Памятник нужен, если к нему приходят люди

Монументы напоминают нам о чём-то очень важном, уверен петербургский меценат

Памятник нужен, если к нему приходят люди

Грачья Погосян получил премию фонда «Новая высота» и правительства Петербурга «Мужчина года» / ФОТО: ДИНА НИКИФОРОВА

Об особом виде меценатства — сохранении памяти об исторических событиях - получился разговор с главой Благотворительного фонда Грачьёй Погосяном. Недавно он получил премию «Мужчина года», которую вручает Фонд поддержки социальных и культурных инициатив «Новая высота» совместно с правительством Петербурга.

- Грачья Мисакович, как появляются идеи памятников, которые вы ставите?

- Чаще всего это памятники, которых люди ждут. Жители блокадного Ленинграда мечтали увидеть памятник Мужеству ленинградцев ещё к 30-­летию Победы. Но этого не случилось. Только в 2006 году установили закладной камень на площади Мужества, а в 2018-­м мы открыли памятник. Знаете, сколько тёплых слов мы услышали! Или памятник в Тихвине, где 14 октября 1941 года фашисты разбомбили два эшелона с ленинградскими детьми, погибло больше двух тысяч детей. Монумент у вокзала хотели поставить давно, Исторический клуб Лен­области собирал на него деньги - собрал 56 тысяч рублей. А потом обратился ко мне.

Но знаете, мне было страшно прикасаться к такой трагической истории. Но затем жители блокадного Ленинграда попросили меня отреставрировать могилу этих детей. И когда в праздник Тихвинской иконы Божией Матери у меня родился сын, я поду­мал: не знак ли это? Мы сделали памятник. И очень приятно, что он всегда усыпан цветами и игрушками.

Вообще, если памятник не посещают, он не нужен. Конечно, бывает, что историческое событие произошло в месте, куда трудно добраться, но это другое. Главное, чтобы памятник был нужен людям, чтобы он напоминал о чём-­то очень важном.

- Государство поддерживает меценатов? Я имею в виду не дипломы или награды.

- А как ещё поддерживать? Я получил от президента знак «За благодеяние» — это государственная награда. Это разве не поддержка? Я начинаю себя чувствовать увереннее: значит, я на правильном пути.

- Недавно вы стали «Мужчиной года» в номинации «Социальная ответственность бизнеса».

- Это тоже оценка, признание. И у других появляется желание тоже что­-то сделать для города, для страны.

- Другая помощь меценатам не требуется?

- Единственное, о чём бы я попросил, — упростить сдачу памятников. Памятник создан, а сдать его городу - столько документов надо собрать, будто дом сдаёшь. Рационально, чтобы передача осуществлялась дарственным письмом, и всё.

Нужное дело

- Но память — это же не только памятники?

- В позапрошлом году мы перевезли из Эстонии в Казахстан найденные поисковиками останки солдата. Когда я увидел глаза его родных, я понял, как это важно. И то, что такие вещи поддерживает руководство России, говорит, что это необходимо довести до конца — найти останки защитников страны и достойно предать их земле.

У того солдата остались две дочери, сейчас им за 80. Когда нашли их отца, они собирались продать дом, взять кредит, чтобы перевезти останки на родину. А я вспомнил свою маму. Мой дед тоже пропал на войне, только недавно мы узнали, что он под Луганском погиб, там похоронен.

Я представил, как бы радовалась мама, если бы мы привезли его прах домой в Армению. Я решил профинансировать не только перевозку в Казахстан, но и похороны со всеми почестями, и памятник. А его дочерям я сказал: «Мы, петербуржцы, очень благодарны вашему отцу за защиту Ленинграда».


Грачья Погосян занимается благотворительностью с 90­-х годов прошлого века. На его средства установлено, восстановлено, отремонтировано более 200 памятников в 13 странах, из них около ста посвящены событиям Великой Отечественной войны. Только на территории Петербурга и Ленобласти было реализовано свыше 50 проектов.

Полный список осуществлённых проектов можно увидеть на сайте Благотворительного фонда Грачьи Погосяна.

Просмотров 3644

28.02.2020 12:00

Пример
Загрузка...

Популярно в соцсетях