Почему мы собираем мусор, а не перерабатываем его

Тема: Год экологии в России

15 ноября — Всемирный день рециклинга (или Всемирный день вторичной переработки)

Что сдерживает рециклинг отходов и как этот процесс необходимо отрегулировать законодательно?

Почему мы собираем мусор, а не перерабатываем его

Санкт-Петербург. Полигон твердых бытовых отходов «Новоселки» существует с 1972 года и занимает площадь в 80 гектаров / Фото ИНТЕРПРЕСС.РУ

Вторичное использование отходов производства и потребления (или рециклинг) — задача, которая сегодня встала перед нашей экономикой в полный рост. И как всегда неожиданно, когда началась борьба за защиту окружающей среды. Для этого очень много сделано в 2017 году, объявленном Годом экологии.

ВЕЛИКИ РЕСУРСЫ, А СБЕРЕГАЕМ МЫ ИХ ПЛОХО

Главное достижение Года экологии — привлечение внимания общества и государства к вопросам улучшения экологической безопасности населения. Произошла своего рода инвентаризация всех экопроблем, стали вырисовываться подходы к их решению.

Оказалось, что у нас накопилось 100 миллиардов тонн отходов производства и потребления: по 680 тонн на душу населения. Мусорные свалки и полигоны занимают территорию, соизмеримую с площадью Швейцарии. Чтобы представить масштабы бедствия, сравните: в РФ ежегодно образуется на человека около полутонны только твердых бытовых отходов (здесь — до 40 процентов пищевых остатков, немного стекла, много бумаги, полимеры, металл, резина), в США, по данным ЕПА (Агентство по защите окружающей среды США), — 3/4 тонны. У нас, по официальным данным, в рециклинг идет 7-8 процентов отходов, а по данным экологических организаций — в два раза меньше.

И это плохо как с точки зрения защиты окружающей среды, так и с точки зрения ресурсосбережения, потому что на современном этапе развития в странах Европы и Северной Америки от 40 до 60 процентов коммунальных (они же бытовые) отходов в среднем снова направляется в качестве источника сырья в производство.

Собственно, в этом и цель начавшейся «мусорной реформы». Ведь, по сути, только сейчас в РФ начала формироваться современная государственная политика управления отходами. Досадно, что мы здесь откатились назад даже по сравнению с советским периодом, когда вопросы экологии не стояли в полный рост. Тем не менее, тогда пункты вторсырья в СССР встречались на каждом шагу, поскольку придавалось большое значение его утилизации.

Люди старшего и среднего возраста помнят, как сдавали унифицированную стеклянную тару для молока и прохладительных напитков. Школьники собирали металлолом и макулатуру. Можно даже не упоминать о жесточайшем учете используемых в промышленности драгметаллов. Заготовками вторичного сырья занимались целых четыре ведомства — Минлегпром, Минчермет, Минцветмет и Центросоюз. В 90-е годы все это забросили. И к теме вернулись совсем недавно. Основным законом, отражающим госполитику и регулирование деятельности в сфере отходов, служит ФЗ-89 «Об отходах производства и потребления». Его новая редакция начала действовать с января 2015 года.

По официальным данным, в рециклинг идет 7-8 процентов отходов, а по данным экологических организаций - в два раза меньше»

У СЕМИ НЯНЕК ДИТЯ БЕЗ ГЛАЗУ

«Я бы не сказал, что тема рециклинга менее актуальна, чем остальное из экологической проблематики, просто она не находится в такой вот острой информационной повестке. Возможно, потому что у нас нет какого-то определенного министерства или ведомства, которое бы конкретно отвечало бы за эту сферу», — полагает председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев.

ФЗ-89 дал толчок начавшейся в стране «мусорной реформе» и перезагрузке системы работы с отходами. Президент РФ обратил внимание на то, что в ней не обойтись без активного общественного контроля. И это было услышано. В ликвидации несанкционированных мусорных свалок и полигонов огромное участие принимают активисты ОНФ, общественных палат всех уровней и единороссовского партийного проекта «Экология России». Все субъекты РФ разработали территориальные схемы обращения с отходами и выбрали региональных операторов.

Конечно, это только первоначальный этап большой работы по расчистке скопившихся за десятилетия завалов мусорной проблемы. Чтобы радикально перестроить состояние сферы обращения с отходами, важно не только бросить все усилия на рекультивацию свалок и ликвидацию ущерба от этого, но и одновременно переходить к решению задачи сбора бытовых отходов и переработки вторичного сырья. Все это составляющие единого комплекса.

В фокусе внимания думского комитета находится, например, вопрос эффективности использования такого ресурса, как лес. Депутаты изучают возможности, связанные с необходимостью выработки стандартов его безотходной переработки. Примеры такие есть и в России.

Острота ситуации определяется тем, что в деревопереработке отходы составляют порядка 50 процентов. И на сегодня есть все возможности использовать их до конца, чтобы ничего вообще не оставалось. Можно производить топливные пеллеты из опилок, строить в лесных районах котельные, работающие на щепе и опилках, и другое. Основная сложность проблемы рециклинга лесоотходов, в частности, по мнению главы комитета, кроется в межведомственных отношениях. Ведь тут затрагиваются сферы промышленности, энергетики, ЖКХ, формирования тарифов, экологии. Значит, требуется комплексный, межведомственный подход, где часто и происходит пробуксовка.

РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Мне думалось, что в такой природоохранной организации, как «Гринпис России», должны быть довольны крутым поворотом госполитики к экологической тематике. Оказалось, что сам закон экологи оценивают положительно, но не его правоприменение. «89-й закон содержит очень здравые и правильные положения, но, к сожалению, в его реализации наметилась одна негативная тенденция, — считает координатор проекта «Ноль отходов» Александр Иванников. — За три, считай, года мы не видим ни одного положительного примера по снижению образования отходов. Более того, во всех принятых территориальных схемах обращения отходов, своеобразных «мусорных конституциях» каждого региона, за исключением Пермского края, отсутствует самое важное — мероприятия по снижению образования отходов. Везде на перспективу предполагается рост образования отходов».

31,5 млрд тонн отходов производства и потребления накопилось в стране на сегодняшний день
За счет чего можно снижать образование отходов? Например, за счет сокращения использования одноразовой упаковки. Здесь очень помогает введение залоговой стоимости товара, расширенной ответственности производителя и других вещей, которые могут системно влиять на уменьшение образования объемов отходов. Разумеется, очень важно наладить раздельный сбор бытового мусора. Естественно, это невозможно без развития инфраструктуры и строительства современных мощностей по сортировке и переработке отходов. Максимальное их использование повторно обеспечивает рециклинг.

Как выглядит отрасль переработки отходов сегодня? В России сейчас имеется порядка полутора тысячи предприятий, мощности которых в целом недонагружены вторсырьем. Кто наполовину, а кто и меньше. Это общий характерный момент. В Солнечногорском районе Подмосковья есть завод «Пларус», работающий по уникальной технологии «бутылка в бутылку». Он перерабатывает пластиковую тару. Находится в полусотне с небольшим километров от столицы, главного отходообразователя страны (на город приходится 8 процентов всех российских отходов), и все равно недогружен. Предприятие вынуждено покупать пластиковые бутылки в других регионах или даже собирать на свалках, отмывать и дополнительно затрачивать на это финансовые ресурсы. Гринписовцы уверены, что проблема именно в отсутствии инфраструктуры раздельного сбора бытовых отходов, а вовсе не в том, что люди морально не созрели для этого.

Все же за последние два-три года ситуация стала меняться к лучшему и такое движение уже охватило около сотни российских городов разного калибра. Наибольших успехов добились в Саранске, Оренбурге, подмосковных Мытищах, где от 60 до 80 процентов жителей получили доступ к инфраструктуре раздельного сбора. Столицы пока не являются образцами. В Санкт-Петербурге, например, лишь один из 10 жителей имеет такую возможность. В Москве продолжаются эксперименты, начатые еще в 2012 году.

Гатчинский район. Рабочие-мигранты на конвейере сортируют бытовые отходы / Фото ИНТЕРПРЕСС.РУ

ИНФРАСТРУКТУРА ОПРЕДЕЛЯЕТ ЭКОСОЗНАНИЕ

Стыдно, но факт. Пока мы перерабатываем, по данным экспертов, лишь четыре-пять процентов коммунальных отходов. Остальное захоранивается на свалках или сжигается (порядка двух процентов). В октябре Общественная палата РФ вместе с общественными экологическими организациями проверила состояние вывоза столичного коммунального мусора с помощью установленных ГЛОНАСС-трекеров и выявила несколько мест его нелегального складирования. Непрозрачны логистика и маршрутизация, что уж говорить о раздельном сборе и сортировке. Случаи, когда машина приезжает и в ходе погрузки смешивает отсортированный мусор, как нередко бывает в Москве в рамках реализации госконтрактов, обязывающих компании организовывать раздельный сбор, лишь профанируют идею.

Около 0,5 тонны твердых бытовых отходов на одного человека образуется в РФ ежегодно
Здесь дело тормозится еще и нашей культурой, считает депутат Николай Николаев: «Согласитесь, что для россиян сам факт сортировки мусора — нечто новое. Да, мы собирали когда-то макулатуру, металлолом, и это все закончилось в тот период, когда началась скупка цветных металлов. Сейчас предстоит самим привыкнуть разделять мусор и приучать к этому наших детей. Пока это существенный фактор торможения. От отсутствия раздельного сбора бытовых отходов страдает и отрасль переработки. Я лично знаю уникальных предпринимателей, делающих из пластика стройматериалы. Им не хватает вторичного сырья. Поэтому тут надо говорить не только о законодательстве, механизмах организации и производстве переработки отходов, но и повышении общественного экологического сознания».

Как видите, налицо два мнения. Скорее всего, оба верны. Внедрение раздельного сбора мусора сдерживается и тем и другим фактором. Эксперты прикинули, что для закрытия дефицита вторсырья имеющихся производственных мощностей следует создать инфраструктуру раздельного сбора мусора прежде всего в крупных городах страны, их порядка 160. Организовать контейнерные площадки, поставить баки для пластиковых бутылок, бумаги, контейнеры для смешанного мусора, развивать сеть пунктов раздельного сбора отходов. Не помешает и соответствующая просвещенческая работа в СМИ.

