Поставить на карту

По закону, принятому Федеральным Собранием и подписанному Президентом страны, в России появится независимая Национальная платежная система

Поставить на карту  

Верно говорится, нет худа без добра. Не прекрати 21 марта сего года Visa и MasterCard обслуживать четыре рос­сийских банка (СМП-банк, «Россия», Собинбанк и Инвесткапиталбанк), вряд ли когда-либо в ближайшем будущем в России могла бы появиться собственная национальная платежная система. Идея ее создания продол­жала бы до сих пор бродить в умах российских властей, не находя выхо­да. Впервые НПС попытались ввести несколько лет назад. Но попытка оказалась неудачной, и под разгово­ры о бессмысленности собственной «платежки», о ненужности «изобретать велосипед» начинание заглохло. О ней не вспоминали вплоть до демарша американских финансистов, закрыв­ших из-за введенных США санкций доступ к своим банковским сервисам.

Бизнес под пятой большой политики

И хотя спустя двое суток карты были разблокированы, осадок у клиентов остался. Как-никак в течение этого времени по карте нельзя было рас­платиться в магазинах, в кафе и ре­сторанах, заплатить в Интернете за авиабилеты и аренду автомашин, за­казать гостиницы, выкупить путевки. Встревоженным людям пришлось для получения наличных денег лихорадоч­но искать банкомат своего банка или ехать в отделение, чтобы получить на­личные. Немудрено, что клиенты СМП-банка только за два дня с перепугу вывели со счетов 4 миллиарда рублей.

Как подсчитал директор Депар­тамента Национальной платежной системы ЦБ Тимур Батырев, зависли несколько сотен тысяч карточек, эми­тированных банками. Их владельцы до сих пор не могут взять в толк, почему они пострадали из-за того, что кто-то за океаном решил наказать хозяев этих кредитных учреждений. Почему расплачиваться за это должны имен­но они? Похоже, репутация ранее самых надежных мировых платежных систем в России окончательно подо­рвана. К тому же их наверняка ждут непростые судебные разбирательства по искам пострадавших. Россия уже пообещала привлечь их к ответствен­ности за нарушение правил ВТО. По словам Президента России Владимира Путина, сказанным на медиафоруме Общероссийского народного фронта, Visa и MasterCard могут потерять рос­сийский рынок, так как подвержены политическому влиянию извне.

По аналитическим выкладкам экс­пертов, около 85-90 процентов опера­ций по снятию наличности и оплате товаров, совершенных держателями банковских карт, эмитированных от­ечественными банками, приходится на долю Visa и MasterCard. Напомню, что, по данным ЦБ, эти операции в целом по стране с 1 января по 1 октября про­шлого года составили 7,1 триллиона ру­блей. Можно представить себе, как бу­дут раздосадованы руководители этих платежных систем предстоящим сокра­щением их доли на российском рынке, а возможно, и полной ее потерей. Сами того не ведая, они подтолкнули рос­сийскую власть к немедленному созда­нию собственной платежной системы, которая, без всяких сомнений, станет реальным конкурентом американцев на российском рынке финансовых ус­луг и, можно не сомневаться, рано или поздно с него их вытеснит.

Испугалось и государство. Впервые на горизонте замаячила реальная пер­спектива подрыва финансовой системы страны. Кроме того, нет никаких га­рантий, учитывая навязчивую манию американцев за всем подглядывать и всех подслушивать, что заокеанские платежные системы не делятся инфор­мацией о трансакциях, которые прово­дятся российскими держателями карт, с секретными службами США и других стран. Налицо явная угроза националь­ной безопасности. Достаточно лишь то­му или иному американскому финан­совому учреждению отказаться обслу­живать какие-либо чужестранные бан­ки в пределах функционирования сво­ей платежной системы, как эта страна может быть ввергнута в финансовый кризис. Не надо ни пушек, ни танков, ни ракет. А потом тверди сколько хо­чешь о нарушениях гражданских прав и о недопустимом вмешательстве в частные отношения между банками и физическими лицами. Оказывается, в угоду чьей бы то ни было политиче­ской воле частный бизнес вполне спо­собен терпеть убытки, репутационные потери, бегство клиентов, только для того, чтобы выглядеть в глазах своего правительства законопослушным.

