Реформа аудита: мелкий должен уйти

Аудиторская отрасль встревожена грядущими изменениями законодательства в связи с инициированной Банком России реформой

Реформа аудита: мелкий должен уйти

Фото: «РФ сегодня»

Аудиторская отрасль, а это 26 тысяч аттестованных специалистов и около пяти тысяч компаний, встревожена грядущими изменениями законодательства в связи с инициированной Банком России реформой. В случае принятия предложений ЦБ с рынка могут уйти до 90 процентов аудиторских компаний, что нанесёт ущерб не только самому профессиональному сообществу, но и экономике, считают противники изменений. Сторонники реформы полагают необходимой её проведение, так как она очистит рынок от недобросовестных компаний и повысит ответственность оставшихся игроков.

Проверки не для законодательства, а для бизнеса

Предложения о поправках в ФЗ-307 об аудиторской деятельности, разработанные в Центробанке, направлены на реформу аудита и передачу полномочий по его регулированию, надзору и контролю от Минфина и Федерального казначейства регулятору. Минфину останется контроль за аудиторами, оказывающими услуги необязательного аудита. Ключевая задача будущей реформы — зачистка рынка от недобросовестных участников. Речь идёт о сокращении на 75 процентов круга организаций, подлежащих обязательному аудиту, и повышении квалификационных и репутационных требований к ним.

Из-за уменьшения рынка стоимость аудиторских услуг будет расти, прогнозируют в профессиональном сообществе. А отмена существующих критериев чревата угрозой его монополизации и закрытием 80-90 процентов добросовестных аудиторских компаний с высококвалифицированными специалистами. Как это скажется на спросе, предложении и ценообразовании, пока неясно.

Сведения о численности аудиторов и аудиторских организаций

Проект поправок в законодательство предусматривает следующие направления. Первое — сужение круга компаний, подлежащих обязательному аудиту. Второе — ужесточение требований ко входу на аудиторский рынок. Третье — усиление требований к заверению отчётности банков и прочих поднадзорных ЦБ организаций. Четвёртое — усложнение допуска аудиторов к подтверждению отчётности общественно значимых хозяйственных субъектов (ОЗХС) за счёт перехода вместо прямой к двухэтапной процедуре. Пятое — квалификационный и репутационный ценз организаций, попадающих в реестр ЦБ, и ротация аудиторов, ограничивающая срок работы с одним клиентом семью годами. И наконец, изменение модели саморегулирования на финансовом рынке.

Готовя свой вариант поправок, регулятор рассматривал вопросы совершенствования госзакупок, аудита так называемых выпадающих сфер (например, ЖКХ, социально значимых объектов инфраструктуры и так далее). Однако наиболее дискуссионными являются несколько пунктов: объём выручки как критерий обязательности аудита и наличие в штате аудиторской организации трёх аудиторов, которые работают по основному месту работы. И ещё наличие в штате 12 аудиторов с квалификационными аттестатами ЦБ РФ для организаций, осуществляющих обязательный аудит социально значимых хозяйствующих субъектов (СЗХС).

Замруководителя Департамента корпоративных отношений Банка России Виктория Степаненко обратила внимание на желание ЦБ повысить значимость самого аудиторского заключения: «Нам не хотелось, чтобы оно являлось документом, который представляется или покупается лишь для исполнения формального требования законодательства РФ. Оно должно обладать содержательной сущностью и быть востребованным прежде всего рынком».

«Почиститесь сами, и вы спасётесь!»

Сегодня в Интернете встречаешь массу предложений: аудит недорого, по выгодной цене, по лучшей цене и тому подобное. Разве это не свидетельство востребованности его услуг? Аудит — это проверка достоверности бухгалтерской или финансовой отчётности предприятия и её соответствия законодательству.

«Анфан террибль» российского среднего бизнеса, руководитель ряда ретейловых компаний Дмитрий Потапенко на «круглом столе», проведённом профильным подкомитетом «Деловой России», нелицеприятно объяснил собравшимся представителям отрасли, зачем реальному сектору нужен аудит: «Вы нам нужны всего для двух вещей — либо получить деньги, либо не потерять их. Поэтому вам следует целиться не в сохранение аудиторского рынка, а чуть повыше. Чтобы возникала причинно-следственная связь между результатами вашего труда и их значением для бизнеса. Чтобы аудиторское заключение мы могли использовать не в качестве твёрдой бумажки, а как минимальный инструмент защиты. Вот тогда мы к вам будем обращаться. А иначе, как и сейчас, будем покупать аудит».

Предприниматель посоветовал аудиторам повышать уровень подготовки, который, на его взгляд, сегодня трешевый. Именно поэтому в случае выведения крупных компаний на международные рынки, сообщил он, российский бизнес чаще всего прибегает к услугам «большой четвёрки» крупнейших мировых аудиторско-консалтинговых компаний.

