В мире: Латвия – национализм

В мире: Латвия – национализм

Следует заметить: Латвия – многонациональная страна. В ней кроме латышей проживают русские, украинцы, белорусы, к которым обратился националист, а также поляки, литовцы, немцы, евреи, эстонцы и другие. Причем, в республике есть исконно русские места, например, город Даугавпилс, где испокон веков латышей мало – сейчас меньше 20 процентов, а русских более половины. При этом следует заметить: выступая за свои права, представители нацменьшинств не выступают против латышского государственного языка, латышских культуры, обычаев.

Тем не менее Райвис Дзинтарс заявил: «Латвия не может быть никакой другой, кроме как только латышской. К сожалению, это долго не понимали и те латвийские политики, для которых зачастую единственной мотивацией являлась власть. Если бы они это понимали, уже давно был бы начат диалог со всеми жителями Латвии, отталкиваясь от этой важной точки отсчёта».

Однако политик понимает диалог весьма своеобразно. Он сам же пишет в своем официальном обращении: « Я хочу диалога. Я хочу говорить, хочу услышать и быть услышанным. Я хочу, чтобы двое моих сыновей росли в безопасном обществе, где царят доверие и общие ценности. Но плодотворный диалог может быть только между теми, чьи цели совместимы. Если цели исключают друг друга, то диалог был бы пустой тратой времени».

Следует заметить: Латвия – многонациональная страна. В ней кроме латышей проживают русские, украинцы, белорусы, к которым обратился националист, а также поляки, литовцы, немцы, евреи, эстонцы и другие. Причем, в республике есть исконно русские места, например, город Даугавпилс, где испокон веков латышей мало – сейчас меньше 20 процентов, а русских более половины. При этом следует заметить: выступая за свои права, представители нацменьшинств не выступают против латышского государственного языка, латышских культуры, обычаев.
Тем не менее Райвис Дзинтарс заявил: «Латвия не может быть никакой другой, кроме как только латышской. К сожалению, это долго не понимали и те латвийские политики, для которых зачастую единственной мотивацией являлась власть. Если бы они это понимали, уже давно был бы начат диалог со всеми жителями Латвии, отталкиваясь от этой важной точки отсчёта».
Однако политик понимает диалог весьма своеобразно. Он сам же пишет в своем официальном обращении: « Я хочу диалога. Я хочу говорить, хочу услышать и быть услышанным. Я хочу, чтобы двое моих сыновей росли в безопасном обществе, где царят доверие и общие ценности. Но плодотворный диалог может быть только между теми, чьи цели совместимы. Если цели исключают друг друга, то диалог был бы пустой тратой времени».

Просмотров 4

21.11.2011

Популярно в соцсетях