Налоги — не для латания бюджета

Система Торгово-промышленной палаты РФ — это 83 палаты субъектов Федерации и 95 палат муниципальных образований.

В нее входит более 50 тысяч организаций и индивидуальных предпринимателей. За 2014 год ТПП РФ направила в органы госвласти порядка 100 заключений по проектам феде­ральных законов, инициировала 25 важных пакетов поправок, большая часть из которых учтена. Палата держит руку на пульсе российского бизнеса и видит свою задачу прежде всего в устранении системных проблем, мешающих ему развиваться. 

Налоги — не для латания бюджета  

По просьбе журнала «РФ сегодня» ее президент Сергей Катырин рассказывает об итогах 2014 года.

РФС: Сергей Николаевич, трудным был уходящий год для предпринимательства?

Сергей Катырин: Непростым. Санкции, падение цен на нефть, курс рубля, нехватка инвестиций, не всегда продуманные изменения законодательства, ухудшающие деловой климат и положение бизнеса… Нашумевший пример — идея о муниципальных сборах с 22 видов деятельности. После протестов предпринимателей и обращения к Президенту законопроект отозвали и заменили новым, облагающим сбора­ми лишь торговлю. С середины 2015 года его опробуют в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе. Хотя в нем учтены в целом замечания Палаты, ряд опасений у бизнеса остался.

А главное, остался осадок: законо­проект появился без согласования с бизнесом, подготовлен был кулуарно. Доверие между бизнесом и властью устанавливается долго, это субстан­ция хрупкая. Нельзя решать судьбу бизнеса, не спрашивая его мнения. Все принципиальные решения должны согласовываться с ним. Только так можно повысить доверие предприни­мательства к власти.

 

Сергей КатыринРФС: Каковы сегодня основные на­правления деятельности Палаты?

Сергей Катырин: Девиз Палаты: в ин­тересах бизнеса, во благо России. Из этого исходим. Палата представляет интересы бизнеса перед властью и защищает их — при условии, что они не противоречат интересам развития общества. Наша постоянная задача — снятие системных проблем, меша­ющих созданию благоприятного пред­принимательского климата. Сегодня основные направления деятельности Палаты ориентированы на повыше­ние конкурентоспособности ведущих отраслей промышленности России, создание высокопроизводительных рабочих мест в регионах, адаптацию бизнеса к правилам ВТО и формирую­щегося Евразийского экономического союза, на противодействие коррупции, реализацию ФЗ о контрактной систе­ме. Многое делается для защиты инте­ресов и прав предпринимателей.

В этом году в рамках совместной подготовки ежегодного доклада Упол­номоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Пала­та сформировала пакет предложений по ликвидации болевых точек. Са­мая вопиющая из них — фискальная нагрузка, которую требовалось или снижать, или как минимум стабили­зировать. Лимит латания бюджетных дыр повышением налогов практически исчерпан, и любое увеличение грозит вызвать массовый уход компаний «в тень». Вспомните, как отреагировал малый бизнес на недавнее резкое увеличение страховых взносов — от своего дела отказались более 600 000 человек. Последующий прирост на 100 тысяч микро- и малых предприятий не компенсировал потери.

Очень вовремя Президент РФ пред­ложил в своем Послании Федерально­му Собранию заморозить налоги на четыре года.

Напомню: в последнее десятиле­тие ежегодно вносилось 25-28 изме­нений в законодательство о налогах и сборах, а 2014-й и вовсе побил все рекорды: Налоговый кодекс РФ был серьезно дополнен и видоизменен, и бизнесу вменили целый набор новых обязанностей. И если отдельные нова­ции прогнозировались загодя, то ряд поправок стал для делового сообще­ства неожиданностью, а быстрота их прохождения не позволила конструк­тивно и без спешки обсудить все подводные камни. Процедура приня­тия таких изменений, на мой взгляд, нуждается в существенной коррек­тировке. Ну не годится ко второму чтению налоговых проектов вносить без ведома бизнеса поправки, ради­кально меняющие их первоначальную концепцию. Вообще ключевые для предпринимательства вещи должны проходить оценку регулирующего воздействия не только в отношении правительственных поправок, но и депутатских. Бизнес и власть должны работать вместе.

