Повлияет ли политика на российско-японские экономические связи?

07.04.2014 12:51

В ходе состоявшегося 19 марта в Токио 6-го Российско-японского инвестиционного форума было объявлено, что внешнеторговый оборот двух стран в 2013 году превысил отметку в 33 миллиарда долларов. Цифра, возможно, не самая внушительная по сравнению с объёмами торговли в аналогичный период Японии с КНР (312 миллиардов долларов), США (203 миллиарда) или Южной Кореей (93 миллиарда). Однако важно учитывать устойчивую тенденцию к росту показателей, нацеленность Москвы и Токио на увеличение к 2020 году объёма товарооборота до 50 миллиардов долларов.

Необходимо принимать во внимание не только количественные факторы, но и качественные. На фоне взятого российским руководством курса на всемерное развитие дальневосточного региона страны и повышение его значимости в налаживании экономических связей со странами АТР усиливается заинтересованность японских компаний к развитию сотрудничества с РФ в освоение этого района, причём не только в традиционной сфере добычи полезных ископаемых (главным образом нефти и газа), но и в других областях. В частности, весьма перспективными представляются крупные инфраструктурные проекты, тем более, что инфраструктурный экспорт рассматривается администрацией Синдзо Абэ как один из ключевых элементов реализации стратегии устойчивого экономического роста Японии.

Тем не менее, в списке перечней приоритетов Токио в общей структуре торгово-экономических отношений с Россией первое место по-прежнему остаётся за топливно-энергетическим комплексом. На долю поставок из РФ приходится 10 процентов потребностей Японии в газе и 7 процентов — в нефти. Японские концерны принимают активное участие в проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2». Развитие сотрудничества с российскими партнёрами крайне важно для Японии с точки зрения решения задачи обеспечения энергетической безопасности страны, ставшей ещё более актуальной после остановки всех национальных АЭС, а также диверсификации источников получения углеводородного сырья, львиная доля которого закупается на неспокойном и нестабильном Ближнем Востоке. Именно поэтому интерес японцев распространяется не только на существующие, но и перспективные проекты, например, «Магадан-2» и «Магадан-3».

В последнее время японские деловые круги всё большее внимание уделяют поставкам на российский рынок высокотехнологичной продукции, относящейся к уже упомянутой сфере инфраструктурного экспорта. Сюда можно отнести технологии и товары в областях градоустройства и инфраструктуры (например, мусоросжигательные заводы), скоростного железнодорожного транспорта, энергосбережения, медицины и сельского хозяйства. Последнее направление важно для Токио и с точки зрения обеспечения продовольственной безопасности — проблемы, становящейся всё более актуальной для азиатских государств. По прогнозам ряда местных экономистов, эта сфера уже в ближайшей перспективе способна занять одно из ведущих мест в общей структуре двусторонних ТЭО.

Японские фирмы хотели бы также сохранить завоёванные на российском рынке рубежи в вопросах экспорта автомобилей, продукции судостроения, роботостроения, промышленной и бытовой электроники.

Следует, однако, иметь в виду, что развитие российско-японских ТЭО не может идти без определённой оглядки на политику. Она и раньше влияла на состояние экономической кооперации — так, во времена «холодной войны» Токио исповедовал принцип «неразрывности политики и экономики», который подразумевал, что продвижение в торговых связях возможно лишь в случае прогресса в решении территориального вопроса в отношениях двух стран. Теперь же в дело вмешался и украинский кризис. Японцы при этом оказались в непростой ситуации, фактически «между двух огней». Будучи членом «семёрки», Токио не может пойти вразрез с консолидированной позицией своих партнёров, и прежде всего США, которые всё чаще грозят введением экономических санкций против России. Японцы уже приняли ряд ограничительных мер в этой области, пока, правда, больше протокольного характера, не затрагивающих ключевых сфер сотрудничества. Министр экономики, торговли и промышленности Тосимицу Мотэги счёл нецелесообразным проводить встречу с министром экономического развития Российской Федерации Алексеем Улюкаевым в ходе вышеупомянутого инвестиционного форума. Под большим вопросом находится запланированный на конец апреля визит в Москву мининдел Японии Фумио Кисиды и проведение во время него очередного заседания российско-японской межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам, сопредседателем которой он является (с российской стороны — первый заместитель председателя Правительства Игорь Шувалов). Уже начались разговоры о том, что, возможно, японские официальные представители не поедут на Петербургский экономический форум.

В то же время Токио не хотел бы сворачивать ТЭО с Россией, особенно в энергетической сфере. Здесь прекрасно понимают, что любые санкции против Москвы ударят, скорее, по самим японцам. В случае отказа от закупок относительно дешёвого российского углеводородного сырья придётся приобретать его уже по куда более высоким ценам на спотовом рынке. Это в свою очередь приведёт к скачку цен на электроэнергию в стране, и так уже готовых взять «рекордные высоты» на фоне остановки атомных станций. Такой сценарий, по прогнозам ряда экспертов, способен привести к весьма серьёзным последствиям для всей экономической стратегии администрации Абэ. Россия же может и «не заметить» потери партнёра в лице Японии. Свято место, тем более в топливно-энергетическом комплексе, пустым точно будет. Японские компании достаточно быстро будут замещены фирмами из Китая и Южной Кореи, над которыми не висят бремя «западной солидарности» и обязанности следовать указаниям Вашингтона. К тому же Пекин и Сеул на фоне сложных внешнеполитических отношений с Токио не упустят шанс обойти конкурента и в экономической гонке. В этой связи в правительственных кругах Японии сейчас крайне внимательно взвешивают все «за» и «против» при выработке своего дальнейшего курса в экономическом сотрудничестве с РФ.

Читайте нас в Дзен
Просмотров 911