В мире: Литва – Польша – АЭС

В мире: Литва – Польша – АЭС

12.12.2011 13:15

Её Литва предполагает возвести вместо остановленной 31 декабря 2009 года Игналинской АЭС, введённой в строй в 1983 году. Закрыть надёжную советскую станцию требовала Еврокомиссия, поставившая такое условие для вступления республики в ЕС – под предлогом того, что на АЭС действовали реакторы чернобыльского типа. Однако они были давно модернизированы, и МАГАТЭ признало Игналинскую АЭС безопасной. Некоторые эксперты сделали вывод: станцию остановили литовские политики по заданию западного лобби, которому не нужно дешёвое электричество, производимое надёжной советской АЭС.

Литва решила остаться ядерной страной, лишь сменив «атомный ориентир». В качестве инвесторов в этом по сути политическом проекте решили участвовать Польша, Латвия и Эстония, а возможным стратегическим инвестором после долгих поисков вызвался стать японо-американский концерн Hitachi GE Nuclear Energy. Если он подпишет договор с Литвой, то АЭС будут строить специалисты концерна, возводившего печально известную станцию «Фукусима».

При этом литовская сторона крайне ревниво демонстративно относится к российскому и белорусскому атомным проектам – Россия уже ведёт работы по строительству Балтийской АЭС в Калининградской области, а Минск предполагает построить станцию недалеко от границы с Литвой. Вильнюс объявляет эти проекты вредными, экологически опасными, и призывает Запад не покупать электроэнергию, которую те будут производить. Даже если Литва построит свою АЭС, её проект, судя по графику, года на два отстанет от российского. Конкуренция в регионе обещает быть жёсткой. Но никаких протестов Вильнюс не высказывает в связи с планами Польши строить и у себя атомную электростанцию.

Поддержка Литвы Варшавой считалась очень важной не столько по экономическим, сколько по политическим причинам. И вот – неожиданный демарш со стороны Польши.

«С учётом условий, которые оказались неприемлемыми на данный момент, с учётом других важных для нашей группы проектов, мы решили заморозить своё участие в этой программе перед тем как принять формальные обязательства», – заявил глава польской государственной энергетической компании PGE Томаш Задрога.

«Мы должны уважать решение каждого партнера. Решение одного партнёра не является критическим, мы по-прежнему будем добиваться нашей цели», – сказал министр энергетики Литвы Арвидас Секмокас. Но достигнуть её теперь будет труднее, да и Латвия с Эстонией получили сигнал. Таллин ранее не раз заявлял о намерении строить собственную АЭС, а Латвия сомневается в финансовых возможностях серьёзно поддержать литовский проект, хотя и не отказывается от него.

Министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис призвал не искать связь между отказом Польши от участия в проекте Висагинской АЭС и двусторонними отношениями, которые заметно осложнились из-за несоблюдения Литвой Рамочной конвенции о защите нацменьшинств. В польских регионах республики местным полякам не разрешается в полной мере использовать свой язык. За таблички и названия улиц на польском языке штрафуют. Полякам сложно вернуть землю, которая принадлежала их предкам до войны. Образование на польском языке постепенно переводят на литовский язык. Официальная Варшава не раз требовала прекратить давление на поляков Литвы, но Вильнюс заявлял, будто для них в республике созданы очень благоприятные условия, а недовольство стимулируют лишь отдельные политики ради своих целей.

С министром иностранных дел Литвы не согласно экспертное сообщество, поделившееся с местными журналистами своей позицией. «В политике часто бывают такие вещи, которые связаны и мотивированы тайно. Несмотря на то, что публично этого никто не признает. Быть может, и это решение связано с недовольством другими аспектами нашей политики. И так хотят показать, что та сторона не очень довольна», – высказал мнение известный экономист, советник президента банка SEB Гитанас Науседа.

Аналогичная точка зрения у ведущего литовского политолога Раймондаса Лопаты. «Проект осуществлялся ради хороших двусторонних отношений и ради возможности вместе с Литвой развивать проекты более крупного масштаба, не обязательно экономические, больше геостратегические. А сейчас, когда двусторонние отношения стали такими, поляки просто передумали», – считает эксперт.

По его словам, Литва демонстрирует глупость в отношениях с Польшей, особенно после трагедии под Смоленском, когда в авиакатастрофе погибла антироссийски ориентированная польская элита во главе с президентом Лехом Качиньским. Политики Литвы, на взгляд Р.Лопаты, не осознали перемен и не подготовились к работе с Варшавой в новых условиях.