«Их печаточка имеет значение, — сказал Дмитрий Потапенко, — а аудиторское заключение российских организаций в суде ничего не значит. Тот сегмент, с которого вы можете получить деньги, — это, условно говоря, средний бизнес. Чтобы бумага являлась защитой, почистите сами рынок от себя. Иначе вы его сами и грохнете».

Из-за сомнительной отчётности и аудита в 2016 году только российские фармацевтические компании потеряли 1,2 миллиарда долларов — такова сумма недополученных контрактов.

В свою очередь, глава одной из крупнейших российских аудиторско-консалтинговых компаний — АКГ «Градиент Альфа», председатель профильного подкомитета «Деловой России» Павел Гагарин признал неблагополучие в отрасли: «Очевидно, что множество из аудиторских компаний таковыми по сути не являются — это незаконные фирмы-однодневки, которые дискредитируют профессию, занимаются ценовым демпингом и разрушают рынок. Другие вынуждены выбирать — либо снижать цены в ущерб качеству, либо их держать, рискуя не выдержать конкуренции. Однако предложения ЦБ нуждаются в корректировке и доработке. Размер газонокосилки не должен быть размером с поляну».

Под обязательный аудит в настоящее время попадают компании с годовой выручкой от 400 миллионов рублей в год или активами баланса от 60 миллионов рублей, а также компании в форме акционерного общества, фирмы, торгующиеся на бирже, все финансовые организации (банки, страховщики, негосударственные пенсионные фонды — прим. ред.), госструктуры.

Центральный Банк предлагает эти пороги поднять и ввести аудит для организаций, которые соответствуют одному из трёх условий: объём выручки превышает 800 миллионов рублей, либо сумма активного бухгалтерского баланса выше 400 миллионов рублей, либо среднесписочная численность работников более 100 человек.

Больше обязательного аудита — меньше рисков

Обязательный аудит позволяет оценить и предотвратить налоговые риски, негативные правовые последствия сделок, непродуманные управленческие решения, отъём бизнеса. Выведение из-под него три четверти бизнеса, убеждена председатель правления Российского Союза аудиторов Людмила Козлова, приведёт к увеличению рисков предоставления недостоверной отчётности большого круга хозяйствующих субъектов.

«Снизится эффективность правового противодействия механизму легализации и отмывания доходов, полученных преступным путем, — отметила она. — Это не будет способствовать обеспечению национальной безопасности России. Добавьте сюда вероятное снижение собираемости налогов практически для бюджетов всех уровней, ухудшение качества корпоративной отчётности…»

Очевидно, что множество из аудиторских компаний таковыми по сути не являются — это незаконные фирмы-однодневки, которые дискредитируют профессию, занимаются ценовым демпингом.

«Требование иметь в штате организации 12 аудиторов означает, что во многих регионах не найдется ни одной аудиторской организации, которая получит право проверять местные предприятия из разряда СЗХС. Они будут обращаться к крупным компаниям, которые находятся в основном в московском регионе, — перечислила Козлова возможные негативные последствия. — Кстати, «требование 12» не основано на международных стандартах аудита (МСА), на которые мы перешли в этом году. И ещё один важный момент — несоответствие принципам саморегулирования, над реализацией чего мы, согласно ФЗ-403, работали два последних года. У нас в саморегулируемых организациях состоят 2105 юридических лиц и 10 080 неюридических лиц. Российский Союз аудиторов предлагает оставить норму об обязательном аудите. Иначе по множеству компаний возрастут риски для инвесторов и государства. Избыточна и идея ЦБ об обязательном страховании ответственности».

Сегодня аудиторская компания в России в среднем имеет в своём составе пять аудиторов (пятый — чаще всего совместитель). Чтобы компании работать с подконтрольными Центробанку организациями, понадобится 12 специалистов, из которых не менее трёх должны быть аттестованы регулятором.

Кстати, саму аттестацию, по словам председателя правления Совета по общественному надзору за развитием бухгалтерского учёта, финансовой (бухгалтерской) отчётности и аудита Алексея Руфа, получить очень сложно. В 2012 году её прошёл лишь один из семи аудиторов, и некоторые из них сдавали экзамены по семь-десять раз. К тому же из-за невысоких зарплат профессия перестала котироваться и испытывает дефицит кадров. Специалист видит корень проблемы в отсутствии у государства заинтересованности в достоверной отчётности. Его удивляет, почему вместо исполнения постановления Правительства РФ о переходе на трёхуровневую систему «аудитор — саморегулируемая организация — национальный союз» в отрасли инициируется революционная реформа.

Закон должен вывести отрасль из кризиса

«Согласен с тем, что миссия саморегулируемой организации (СРО) как регулятора первого уровня должна сохраниться, — считает председатель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. — Здесь, правда, возникает конфликт интересов. С одной стороны, СРО стремится иметь как можно больше членов, с другой — должна проявлять жесткость и принципиальность, изгоняя из своих рядов недобросовестных. Аудиторский рынок вырос, он очень солидный, на нем немало хороших компаний, много специалистов с высокой квалификацией, но он находится в кризисе. Очень много липовых заключений, и, соответственно, на нём надо наводить порядок, его надо зачищать от недобросовестных участников. Необходимо принять закон, который позволит решить эту проблему».

