Пленарное заседание Госдумы

12:29Миронов: дачная амнистия позволит оформить права на участки, даже если документы утеряны

01:22Одиноких родителей хотят освободить от сверхурочной работы

01:12В России могут изменить условия для выплаты пособий по безработице детям-сиротам

«Ничейных» земель на Тамбовщине нет!

О перспективах агросектора Тамбовской области и об оптимистичных реалиях сегодняшнего дня ее губернатор Олег Бетин рассказал в беседе с обозревателем нашего журнала.

«Ничейных» земель на Тамбовщине нет!
 
На Международном инвестиционном агропромышлен­ном форуме «Инвестиции в АПК: роль государства и бизне­са», проходившем в одном из павильонов Всероссийского выставочного центра, одним из самых резонансных докладов стало выступление губернатора Тамбовской об­ласти Олега Бетина.
 
РФС: Олег Иванович, в постперестроечные годы я неред­ко бывал вдали от Москвы и много раз наблюдал неве­селые пейзажи с безжизненными остовами заброшенных ферм, заросшими кустарниками полями, а то и настоя­щими рощицами на былых просторах пашен. Ваша же Тамбовская область не просто показывает результаты, которые не могут не радовать, но постоянно держит курс на прогресс во всех положительных смыслах слова…
Олег Бетин: Действительно, согласовывая государствен­ную программу области в Министерстве сельского хозяй­ства России, мы предусмотрели в ней динамику произ­водства на порядок выше, чем в целом по стране. Через семь лет объем сельхозпроизводства в целом по области должен увеличиться более чем в два с половиной раза. И цифры взяты отнюдь не с потолка. В прошлом году при­рост производства составил 117,5 процента, а в нынеш­нем, несмотря на сложные погодные условия, ожидаем прибавку не менее 15 процентов. Словом, мы делаем все возможное, чтобы рост ВВП страны в наибольшей степе­ни определялся аграрным сектором. Не могу не сказать, что сегодняшним результатам мы во многом обязаны го­сударственной поддержке — Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продоволь­ствия на 2013-2020 годы.
 
РФС: Насколько мне известно, у вас за последние годы построено и продолжает строиться около восьмидесяти предприятий, тесно связанных с сельским хозяйством. Как вам удается добывать средства? Ведь инвесторы — народ недоверчивый.
Олег Бетин: Никого не надо убеждать, что инвестиции — основа роста. Их ежегодный объем у нас достиг 30-35 миллиардов рублей. Капитальные вложения за последний период выросли в три с половиной раза. Задача, которую мы намерены решить, предусматривает сохранение этого уровня минимум на три—пять лет. Это позволит создать со­вершенно новую экономику нашего АПК. Для привлечения инвесторов мы используем все меры поддержки, предусмо­тренные федеральным законодательством. Помогаем при­обретать или арендовать землю. С этим, кстати сказать, все сложнее, так как «ничейных» земель в области практически нет, возделывается 96 процентов пашен.
Для поддержки наиболее интересных проектов создали специальный залоговый фонд. Закладывая областную соб­ственность, собрали 7 миллиардов рублей. Заложили даже здание администрации области.
 
РФС: А вы не боитесь, что дела пойдут не так, как хотелось бы, и вас вдруг попросят освободить кабинеты?
Олег Бетин: Не боимся, потому что все досконально про­считано. Скажу еще, что администрация обычно берет на себя обязательства создать на объектах необходимую ин­женерную инфраструктуру и ни разу никого из инвесторов не подвела. Главное, что удалось создать необходимую для успеха атмосферу доверия.
 
РФС: Многим ли потенциальным инвесторам приходится отказываться от своих планов или серьезно корректиро­вать их после первоначальных предложений и всевозмож­ных деклараций о намерениях?
Олег Бетин: Примерно 95 процентов отказываются от ре­ального продолжения сотрудничества. С чем это связано? Достаточно сложна процедура согласований, но без нее не обойтись. Скажем, если рядом с намеченной для стро­ительства площадкой стоят жилые дома, есть детские уч­реждения. Прошли те времена, когда от природоохранного законодательства, от требований экологов можно было уклоняться и вести свою линию. Конечно, инвесторы рас­считывают на гарантии, на залоги, на кредиты в местных банках. Для этого необходимы проекты или бизнес-обосно­вания, которые тот или иной банк мог бы рассмотреть и принять какие-то решения. Но банки деньги дают тем, кто себя зарекомендовал, кто может гарантировать возврат кредита… Часть этих вопросов приходится решать терри­ториальным органам власти. Не забудем и о муниципали­тетах, у которых немало полномочий. Не обойтись без на­личия ресурсов, транспортных развязок, кадров, наконец, зоны реализации. Не можем же мы делать ставку на стро­ительство предприятия, продукцию которого неизвестно куда придется поставлять. Проблем много, и они требуют серьезной подготовки и готовности к сотрудничеству. Если этот механизм выстроен, то серьезный бизнес к вам пойдет, а если разлажен, то все наоборот. Но бывает и так, что при­ходят бизнесмены, которые, прежде всего, хотят кредитов, гарантий, хотят, чтобы подведены были все сети, а потом, мол, получим деньги и распорядимся с ними по своему ус­мотрению. Таких, к сожалению, немало.
 