Её Литва предполагает возвести вместо остановленной 31 декабря 2009 года Игналинской АЭС, введённой в строй в 1983 году. Закрыть надёжную советскую станцию требовала Еврокомиссия, поставившая такое условие для вступления республики в ЕС – под предлогом того, что на АЭС действовали реакторы чернобыльского типа. Однако они были давно модернизированы, и МАГАТЭ признало Игналинскую АЭС безопасной. Некоторые эксперты сделали вывод: станцию остановили литовские политики по заданию западного лобби, которому не нужно дешёвое электричество, производимое надёжной советской АЭС.

 

 

Литва решила остаться ядерной страной, лишь сменив «атомный ориентир». В качестве инвесторов в этом по сути политическом проекте решили участвовать Польша, Латвия и Эстония, а возможным стратегическим инвестором после долгих поисков вызвался стать японо-американский концерн Hitachi GE Nuclear Energy. Если он подпишет договор с Литвой, то АЭС будут строить специалисты концерна, возводившего печально известную станцию «Фукусима».

 

 

При этом литовская сторона крайне ревниво демонстративно относится к российскому и белорусскому атомным проектам – Россия уже ведёт работы по строительству Балтийской АЭС в Калининградской области, а Минск предполагает построить станцию недалеко от границы с Литвой. Вильнюс объявляет эти проекты вредными, экологически опасными, и призывает Запад не покупать электроэнергию, которую те будут производить. Даже если Литва построит свою АЭС, её проект, судя по графику, года на два отстанет от российского. Конкуренция в регионе обещает быть жёсткой. Но никаких протестов Вильнюс не высказывает в связи с планами Польши строить и у себя атомную электростанцию.

 

 

Поддержка Литвы Варшавой считалась очень важной не столько по экономическим, сколько по политическим причинам. И вот – неожиданный демарш со стороны Польши.

 

 

«С учётом условий, которые оказались неприемлемыми на данный момент, с учётом других важных для нашей группы проектов, мы решили заморозить своё участие в этой программе перед тем как принять формальные обязательства», – заявил глава польской государственной энергетической компании PGE Томаш Задрога.

 

 

«Мы должны уважать решение каждого партнера. Решение одного партнёра не является критическим, мы по-прежнему будем добиваться нашей цели», – сказал министр энергетики Литвы Арвидас Секмокас. Но достигнуть её теперь будет труднее, да и Латвия с Эстонией получили сигнал. Таллин ранее не раз заявлял о намерении строить собственную АЭС, а Латвия сомневается в финансовых возможностях серьёзно поддержать литовский проект, хотя и не отказывается от него.

 

 

Министр иностранных дел Литвы Аудронюс Ажубалис призвал не искать связь между отказом Польши от участия в проекте Висагинской АЭС и двусторонними отношениями, которые заметно осложнились из-за несоблюдения Литвой Рамочной конвенции о защите нацменьшинств. В польских регионах республики местным полякам не разрешается в полной мере использовать свой язык. За таблички и названия улиц на польском языке штрафуют. Полякам сложно вернуть землю, которая принадлежала их предкам до войны. Образование на польском языке постепенно переводят на литовский язык. Официальная Варшава не раз требовала прекратить давление на поляков Литвы, но Вильнюс заявлял, будто для них в республике созданы очень благоприятные условия, а недовольство стимулируют лишь отдельные политики ради своих целей.

 

 

С министром иностранных дел Литвы не согласно экспертное сообщество, поделившееся с местными журналистами своей позицией. «В политике часто бывают такие вещи, которые связаны и мотивированы тайно. Несмотря на то, что публично этого никто не признает. Быть может, и это решение связано с недовольством другими аспектами нашей политики. И так хотят показать, что та сторона не очень довольна», – высказал мнение известный экономист, советник президента банка SEB Гитанас Науседа.

 

 

Аналогичная точка зрения у ведущего литовского политолога Раймондаса Лопаты. «Проект осуществлялся ради хороших двусторонних отношений и ради возможности вместе с Литвой развивать проекты более крупного масштаба, не обязательно экономические, больше геостратегические. А сейчас, когда двусторонние отношения стали такими, поляки просто передумали», – считает эксперт.

 

 

По его словам, Литва демонстрирует глупость в отношениях с Польшей, особенно после трагедии под Смоленском, когда в авиакатастрофе погибла антироссийски ориентированная польская элита во главе с президентом Лехом Качиньским. Политики Литвы, на взгляд Р.Лопаты, не осознали перемен и не подготовились к работе с Варшавой в новых условиях.
Читайте нас в Дзен
Просмотров 588