря рейдам против водителей, не соблюдающих правила парковки. С 2010 года они клеят стикеры на лобовое стекло нарушителей и выкладывают в сеть снятые при этом видеоролики. Движение быстро набирало популярность и пользовалось поддержкой Кремля. Решение Московского городского суда о ликвидации «СтопХама» по требованию Минюста стало большой неожиданностью. О том, что будет дальше с организацией, «Парламентской газете» рассказал её лидер, член Общественной палаты Дмитрий Чугунов.

 

21 марта Минюст исключил вашу организацию из Единого государственного реестра юридических лиц. «СтопХам» умер?

- Нет, просто на данном этапе у нас больше нет юрлица. Но, как вы понимаете, для деятельности общественного движения это не является первой необходимостью. Для существования некоммерческой организации или сообщества нужны люди, которые объединены единым делом, предлагают идеи и способы их решения.

И много их сейчас у вас?

- Около двух тысяч по всей стране. Это актив, те, кто регулярно выходят на улицу, участвуют в акциях. А тех, кто просто поддерживает нас словом или репостом в Интернете, сотни тысяч.

В решении суда есть формулировка «за неоднократные грубые нарушения законодательства». Можете конкретизировать?

- Нет. Для нас это тоже секрет. Более того, постановление о ликвидации было принято ещё 12 октября, а так как оно не было вовремя обжаловано, то вступило в законную силу. Но, позвольте, мы даже не были в курсе того, что на нас подали в суд. Со мной никто не связывался, с секретарём тоже. Писем мы не находили у себя в почте. Я допускаю, что это какой-то злой умысел. Найти мой номер телефона не является проблемой. «СтопХам» — это организация, которая известна всей стране.

Тем более очень странно, что у Минюста есть к нам претензии, хотя мы на протяжении 2014-2015 годов получали президентские гранты. Соответственно подавали все необходимые налоговые документы, отчитывались о своей деятельности. Будем выяснять, что послужило причиной этого шага.

А сколько вы получили президентских денег?

- Грант выдаётся социально значимой НКО на её развитие. У нас много отделений по стране, их нужно обеспечить наклейками и видеотехникой, которую часто ломают автохамы во время наших рейдов. В 2014 и 2015 году нам выделили 6 и 8 миллионов рублей соответственно.

Грант за 2015 год ещё не полностью истрачен. Потому что там поквартальная отчётность и деньги перечисляются тоже поквартально. Я ещё не успел поговорить с бухгалтером и грантооператором, о какой сумме идёт речь. Как только мы всё поймём, будем консультироваться с юристами, как выйти из этой ситуации.

Какое отношение вы сейчас имеете к «СтопХаму»? Одно время вы даже говорили, что отошли от дел.

- В начале этого года я вернулся к управлению организацией. Те, кого я ставил руководить проектом, надежд не оправдали. При этом я всегда оставался координатором работы «СтопХама».

В чём же подкачали ваши ставленники?

- Повели себя некомпетентно с точки зрения организации рейдов и развития новых форматов деятельности. В работе стало больше формализма, и люди перестали понимать смысл акций. Пришлось даже выгонять некоторых активистов из-за их агрессивного поведения. Наша политика всегда строилась на том, что мы максимально корректно просим водителей соблюдать нормы и правила приличия на дороге.

А что вы скажете о недавней драке между активистами «СтопХама» и гимнастом Алексеем Немовым?

- У меня, как организатора проекта, эта история как раз не вызвала недовольства. Если посмотреть на видео, то активисты были корректны с ним с самого начала. Он же себя повёл агрессивно.

Многие вас обвиняют в том, что вы вершите самосуд, вместо того чтобы взаимодействовать с правоохранительными органами.

- Если бы у нас сотрудники ГИБДД реально работали, движению «СтопХам» нечего было бы делать. В некоторых небольших городах мы наладили работу с полицией и даже проводим совместные рейды. В Москве такую систему построить не удалось, потому что здесь есть неприкосновенные люди, высокого статуса которых боятся сотрудники ГИБДД. Из-за этих хамов возникают транспортные коллапсы, в пробках стоят кареты скорой помощи и пожарные машины. «СтопХам» — это некая аллергическая реакция общества на неуважение к нему. Поэтому наше движение будет жить и дальше, независимо от решения Минюста.

Записал Геннадий Мельник

 


Просмотров 2877

31.03.2016

Популярно в соцсетях