Депутат поведал, что, когда он состоял в Национальном банковском совете при Игнатьеве, последний призывал привлекать к ответственности аудиторов за то, что они не стучат в ЦБ на недобросовестные действия некоторых организаций и выдают фальсифицированные заключения. По словам парламентария, пора убрать с аудиторского рынка негодное и при этом сохранить всё здоровое, что на данный момент есть.

ФУНКЦИИ АУДИТА

Вопрос о реформе аудиторской отрасли как приоритетный обсуждается в Комитете с сентября прошлого года. Тем не менее подвижек в вопросе пока нет. К депутатам официально поправки из Центрального Банка и Минфина пока не поступали — они в процессе согласования. Вместе с ними ко второму чтению должен прийти нормативный документ либо Минфина, если за ним сохранится регулирование в полном объёме, либо от ЦБ, и тогда парламентарии рассмотрят всё. Работа переносится на осень, но она будет очень интенсивная, заверил Аксаков.

Из встреч с представителями малого и даже среднего бизнеса глава Комитета Госдумы по финрынку вынес впечатление, что им аудит без особой надобности: «Получая документ о достоверности бухгалтерской отчётности, они лишь выполняют закон. Аудиторское заключение нужно главным образом инвесторам, которые хотели бы работать с предприятиями, или тем, кого хочет привлечь МСП. Таким образом, затраты на аудит чаще всего пустые хлопоты».

Вопрос в том, считает Аксаков, чтобы определить те организации, отмена аудита для которых может вызвать разбалансировку на рынке. Это и должно быть, по его мнению, предметом дискуссий. Ничего не имеет депутат и против предложения ЦБ освободить от аудита общественные фонды, особенно небольшие и социально малозначимые.

Фальсифицированное заключение — преступление

Из-за сомнительной отчётности и аудита в 2016 году только российские фармацевтические компании потеряли 1,2 миллиарда долларов — такова сумма недополученных контрактов. То, что качество аудита нужно повышать, — медицинский факт. Вместе с тем замгендиректора компании «Фармфорвард» Илья Попов опасается, что отмена обязательного аудита выльется в ухудшение деловой среды, а снижение конкуренции — в удорожание услуг: «Если нормы, о которых мы услышали, попадут в закон, это взвинтит наши издержки. Нам ничего не останется, кроме как набирать в свой штат сертифицированных аудиторов».

Жёстко настроен первый зампредседателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Николай Журавлёв.

«Сенаторы сильно озабочены сложившейся ситуацией на рынке аудита, — заявил он. — Я возмущён теми случаями, которые имели место в последние годы при банкротствах кредитных и других финансовых организаций. Мы видели просто вопиющие случаи заверения фальсифицированной отчётности. Это такое же преступление, как и само её составление. Поэтому мы однозначно настаиваем на ужесточении ответственности руководства аудиторских компаний и самих аудиторов вплоть до уголовной. Никакой разницы между преступлениями руководства банка по хищению денежных средств и подтверждением фальсифицированной отчётности аудиторскими структурами я не вижу. Повышая ответственность одних, мы обязаны распространять её и на других. Убеждён, что аудиторская отрасль должна пройти такую же реформу, как и рейтинговая отрасль. А её регулятором должен быть именно Центральный Банк как наиболее качественный на сегодня регулятор. Это тем более логично, что большая часть аудиторских заключений сфокусирована на финансовых отраслях, подконтрольных ЦБ».

Обязательный аудит позволяет оценить и предотвратить налоговые риски, негативные правовые последствия сделок, непродуманные управленческие решения, отъём бизнеса.

По вопросу саморегулирования в профильном Комитете верхней палаты пока позиция не выработана. Изначально сенаторы склонялась в сторону введения лицензирования. Но теперь, по словам Журавлёва, есть смысл подумать о двухуровневой системе по аналогии с универсальными банковскими лицензиями и базовыми лицензиями. Например, если аудиторская компания претендует на проверки отчётности крупных финансовых организаций и АО, тогда это прямое лицензирование или аккредитация в ЦБ. Если же её специализация — небольшие предприятия, пусть даже и в сфере обязательного аудита, то в этом случае достаточно сохранить саморегулирование.

ЦБ стремится к укрупнению аудиторских фирм, исходя из того, что хорошие специалисты дороги, а технологичные решения стоят денег, которых нет у мелких структур. За рубежом монополизация рынка предотвращается объединением небольших компаний в аудиторские сети. В России этот формат представлен в деформированном виде. Поэтому малым компаниям придётся покинуть рынок. Без этого не обеспечить высокое качество оценки. До сентября регулятор пообещал провести встречи с аудиторами в регионах, чтобы собрать все замечания и пожелания перед тем, как направить законопроект в Госдуму.


Просмотров 3166

16.08.2017

Популярно в соцсетях