РФС: И сколько же времени уходит на подобные согласо­вания?
Олег Бетин: От полутора до двух лет. Но ведь речь идет об огромных суммах, которые никто на ветер бросать не станет. Меня как-то спросили, а можно ли вообще работать в таких условиях. Я ответил: можно, но сложно. Тем не ме­нее, дела идут. Сейчас строится у нас свинокомплекс на 13 площадок. Для него возводится современное предприятие для забоя 2 миллионов свиней в год. Работать на нем бу­дут более двух тысяч человек. Производство современное, автоматизированное. Общая его стоимость 5 миллиардов рублей. Уже ввели, правда, официально не открыли пред­приятие по выпуску ферментов, на очереди завод по подго­товке семян для посевов. Каждый месяц что-то происходит. Это уже поток.
 
РФС: Олег Иванович, ваш курс на сельскую индустриали­зацию весьма впечатляет. Но… простите мне коварный во­прос — а не проще ли иной раз не затевать дорогостоящие строительства, а довериться импорту, благо, что предложе­ний хоть отбавляй?
Олег Бетин: Кое-кто из так называемых экспертов на самом деле склонен был уверять и меня, и наших специ­алистов, что «заграница нам поможет». Мол, стоит ли свя­зываться с теплицами, когда турецкими помидорами мож­но обойтись. Убеждали нас и в том, что сахарные заводы возводить нет смысла. Конечно, высказывать свое мнение никому не возбраняется, но сдается мне, что подобные со­ветчики нередко поют с чужого голоса. Факты же упрямы. Мы в полтора раза увеличили мощности сахарных заво­дов и сейчас вместе с Россельхозбанком завершаем стро­ительство еще одного — самого современного на сегодня сахарного предприятия. На новые технологии мы намерены ставку делать и в будущем.
 
РФС: Тамбовская область расположена в Черноземной зоне России, а стало быть, ваши земли — одни из самых плодо­родных в стране. Но вырастить — в наше время еще полде­ла, надо еще прибыльно распорядиться тем, что собрали.
Олег Бетин: Надо отметить, что область, хотя и чернозем­ная, расположена в зоне рискованного земледелия. Это не жалоба, не сетования — это констатация. А по сути затро­нутой вами темы скажу, что министр сельского хозяйства РФ Николай Васильевич Федоров на одном из недавних со­вещаний обозначил курс нашей отрасли на ускоренное раз­витие перерабатывающей промышленности. Это полностью соответствует планам области. Дело в том, что наши юж­ные земледельческие регионы с их сельхозгигантами основ­ную часть урожая направляют на экспорт. У нас ситуация обратная — тамбовская пшеница остается в России, так что в известной степени наш регион для многих соседей играет роль кормильца номер 1! Это приятно, почетно, однако… не так выгодно, как бы нам хотелось. Выход в том, чтобы по максимуму перерабатывать зерно у себя и поставлять за пределы области не сырье, а полуфабрикаты и готовое к подаче на стол продовольствие. Нам за свою продукцию не стыдно, и я уверен, что импортировать надо лишь то, что сами не производим. Но…пока производим во многом первичную продукцию, а нужно больше полуфабрикатов, готовых, фасованных продуктов, чтобы разложить их на прилавке в красивой, блестящей упаковке. К этому нужно идти. Сейчас у нас на рубль первичного продукта прихо­дится рубль на переработку, то есть соотношение равное, а недавно было по второму показателю пятьдесят копеек. Хотим поднять расходы на переработку до 2,5-3 рублей к рублю на исходное сырье. Если добьемся этого, то не надо нефть будет искать, рабочих мест прибавится, зарплата бу­дет формировать бюджет. Выбор направлений широк — от комбикормов до картофеля на чипсы или драники.
 
РФС: Лет тридцать назад на слуху был невеселый анекдот о том, что в меню XXI века будет разве что вырезка… из «Продовольственной программы». Мрачный юмор давно в прошлом. Прилавки полны, но, опять же, частенько на них мясо из-за рубежа. А как вспомнишь истории про то, как поляки занимались реэкспортом бог весть чего, вплоть до индийской буйволятины, которую выдавали за говядину… Сейчас требования к поставщикам посуровее, но все же окончательно избавиться от подобных сюрпризов удастся только тогда, когда страна сама сможет себя снабжать.
Олег Бетин: Наше мясное производство в Рос­сии и так не из последних, а в 2015 году область по расчетам должна выйти по этому показателю на 2-3-е места по стране. Скажу в этой связи, что в прошлом году «мясной» прирост составил 90 процентов к результа­там 2011 года, в этом году прирост ожидается поменьше, но и он составит порядка одной трети к уже достигнутым объемам. Сейчас все уладилось, но трудности были…
Область сама выступила инвестором бройлерной пти­цефабрики на 100 тысяч тонн мяса птицы в год. Есть инте­ресные проекты с западными фирмами. Например, испанцы заинтересованы в кормовом зерне. Опять же, в парнерстве с испанцами мы начали строительство комплекса по про­изводству индюшатины. И знаете, в чем выгода? Сейчас на рынке кредитования сложилась такая ситуация, что креди­ты в иностранных банках намного дешевле, чем в россий­ских. Правда, выдают зарубежные финансисты свои креди­ты только своим крупным компаниям.
 