 

РФС: Одним из главных трендов 2014 года стало обсуждение «Основных направлений налоговой политики до 2017 года»…

Сергей Катырин: Это так, но по ряду обстоятельств в них нет ответа, как в условиях внешних санкций совершить экономический бросок и реализовать программу импортозамещения. Не­понятно, как налоговая политика бу­дет стимулировать промышленное и сельскохозяйственное производство, инвестиции, инновации. При этом мы считаем, что в Налоговый кодекс не должны вноситься важные изменения, которые не предусмотрены в Основ­ных направлениях.

 

РФС: Как Палата, будучи объедине­нием предпринимателей, оценивает другие налоговые новации уходящего года?

Сергей Катырин: Палата провела экспертную оценку и поддержала принятый в ноябре закон о «налого­вом маневре». Он стал своеобразной альтернативой предложениям прави­тельства о введении налога с продаж и повышении ставки НДС до 20 про­центов (от этих предложений вовремя отказались, и, должен заметить, пози­ция ТПП РФ и других бизнес-объеди­нений здесь сыграла свою роль). Мы участвовали в обсуждении иных за­конопроектов, касающихся налоговой сферы, в том числе — о возбуждении следственными органами уголовных дел по налоговым преступлениям, о контролируемых иностранных компаниях, о совершенствовании НДС, нало­говом консультировании и т.д.

Замечу здесь, что треть субъектов бизнеса в нашем опросе оценила на­логовую нагрузку как высокую. При этом 57 процентов отметили: изме­нения налогового законодательства негативно повлияли в 2014 году на инвестиционный климат. По данным Всемирного банка, налоговая нагруз­ка в России оценивается на уровне 54 процентов. У нашего соседа по Таможенному союзу, Казахстана, она значительно ниже, а тариф страхо­вых взносов всего 11 процентов (в РФ — 34). Здесь мы проигрываем многим, отсюда и отток капитала, уход россий­ских компаний в другие юрисдикции, в том числе в Казахстан.

Серьезным событием 2014 года в налоговой сфере считаю принятый ФЗ о контролируемых иностранных компаниях. Он долго согласовывался с бизнесом, но во втором чтении депу­таты внесли в него ряд односторонних изменений, в итоге под действие зако­на подпали и российские публичные компании. В ноябре Госдума приняла в первом чтении проект ФЗ о внесе­нии изменений в УК РФ в части уси­ления ответственности за уклонение от уплаты налогов и сборов. В нынеш­нем виде его применение чревато для бизнеса рисками, поэтому его нужно серьезно доработать. Нет ясности, что будут изымать у банков в рамках конфискации — серверы, платежные терминалы, кассы? Тем более что во­прос об отчуждении имущества уже разрешается судом при вынесении приговора.

Хотел бы отдельно добавить, что 10 декабря Правительство РФ внесло в Госдуму проект ФЗ № 673716-6 «О вне­сении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации». Он был раз­работан Палатой и включен в Дорож­ную карту Агентства стратегических инициатив «Совершенствование нало­гового администрирования».

Законопроект предусматривает исключение суммы НДС из состава доходов при определении объектов налогообложения по налогам, уплачи­ваемым в связи с применением специ­альных налоговых режимов (единого сельскохозяйственного налога (ЕСХН) и упрощенной системы налогообложения (УСН). По действующим нор­мам предприниматели, применяющие ЕСХН и УСН, не являются плательщи­ками НДС. При этом НК РФ не запре­щает им уплатить НДС (например, по просьбе контрагента), но его сумма не включается в состав расходов и обла­гается повторно единым сельхознало­гом и налогом, уплаченным в связи с применением УСН, как доход. Предло­женные изменения исключат, по сути, двойное налогообложение и облегчат взаимодействие с крупными компани­ями. Предлагается также снять ограничения на применение УСН для орга­низаций, имеющих представительства. Поправка инициирована Палатой в связи с обращением ряда территори­альных ТПП. Это поможет развитию малого и среднего бизнеса.