Заграница нам не поможет

Впрочем, если бы такого события не было, его следовало выдумать. Имен­но благодаря неуклюжим действиям представителей Visa и МаsterCard рос­сийские власти наконец-то очнулись и предприняли конкретные действия по формированию национальной платеж­ной системы. Уже спустя две недели после блокировки карт в Госдуме был принят закон о НПС в первом чтении. После этого события не прошло и трех недель, как закон накануне майских праздников был принят во втором и в третьем, окончательном, чтении.

Вкратце о его основных положени­ях. Закон направлен на обеспечение бесперебойности денежных переводов в России и предусматривает создание национальной платежной системы с участием Банка России. В ее рамках будут осуществляться переводы де­нежных средств с использованием платежных карт и иных электронных средств платежа. Официальным зна­ком обслуживания НПС станет графи­ческое обозначение рубля. Сто про­центов акций созданного в виде ОАО расчетно-клирингового центра (опера­тора) новой системы будет принадле­жать Центральному банку РФ. В тече­ние двух лет с момента регистрации оператора он будет являться един­ственным акционером. Впоследствии ЦБ получит право продать принад­лежащие ему акции. Одно лицо или группа лиц не вправе приобретать бо­лее 10 процентов акций. Как заявила председатель думского Комитета по финансовому рынку Наталья Бурыкина, Центробанк может вообще выйти из капитала оператора, если «все это перейдет в цивилизованные формы, нормальные рыночные конструкции».

В составе органов управления опе­ратора НПС формируется совет ди­ректоров или наблюдательный совет в составе не менее девяти человек, а ее руководитель назначается на долж­ность с согласия Национального фи­нансового совета Банка России. Уже с 1 июля этого года международные платежные системы, у которых кли­ринг и процессинг расположены за пределами РФ, будут обязаны внести на специальный счет в Банке России обеспечительный взнос в размере суммы переводов денежных средств, осуществленных на территории РФ в рамках платежной системы в течение двух календарных дней. Он формиру­ется ежеквартальными отчислениями в размере 25 процентов от среднего значения сумм переводов денежных средств, осуществленных за один ка­лендарный день на территории нашей страны в рамках платежной системы за предшествующий квартал.

А с 1 июля 2016 года операторы платежных систем при осуществле­нии перевода денежных средств бу­дут обязаны привлекать операторов услуг платежной инфраструктуры, которые находятся и осуществляют все функции на территории РФ. Ис­ключение будет сделано лишь для слу­чаев трансграничного перевода денег. Словом, Россия берет под полный кон­троль все операционные и платежные клиринговые центры, выводит из «бес­проигрышной игры» на российском поле монопольные международные платежные системы, которые показа­ли себя крайне ненадежными партне­рами. Играть придется по российским правилам. С этого же времени вводит­ся запрет на передачу информации по переводам денежных средств на тер­риторию иностранного государства. Не будет и доступа к ней из-за рубежа.

Как накануне принятия закона ска­зал зампредседателя Комитета Госду­мы по финансовому рынку, президент Ассоциации региональных банков Анатолий Аксаков, теперь «никто не сможет выключить кнопку и приоста­новить платежи» При этом никаких проблем у владельцев других карт не появится, ничего не надо будет заново перевыпускать, заверил депутат. Од­ной из главных задач по построению НПС заместитель Председателя Сове­та Федерации Евгений Бушмин, высту­пивший на «круглом столе» в верхней палате Российского парламента, на­зывает необходимость выбора единого участника НПС, который стал бы координатором и мотором внедрения системы в банковскую практику и смог бы за короткий срок сделать ее дееспособной и эффективной.

Кого хочешь — выбирай

В преддверии принятия закона мно­го спорили, какую же из ныне суще­ствующих в России систем брать за образец? В двух палатах Российского парламента ранее рассматривались предложения нескольких крупнейших региональных денежных операторов, в частности, «Золотой Короны» со штаб-квартирой в Новосибирске и Union Card из Самары. Как утверждают их руководители, они готовы были хоть сегодня приступить к созданию обще­российской НПС. Тем более, обе они на пару десятков лет старше системы «ПРО100» Сбербанка, которая тоже являлась основным претендентом на роль «самого главного». Региональ­ные системы успешно сотрудничают со многими ведущими партнерами в мире, накопили богатый опыт прак­тической работы. К тому же, держате­лей карт у них, по данным в открытой прессе, почти в 70 раз больше, чем, скажем, у «ПРО100». Однако сбербан­ковская платформа первенствует по количеству точек приёма. «ПРО100», построенная на базе «Универсальной электронной карты», принимает 90 тысяч банкоматов по всей России и четверть миллиона кассовых терми­налов. А вот у вместе взятых «Золо­той Короны» и Union Card сеть охвата разбросана по стране неравномерно и по объему в 1,5-2 раза меньше, чем у конкурента.