Наверное, имеет смысл еще раз посмотреть, как в территориальных схемах по обращению с отходами обозначен пункт о раздельном сборе. Экологи говорят, что он прописан либо невнятно, либо декларативно. Лишь в том же Пермском крае поставлена четкая цель — к конкретному году обеспечить 40 процентов населения необходимой инфраструктурой.    

ПЛАСТИКОВЫЕ «МАИКИ» -ВЧЕРАШНИЙ ДЕНЬ

Мы выбрасываем на свалки и сжигаем сырье, из которого можно сделать новые вещиНичего изобретать не требуется. Цель ясна — нулевые отходы. Приближение к ней, как показывает мировая практика, вполне достижимо. В развитых странах немало городов, которые обеспечены полной инфраструктурой раздельного сбора бытовых отходов. Александр Иванников приводит в пример Сан-Франциско в США, где направляется на переработку 82 процента коммунального мусора. Там тесно взаимодействуют органы власти, бизнес, общественность и волонтерская сеть, налажена и система сбора и переработки пищевой фракции. Ее выделяют на ранней стадии и отправляют либо на производство компоста, на котором как раз существуют знаменитые виноградники Сан-Франциско.

В России система сбора органических отходов фактически отсутствует, сожалеет представитель «Гринпис России». Есть локальные исключения. Так, в Оренбурге имеется предприятие, которое собирает просроченные продукты питания по магазинам и далее отправляет сырье на биогаз.

Надо иметь в виду, что одним раздельным сбором проблему нулевого образования отходов не закрыть. Именно с этим уже столкнулись передовые государства. Ключ в сокращении самого образования отходов. Евросоюз в 2016 году принял директиву о сокращении потребления одноразовых пластиковых пакетов типа «майки». Он живет всего 12 минут и потом становится отходом. Документ по годам поставил индикаторы снижения потребления этой тары: к 2019 году до 90 пакетов на человека в год, к 2025-му — до 40.

Франция, в частности, приняла свой акт, предполагающий полный отказ от реализации легких пластиковых пакетов. Аналогичные меры по ограничению их потребления или по дополнительному налогообложению этого товара приняты в 40 странах мира, в том числе в Африке. В эпидемии пластикового загрязнения планеты большая доля падает именно на такие «майки».

Приоритеты госполитики в сфере обращения отходов изложены в пункте 2 статьи 3 ФЗ-89. Это максимальное использование исходных сырья и материалов, предотвращение и сокращение образования отходов, их обработка и утилизация и, наконец, обезвреживание (сжигание). То есть здесь указывается на иерархию задач и способов обращения с отходами.

«НОЛЬ ОТХОДОВ» — ЦЕЛЬ РЕАЛЬНАЯ

Приоритетный мировой тренд — прекращение образования отходов. Вот к чему идут развитые страны. И здесь российское законодательство вполне на уровне времени. Логика ФЗ-89 исходит из того, чтобы сначала перейти к снижению образования отходов, осуществлению их раздельного сбора, наращиванию объемов, отправляемых на вторичную переработку, и только потом рассматривать вопрос о строительстве мусоросжигательных заводов. Однако глава Минприроды России Сергей Донской называет их безальтернативными, хотя и признает, что эта идея не всегда находит поддержку у населения.

40-60 процентов бытовых отходов снова идет в производство в странах Европы и Северной Америки
Почему — понятно. Наше экологическое сознание развивается. При сжигании нередко в сравнительно безопасные отходы 4-го или даже 5-го классов попадают опасные отходы (сбор ртутьсодержащих ламп, градусников, батареек, по сути, отсутствует). При их смешении и совместном горении на выходе образуются до 1/3 золошлаковых отходов повышенного, 3-го класса, опасности. Их также придется где-то захоранивать, что никак не решает ни проблему образования отходов, ни проблему защиты окружающей среды.

Капиталоемкость мусоросжигательных заводов в разы превышает стоимость заводов по переработке вторсырья такой же мощности. Лоббисты сулят, что они будут генерировать электроэнергию. Но, по данным Минэнерго, у нас имеет место профицит электроэнергии, вырабатываемой традиционным путем.

Подведем итоги. И для парламента, и для Правительства, и для государства в целом самое главное, убежден Николай Николаев, добиться исполнения тех законов, которые были приняты. «Шутка ли, те поручения, которые Президент РФ дал год назад в связи с Годом экологии и большинство которых имеют срок исполнения июнь — июль 2017-го, до сих пор не реализованы. Это никуда не годится, — считает депутат. — Мы и «мусорную реформу» отодвинули на два года из-за неготовности регионов. Вот почему принципиально добиться от органов исполнительной власти на всех уровнях реализации уже принятых решений. От принятия новых законов легче никому не станет. Законодательство у нас хорошее, качественное, надо добиться, чтобы оно исполнялось».  

Так, по данным Минпромторга, схема сбора  и переработки отходов выглядит сегодня


Просмотров 774

15.11.2017

Популярно в соцсетях