 

РФС: Когда у нас в стране появится продуманная промышленная политика?

Сергей Катырин: В декабре принят закон о промполитике, стартовая вер­сия которого была разработана ТПП РФ еще в 2007 году. Мы передали в Госдуму поправки к законопроекту, 4 из них учтены ко второму чтению. По нашему предложению законопроект дополнен такими принципами про­мышленной политики, как:

реализация механизма опреде­ления государственных приоритетов инновационного развития;

реализация мер по созданию и развитию инновационной инфра­структуры;

приоритет концентрации финан­совых ресурсов на ключевых направ­лениях развития инновационной дея­тельности;

экологическая безопасность, вос­становление природных ресурсов, соз­дание транспортной инфраструктуры, производство жизненно важных ле­карств — приоритетные направления развития промышленности.

Будут расширены полномочия Правительства РФ в части утверж­дения типовых форм специального инвестиционного контракта, уста­новления целевых показателей эф­фективности финансовой поддержки государственных фондов развития промышленности. Правительство бу­дет определять требования по вклю­чению в контракты при осуществле­нии закупок для государственных и муниципальных нужд дополнитель­ных условий, направленных на раз­витие промышленного производства. Важная роль отводится госфондам развития промышленности.

Очень важно, что положения о при­менении специального инвестицион­ного контракта содержат «дедушкину оговорку». Ее смысл в том, что в от­ношении инвестора не применяются последующие изменения законода­тельства, если они могут ухудшить его положение.

К сожалению, из законопроекта ис­ключены положения о Совете по про­мышленной политике при Президенте РФ (в него входили представители общественных организаций). Однако есть договоренность о создании тако­го Совета указом Президента РФ по­сле принятия законопроекта.

 

РФС: Теперь о малом бизнесе. Что он может сегодня?

Сергей Катырин: Многое. В разви­тых странах он дает работу большей части населения и обеспечивает до 60-70 процентов ВВП. Но для этого на­до сначала развить этот самый малый (и средний) бизнес. У нас планируется довести со временем его долю в ВВП до 50 процентов и занять в нем не менее половины экономически активно­го населения страны. С реализацией бывает по-разному, хотя в целом на­правление выдерживается.

Поддержка малого и среднего пред­принимательства (МСП) — предмет нашего постоянного внимания. Ма­лым труднее бороться с администра­тивными барьерами, нарушениями их прав, чрезмерным «вниманием» право­охранительных и прочих структур, с коррупцией. Самые уязвимые сферы — торговля, земельно-имущественные отношения, строительство, экология, производство, транспорт, ЖКХ.

Если же говорить о поддержке малого бизнеса, то я бы обратил вни­мание на возможности контрактной системы. Как известно, лучше предло­жить нуждающемуся не рыбу, а удоч­ку, чтобы он мог ее сам ловить. Безус­ловно, программы поддержки малого бизнеса нужны, но надо также дать ему реальную возможность развивать­ся, и здесь госзаказ, заказ предприятий с госучастием — великолепный инстру­мент. Это, по различным оценкам, до 13-14 триллионов рублей, причем 15 процентов заказа по закону должно выполняться малым и средним бизне­сом. Статистика говорит об участии этого бизнеса в тендерах и торгах, но в итоге, и доказательств тому достаточ­но, малому бизнесу пока мало что до­стается. То есть огромный резерв для поддержки и широкого развития мало­го предпринимательства (и, кстати, для импортозамещения) эффективно пока не используется.