Вице-президент «Сбербанка Рос­сии» Алексей Попов, участвовавший в Совете Федерации в работе «кру­глого стола», предлагал сформировать систему на базе своего банковского детища — «ПРО100». «Карты этой си­стемы сейчас принимаются примерно в половине торговых точек страны и банкоматов, большинство из которых принадлежат Сбербанку», — говорит он. — Мы не претендуем на роль мо­нополиста и готовы разделить акции среди других заинтересованных бан­ков». По его словам, формировать та­рифы будут не только акционеры соз­данной платежной системы. Они будут прозрачными, «широковещательны­ми», образованными на основе разра­ботанных Банком России положений.

Многие коммерческие банки вы­двигали принципиально иную иници­ативу: не мудрствуя лукаво, просто перейти на обслуживание уже готовой китайской системы UnionPay, пред­ставленной в около 120 странах мира. Чтобы застраховаться от вашингтон­ских санкций, нет более простого, дешевого и надежного способа, чем перейти на китайские технологии, го­ворят их сторонники. Рассматривался еще один вариант создания платёжной системы — начинать почти «с нуля», на базе российской некоммерческой организации. Собственно, эта точка зрения в той или иной степени и на­шла отражение в законе.

В преддверии принятия закона, как известно, споры шли не только вокруг того, кого выбрать в качестве главного участника НПС, но и вокруг проблемы подлинной ее независимости. Скажем, «ПРО100» действует на технической базе американской MasterCard. «Зо­лотая Корона» и Union Card — дети­ще российского производства, но они тоже активно сотрудничают с зару­бежными партнерами, и особенно с китайской UnionPay. В свою очередь, последняя является полностью само­стоятельной только на внутреннем рынке, а действуя за рубежом, она до­говаривается с известными платежны­ми системами.

Однако как партнерство с ними, так и сотрудничество с американцами вовсе не исключает необходимости создавать свой собственный финан­сово-кредитный продукт. Специали­сты убеждены, что НПС российского образца в случае привлечения не­скольких миллионов клиентов сможет довольно просто интегрироваться в международное пространство. Зару­бежные банки по собственной иници­ативе станут обслуживать эти карты, особенно в странах, привлекательных для российских туристов.

За примерами далеко ходить не на­до. Будучи недавно в Минске, обратил внимание на то, что мой коллега рас­плачивался в магазине картой с лого­типом Белкарт. Эта белорусская пла­тежная система, по его разъяснениям, действует в стране уже давно (еще в 1995 году была совершена первая операция с использованием карточ­ки внутренней платежной системы). В настоящее время, по данным двух­годичной давности, ее доля в общем количестве выпущенных в Белоруссии карт составляет 47,4 процента. Недав­но белорусы заключили с MasterCard соглашение, по которому так называе­мой кобейджинговой картой под мар­кой Белкарт можно пользоваться не только на территории республики, но и за границей, а также осуществлять платежи в сети Интернет — везде, где принимают к оплате карты Maestro.

А вот другое революционное пред­ложение, прозвучавшее на «круглом столе» в Совете Федерации, — вообще отказаться от карт и через систему интернет-банка, в личном кабинете с помощью компьютера или смартфо­на, осуществлять покупки, оплачивать коммунальные платежи, заказывать билеты, места в отелях и санаториях, — вряд ли в скором времени может быть реализовано. Одна из причин: не у всех есть компьютеры, смартфоны и Интер­нет, да и не все граждане нашей страны владеют компьютерной грамотностью.

Если создать внутреннюю нацио­нальную платежную систему не со­ставит большого труда, то сделать так, чтобы национальная карта принима­лась за рубежом, будет гораздо труднее. Но, думается, эта задача на теперешнем этапе далеко не первостепенная.

