Вице-премьеров оценят объективно и субъективно

Под системный контроль берут реализацию национальных проектов на 28 триллионов рублей

Рабочая группа Минэкономразвития под руководством вице-премьера Константина Чуйченко и министра Дмитрия Орешкина готовит методику, которая станет основой для оценки того, насколько эффективно будут действовать семь «отраслевых» вице-премьеров, руководя реализацией двенадцати национальных проектов.

Подобный документ востребован давно и остро: эксперты Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС), анализируя причины, по которым не удалось в полной мере достичь целей, сформулированных в майском 2012 года Указе Президента Владимира Путина, пришли к выводу, что одним из ключевых факторов стало отсутствие персональной ответственности за конкретные направления и программы социально-экономического развития. Действующая тогда оценочная система базировалась на основе индикаторов и рейтингов Всемирного банка, которые не всегда могли отразить особенности развития и функционирования российской экономики.

Теперь этот недостаток решено исправить: 28 триллионов рублей, которые намечено собрать ценой немалой социальной напряжённости и направить на осуществление рывка в новый технологический уклад, требуют квалифицированного и ответственного контроля.

Что же предлагают разработчики системы ключевых показателей эффективности (КПЭ)? Как следует из сообщений прессы, оценивать деятельность вице-премьеров намечено двумя способами: экономически, по степени достижения целей, сформулированных в национальных проектах; и по результатам социологических вопросов по тематике «Публичное восприятие деятельности Правительства Российской Федерации».

Логика экономических критериев понятна: КПЭ вице-премьеров будет определяться на основе конкретных индикаторов, заложенных в паспорта национальных проектов с привязкой к временным этапам их достижения. К примеру, КПЭ «социального» вице-премьера будет находиться в прямой зависимости от того, получится ли развернуть сеть акушерско-фельдшерских пунктов в сельской местности, КПЭ первого вице-премьера — удастся ли достичь роста ВВП в три процента и повысить уровень реальных доходов населения на 4,2 процента и так далее. Просто и доходчиво. Однако есть и ощущение некоей незавершённости в системе контроля за качеством управленческой деятельности, который не может быть ограничен только фиксацией результатов.

Необходимо предусматривать и ответственность за срыв плановых заданий и сроков. К примеру, по данным Счётной палаты, около 2,5 триллиона рублей омертвлены в объектах незавершенного строительства, в том числе и в федеральных адресных инвестиционных программах — составной части национальных проектов. Деньги фактически выброшены на ветер, они не увеличили производство материальных ценностей. А ведь эти стройки обосновывали и выбивали инвестиции вполне конкретные отраслевые управленцы, включали в ФАИП не менее конкретные руководители из Минэкономразвития. Кто-нибудь был наказан за срыв государственных программ? Об этом неизвестно. К тому же в законодательстве нет соответствующих статей, квалифицирующих подобного рода действия посредством административных или уголовных санкциях, что, кстати, неоднократно становилось поводом для дискуссий и в Госдуме, и в Совете Федерации.

И конечно, необходимо поощрять за успешное руководство и прекрасные КПЭ — морально и материально. Будут ли сформулированы и узаконены методы «кнута и пряника» в системе оценки эффективности высших управленцев, пока неясно.

А вот социология как основа для выводов о деловых качествах того или иного вице-премьера и успешности курируемого им национального проекта не имеет аналогов в мировой практике. Глас народа, бесспорно, мощен и доходчив, но иногда и он может срываться в фальшивые ноты. К примеру, строительство магистралей, в целом приносящее экономический эффект всей стране, с высокой долей вероятности будет негативно оценено жителями близлежащих населённых пунктов. Или льготы для самозанятых вызовут недовольство других социальных групп. Подобные девиации в общественных настроениях могут многократно усиливаться через социальные сети Интернета. Технологии опробованы, в том числе и в ходе «цветных революций». Совсем свежий пример: недавний социологический опрос показал, что большинство населения негативно оценивает деятельность Правительства. Понятно, кому же понравятся повышение акцизов на бензин, рост налогов и тарифов ЖКХ. Так что, теперь на основе этого опроса освежать кадровый состав Правительства?

Тем не менее обратная связь между гражданами и властью, несомненно, необходима. Но ведь для такой связи есть уже испытанный столетиями инструмент демократии — парламент. Депутаты Госдумы, прошедшие избирательное горнило, представляют интересы и мнения сограждан в гораздо большей степени, чем уязвимые по многим позициям социологические опросы. Конечно, будничная практика координации и взаимодействия ветвей государственной власти не всегда гармонична, о чём, кстати, на днях размышлял Вячеслав Володин, председатель Государственной Думы, высказав мнение, что в российской Конституции «нет должного баланса ветвей власти». Он напомнил в связи с этим об одной из принятых недавно важнейших конституционных поправок, которая вводит норму об обязанности кабмина ежегодно отчитываться перед Госдумой о результатах своей работы. Вот такой отчёт и оценка его квалифицированными и опытными в большинстве своём, рискну сказать, экспертами — депутатами Госдумы — может стать прекрасной основой для КПЭ и объективным дополнением к экономическим показателям национальных проектов. Велосипед изобретать не надо и тем более ездить на нём по граблям.

Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 1371

23.01.2019 12:38





Загрузка...

Популярно в соцсетях