Воруют чиновники — компенсируют налогоплательщики

Счётная палата оценила масштабы нарушений в Минстрое

Пока в Государственной Думе бьются буквально за каждый миллион рублей, обсуждая, куда направить деньги из дополнительных доходов бюджета, Счётная палата и эксперты-экономисты оценили, как расходуют казённые средства в некоторых отраслях экономики.

Увы, выводы неутешительны: к масштабным цифрам — 2,1 триллиона рублей — «неэффективных бюджетных трат» в рамках реализации государственных программ, о которых Татьяна Голикова заявила на недавних слушаниях по бюджету в Госдуме, добавились более скромные, но не менее показательные данные о том, как же конкретно формируются эти самые «неэффективные траты».

Аудиторы Счётной палаты проверили бюджет Минстроя России за 2016 год и пришли к выводу, что деньги российских налогоплательщиков, направленные в 2015 году на то, чтобы модернизировать жилищно-коммунальный комплекс, были потрачены с нарушениями. Какими? Не подтверждены достоверно отчеты министерства на 4,5 миллиарда рублей, из которых 3,7 миллиарда выделили на проект «Реформа жилищно-коммунального хозяйства в России», а ещё 800 миллионов ушли на финансирование недостроев в Чеченской Республике. Правда, непонятно, удалось ли их там всё же достроить и какой экономический эффект будет от этого получен.

  Невостребованными оказались и миллионы рублей, которые ведомство направляло в подчиненную структуру — Федеральный центр ценообразования в строительстве (ФЦСС), который должен был выполнить некое госзадание. Однако, видимо, рублей поступило так много, что они оказались востребованными, оседая на банковских счетах и принося предприятию немалую депозитную прибыль безо всяких хлопот в виде необходимости работать. При этом руководители продолжали требовать новых вливаний из бюджета, игнорируя тот факт, что денежные запасы ФЦСС превышали плановые лимиты на 120 процентов!

  Разумеется, при таком денежном изобилии грех было бы забывать о зарплате: годовые фонды оплаты труда в учреждениях Минстроя превышали аналогичные показатели госслужащих в три-четыре раза, а средние по отрасли — в два раза! В общей сложности  с нарушениями было потрачено около 4,8 миллиарда рублей, что равно, к примеру, годовым затратам на функционирование федерального университета. Это только по одному ведомству и по одной, болезненной для наших граждан теме — реформе жилищно-коммунального хозяйства, которую многие расценивают как ещё один скрытый способ переложить дополнительные государственные расходы на плечи налогоплательщиков.

  При этом около 141 миллиона рублей, как написано в отчёте СП, «утекло из Минстроя через госзакупки», которые продолжают оставаться мощным каналом расхищения бюджетных средств. Об этом свидетельствуют и расчёты, проведённые в Институте экономики переходного периода:  почти две трети сделок по закупке товаров и услуг за государственный счёт осуществляются с нарушениями. А восьмая часть от общего объёма бюджетных средств уходит на обслуживание сомнительных контрактов, что составляет около 2 триллионов рублей в год. Это втрое больше расходов на образование и  в 4,5 раза  — на здравоохранение!

Почему так происходит? В Минэкономразвития утверждают, что отсутствует жёсткий порядок всех закупочных процедур и необходимо установить исчерпывающий перечень дозволенных способов госзакупок, закреплённый юридически. Соответствующий законопроект, разработанный Правительством, был утверждён в первом чтении ещё в сентябре 2015 года, второе чтение пока не состоялось.

Возможно, это и так, и причина злоупотреблений и хищений — в отсутствии закона.  Но вспомним, как  правительственный проект бюджета проходит через слушания в Федеральном Собрании. И как представители Правительства отстаивают необходимость тех или иных расходов, включая реализуемые через систему госзакупок, заведомо зная об её, скажем мягко, особенностях. А эти «особенности» регулируют вполне конкретные организаторы закупок, подотчётные  и подконтрольные руководителям ведомств. Неужели у последних нет никаких рычагов — от административных до уголовно-правовых , чтобы навести элементарный порядок в технологии закупок, которая достаточно ясна и прозрачна, а всевозможные жульнические приёмы хорошо известны и легко выявляются? Уверен, что ответ может быть только положительным.

Любой другой вариант означает, что контролирующие ведомственные инстанции, говоря языком либералов-рыночников, тоже «в доле», во что не очень хочется верить. И не лишне, на мой взгляд, было бы ввести уголовную ответственность для тех ведомственных начальников, которые отвечают за эффективность расходования бюджетных средств: и почти 5 миллиардов «минстроевских», и 2 триллиона госзакупочных рублей, по существу, можно квалифицировать как хищения в особо крупном размере с использованием служебного положения. Наказание должно быть соответственным. Эта тема актуальна именно сейчас, когда в Госдуме обсуждают поправки к федеральному бюджету на ближайшие три года.

 



Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 2869

15.06.2017

Популярно в соцсетях