Если спешить, то медленно

Государство заинтересовано как мож­но быстрее создать условия для эф­фективной работы НПС. Похоже, рос­сийские власти готовы пойти на любые финансовые жертвы, чтобы эта систе­ма заработала в самое ближайшее вре­мя. По словам заместителя Председате­ля СФ Евгения Бушмина, парламента­рии настроены на серьезные бюджет­ные расходы, лишь бы сроки запуска национальной платежной системы не затягивались. Если потребуется, гово­рят законодатели, государство покроет значительную часть возможных рас­ходов, так как национальная безопас­ность страны превыше всего.

В среде бизнесменов есть немало тех, кто не прочь целиком переложить бремя расходов на плечи налогопла­тельщиков, когда речь заходит о том, кто будет платить за приобретение магазинами и ресторанами нового оборудования для приема карт дру­гой системы, за переоборудование банкоматов, за массовый перевыпуск банковских карт. Их количество, по данным ЦБ, сегодня составляет поч­ти 217,5 миллиона. Государство может помочь частному бизнесу, как подчер­кнул Евгений Бушмин, за счет льгот­ных тарифов, более дешевого годо­вого обслуживания. Не исключены и значительные бюджетные расходы, но никто не собирается бездумно разбра­сываться деньгами из госказны, заве­рил сенатор. Предприниматели, кото­рые сегодня платят за использование этих карт полтора процента, по его оценкам, с созданием национальной платежной системы станут платить не более 0,3-0,5 процента — вот и выгода. По словам законодателя Анатолия Ак­сакова, стоимость проведения второго этапа с нуля оценивается в 47 милли­онов евро, но этот прогноз — «умозри­тельный». В любом случае государству придется раскошелиться, особенно в начале реализации проекта, но в даль­нейшем все финансовые тяготы, счи­тают эксперты, должен взять на себя частный финансовый капитал.

Очевидно, что тянуть с внедрением новой национальной платежной систе­мы нельзя. По мнению вице-президен­та ВТБ24 Елены Воробьевой, если карта с новым логотипом будет приниматься в уже существующих объектах по еди­ному технологическому стандарту, ко­торый уже применяется международ­ными платежными системами, то это позволит быстро создать на террито­рии России соответствующую инфра­структуру НПС. Как считает ее коллега, вице-президент Банка Москвы Максим Патрин, создание новых межхостовых соединений между банками даст воз­можность организовывать расчеты по карточкам между банками фактиче­ски внутри страны. «Если такие хосты будут достроены, — говорит он, — то расчеты на 95 процентов станут замы­каться на национальном уровне». И это не потребует большого времени и ги­гантских усилий разработчиков.

Вице-спикер Совета Федерации Ев­гений Бушмин считает, нормативно-правовая база и решения на уровне Центробанка в соответствии с при­нятым законом о создании в России национальной платежной системы в скором времени будут приняты. Воз­можно, уже через три месяца, как говорили участники «круглого стола» в СФ, проект будет реализован. По словам заведующего кафедрой цивилизационного развития Востока НИУ ВШЭ, профессора Алексея Маслова, опыт Китая, потратившего пять лет и массу денег на создание и продвиже­ние своей системы UnionPay, говорит о необходимости более тщательной раз­работки намеченных планов.

Однако, думается, такой скепти­цизм по поводу сроков более уместен в отношении выхода российской НПС на внешний рынок. Что же касается рынка внутреннего, то, по прогнозам специалистов, система проведения денежных переводов внутри России может быть замкнута на себя действи­тельно уже через несколько месяцев. Для того, чтобы сократить влияние международных платежных систем в России, необходимо наладить прямой обмен платежной информацией между их российскими участниками, утверж­дает Анатолий Аксаков. Вот тут-то и понадобятся целенаправленные уси­лия создаваемой некоммерческой кли­ринговой организации под контролем Банка России.

Другое дело, что есть опасность, что такая спешно созданная система, куда наверняка переведут бюджетников, госслужащих и многих других пользователей, не сможет, особенно на первых порах, предложить качественный сервис. Доверие может улетучиться на глазах, если регулярно будут происходить сбои или другие технические проблемы. Как бы новая платежная система не стала прообразом универсальной электронной карты, которой в массовом порядке мало кто пользуется, разве что в качестве своеобразного удостоверения личности. Предполагается, что уже с осени переводы денежных средств на территории Российской Федерации станут осуществляться по-новому, в рамках национальной платежной системы. Насколько реальными окажутся эти планы, станет известно в ближайшее время.

Николай Лашкевич
Фото Игорь Самохвалов 
Просмотров 4693

17.05.2014 15:56