Тут есть еще один нюанс. С января начинает функционировать Евразий­ский экономический союз. У России, Беларуси и Казахстана различные подходы к госзаказу, разные методи­ки подтверждения происхождения товара, различается документация. Российский рынок, понятно, наиболее привлекателен с точки зрения объ­емов, и наши коллеги по ЕАЭС уже за­ходят на него, а значит, и наши фирмы должны на равных участвовать в реа­лизации госзаказов этих стран. Нашим странам нужно срочно договориться о единых правилах работы.

Палата вместе с Центром между­народной торговли запустила про­ект «Экспортный потенциал России», чтобы помогать малым и средним предприятиям (их, кстати, свыше 60 процентов среди членов Палаты) вы­ходить на внешние рынки. У нас 4,6 миллиона субъектов МСП с общим оборотом 28,2 триллиона рублей, а вот экспортеров из них лишь 0,7 процен­та. Между тем мировой опыт говорит, что именно они имеют максимальный потенциал для расширения экспор­та, причем несырьевого. Создается интерактивная база производителей, предлагаемых ими товаров и потен­циальных покупателей. Это позволит искать партнеров по странам или по коду товарной номенклатуры внешне­экономической деятельности. Проект перекликается с задачами импортозамещения. Предприятия с экспорт­ным потенциалом имеют шансы стать сильным игроком и на внутрироссийском рынке. Наша инициатива вписы­вается в Национальную экспортную стратегию, которая предусматривает в среднесрочной перспективе как ми­нимум 6-процентный рост несырьевого экспорта прежде всего за счет МСП, инновационных фирм.

Значительная часть малого бизне­са, естественно, во многом зависит от муниципалитетов. Надо повышать заинтересованность муниципальных властей в его развитии, например, как предлагает Палата, оставлять в муни­ципальных бюджетах до 75 процентов прироста налоговых платежей от ма­лого бизнеса и до половины прироста налога на доходы физлиц.

Нужно поощрять создание вен­чурных фирм, предоставлять им на­логовые стимулы, правовую и инфор­мационную поддержку. Новое слово сегодня — движение наставничества (менторства). Оно повышает выжива­емость новых малых предприятий с 20 до 75 процентов после первого года работы.

 

РФС: Говоря о 2014 годе, нельзя не обойти тему западных санкций про­тив России…

Сергей Катырин: Тут, как в послови­це: не было бы счастья, да несчастье помогло. Санкции объективно вынуж­дают нас восстанавливать технологи­ческую базу национальной экономики. А минус их в том, что философия санк­ций порождает своеобразный пара­докс: политика России не изменяется, но страдают и бизнес, и население всех стран, вовлеченных в политику санк­ций. Для бизнеса хуже всего неопреде­ленность и непредсказуемость. Об этом я говорил, в частности, на недавних встречах с коллегами в Варшаве.

И смотрите, что получается: та же Польша политически в авангарде санкций, а вот ее бизнес, а значит, и работающие в нем люди настроены на сотрудничество. Или вот на недавнем российско-белорусско-австрийском бизнес-форуме в Вене представители деловых кругов активно обсуждали вопросы взаимодействия в области энергетики и энергоэффективности, машиностроения и инфраструкту­ры, профессионального образования, консалтинга. Западные компании, ра­ботающие в России (одних только ав­стрийских фирм более 1200), вынуж­денно сокращают свою деятельность, замедляют реализацию проектов, но не уходят, рассчитывая на улучшение ситуации.

Взаимная вредность политически мотивированных санкций бросается в глаза. Рано или поздно они, конечно, будут отменены, но осадок от них, как и память о них, останется. Хотелось бы верить, что это поможет — и за­ставит — добиться в стране не только импортозамещения, но и ухода от из­лишней сырьевой зависимости.

Беседовала Людмила Глазкова
Просмотров 10195

22.12.2014 15:56