РФС: А нашим предпринимателям что делать? Создать со­вместное предприятие непросто, не каждый выдюжит.
Олег Бетин: При отечественных кредитных ставках в 13-15 процентов многие проекты не окупаются. К тому же речь о «длинных» кредитах, а есть финансисты, которые хотели бы получить отдачу чуть ли не раньше, чем деньги выде­лят. Прежде выручали государственные субсидии, но сейчас этот механизм перестал действовать. Представляется, что более эффективной стала бы господдержка реализуемого проекта, а не субсидирование кредита. Что же касается не­завершенных проектов, то субсидирование долгосрочных кредитов должно быть продолжено, согласно обязательств. Пока что объемы кредитования явно недостаточны, растет недоступность кредитов. А ведь по нашим оценкам необ­ходимое масштабное инвестирование требует 1 триллиона рублей! В этой связи хотелось бы ускорить реорганизацию Россельхозбанка в институт развития и наделить его не­обходимыми ресурсами и полномочиями.
Многое зависит от федерального законодательства, нуж­на стабильность. Сейчас огромные деньги ежегодно из Рос­сии уходят — деловые люди боятся рисков, не вкладывают в отечественное производство, в аграрный сектор. Значит, наша страна еще недостаточно приоритетна, а ведь, если хотя бы половину уплывающих средств у себя оставить, то через пять лет будет у нас оазис благополучия. Конечно, это не в одночасье делается. Но помогать и стимулировать необходимо. Нужно соответствующую атмосферу создать, чтобы молва притягательная пошла. Бизнесмены же очень чутко на все реагируют.
Или другой пример. Нужно поддержать регионы по соз­данию инфраструктуры инвестобъектов. Это 10-15 процен­тов от общей стоимости. Притом деньги в регионы идут от Минэнерго, Минтранса, Газпрома, но они распылены, а у нас нет возможности объединить их для конкретной цели.
 
РФС: После девяностых годов прошлого века, а если точ­нее, после неудач и провалов рыночных реформ многие их сторонники и проповедники заговорили о том, что лю­ди, мол, в России не те. Между тем, один из героев тол­стовской эпопеи «Война и мир» смог наладить хозяйство только после того, как понял, что главное не в азоте или в чем-то подобном, а в мужике — в труженике. Я это к тому, что хватит ли на Тамбовщине людей, готовых и способных своим трудом воплотить программы, обеспеченные сред­ствами?
Олег Бетин: Людей, готовых и умеющих трудиться, ни в нашей области, ни во всей России меньше не стало. Другой вопрос, что поколение, вынесшее на себе тяготы послевоенных лет, работавшее порой без достойной оплаты, а то и просто даром, ушло. Людей необходимо заинтересовать…
 
РФС: Олег Иванович, пока что мы говорили сугубо на экономические темы. Но вашей области грех жаловаться на нехватку историко-культурных памятников, хотя судьба некоторых из них складывается непросто…
Олег Бетин: Мы очень признательны Председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко за поддержку нашей просьбы оказать содействие в сохранении памятников федерального значения «Усадьба М.В.Асеева» и некоторых других. Валентина Ивановна незамедлительно откликнулась на обращение руководства области. Суть в том, что в будущем году должна завершиться реставрация этой усадьбы, являющейся не только памятником архитектуры, но и в известной степени символом Тамбова. Между тем, ФГУП «Росразмещение» объявило торги на передачу усадьбы в аренду. Ее предполагается использовать под офисные помещения, предприятия общественного питания, гостиничный комплекс. При этом фактически отвергались наши планы о передаче усадебного здания Тамбовскому областному краеведческому музею для организации музейно-культурного центра. Спикер Совета Федерации обратилась к Председателю Правительства России Дмитрию Медведеву, в котором выразила возмущение сложившейся ситуацией. Торги отменены, хотя об окончательном решении проблемы говорить еще рано. Кстати, на реставрацию из федерального и регионального бюджетов было потрачено более 400 миллионов рублей. Однако на торги здание выставили без указания, что это исторический памятник. Готовя обращение на имя Валентины Матвиенко, представитель Тамбовской области в Совете Федерации Евгений Тарло особо обратил внимание, что в отреставрированной усадьбе областная администрация планировала открыть филиал Государственного музея-заповедника «Петергоф», и на том, что другие наши памятники архитектуры и истории «Торговые ряды» и «Гостиный двор» уже много лет находятся, мягко говоря, не в лучшем состоянии.
 
Беседовал Олег Дзюба
Фото Юрий Инякин
Читайте нас ВКонтакте
Просмотров 4370