Как сделать всю золотодобычу в России легальной

В Правительстве предлагают строже наказывать, эксперты — создать при Совете Федерации рабочую группу по сквозному мониторингу законов

Как сделать всю золотодобычу в России легальной

ФотО: REUTERS/Oswaldo Rivas

Минприроды подготовило законопроект, который призван ужесточить ответственность за незаконную добычу драгоценных и полудрагоценных металлов. Между тем эксперты раскритиковали такой подход — по их мнению, предложения ведомства могут привести к тому, что в тюрьмах окажутся тысячи невиновных людей, включая педагогов «школ юных геологов» и преподавателей геологических факультетов российских вузов.

Путь первый: строго наказать

Как отметил на обсуждении в Совете Федерации член Комитета палаты регионов по конституционному законодательству и госстроительству Олег Цепкин, ситуация с самовольной разработкой участков для добычи драгоценных металлов «приносит урон нашей экономике». По его словам, на нелегальном угле эти потери оценивают в три миллиарда рублей, на золоте — в 27 миллиардов рублей, на янтаре и нефрите — по 10 миллиардов рублей. «Вполне возможно, что такой же объём просто не регистрируется, — предположил парламентарий. — А чтобы избежать уголовной ответственности, преступники добывают металлы мелкими партиями».

В Минприроды предлагают решать проблему путём ужесточения законодательства. Например, снизить объём урона государству, который приносит деятельность тех или иных чёрных старателей, с 2,25 миллиона (ориентировочно — это килограмм золота) до 1,5 миллиона рублей. При этом в правительственный перечень, как стало известно, войдёт считаное число полудрагоценных камней-минералов.

Между тем зампред Комитета Совфеда по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Степан Жиряков заявил, что только в его родном Забайкальском крае нелегальной добычей занимаются тысячи людей, причём основная часть занята на добыче золота. А санкции для тех, кто оказался пойман на этом, мизерные — так как старатели в основном работают как физлица, то по действующему законодательству им грозит штраф до пяти тысяч рублей. Тюремные сроки же за такую деятельность — в основном условные. «Незаконная добыча у нас так и не является хищением госимущества — поэтому она является всего-навсего административным правонарушением. При этом государству наносится многомиллиардный вред, и это без учёта ущерба землепользованию, животному миру, рыбе, экосистеме. Сама незаконная добыча должна стать уголовно наказуемой — это должны быть миллионные штрафы, вплоть до лишения свободы. Без этого мы ничего не изменим», — считает сенатор.

Нелегальные разработки могут создать коллапс в отдельных регионах, считают представители Росприроднадзора. Так, глава управления этого ведомства по Челябинской области Виталий Курятников убеждён, что в регионе, где ископаемые буквально лежат на поверхности и легки для добычи, встаёт проблема хранения отходов — разработка участка, как сказал он, связана с появлением большого количества мусора, утилизацией которого никто не занимается.

Путь второй: сделать легальную добычу удобной

Между тем Степан Жиряков отметил — нельзя сбрасывать со счетов, что самостоятельная добыча зачастую является единственным средством к существованию для многих семей. Именно поэтому большинство экспертов встретили предложения Минприроды об ужесточении наказания в штыки — по их убеждению, надо сначала как следует отладить систему легальной добычи, а уже после ужесточать санкции.

Незаконная добыча у нас так и не является хищением госимущества — поэтому она является всего-навсего административным правонарушением.

Так, член Общественного совета при ГУ МВД по городу Москве, юрист Александр Хаминский предложил для начала гармонизировать понятийный аппарат. А именно: дать чёткие законодательные определения, что такое «драгоценные металлы» и что такое «полудрагоценные металлы».

Одновременно эксперты поясняют: невозможно привлечь к ответственности действительно виновных, пока не проведена сквозная гармонизация законодательства, регулирующая добычу полезных ископаемых. В основном реальные сроки могут получить лишь те, кто нанёс урон свыше девяти миллионов рублей — в условиях, когда старатели бьют добычу на маленькие партии, отследить это правоохранительным органам удаётся далеко не всегда. Да и полезные ископаемые являются госимуществом до тех пор, пока они в земле — после они принадлежат тому, кто их добыл. И если добытчик имеет лицензию, то привлечь его к ответственности почти невозможно.

Пример Шри-Ланки и Казахстана

Между тем специалисты предлагают посмотреть на опыт других стран — как дальних, так и стран-соседей. Экс-сенатор, а ныне президент Российского геологического общества Виктор Орлов обратил внимание на опыт Казахстана, где президент подписал закон, вводящий специальный вид старательской лицензии, — это полностью сняло вопрос «вольных промыслов». «Согласно такой лицензии, в год можно добывать до 50 килограмм металла с продлением лицензии на три года. И это не вызвало никаких возражений в обществе и у экспертов», — подчеркнул он.

А эксперт Гильдии ювелиров России Владимир Збойков привёл пример Шри-Ланки: там лицензию на добычу полудрагоценных металлов для физлиц можно получить за полчаса,заплатив пять долларов, а лицензию на добычу драгоценных металлов — за 10 долларов! У нас же лицензию могут получить лишь юрлица, хотя вывести такие компании на нормальную окупаемость крайне сложно — бизнес по добыче камней во все времена был очень и очень рискованным. Единственные ограничения в Шри-Ланке — лицензию может получить лишь гражданин этой страны, а также не должна использоваться тяжёлая техника.

«Просто там власти подходят к этому не столько как к получению дохода, сколько к тому, чтобы трудоустроить население. На мой взгляд, это очень дельный опыт организации процесса — в России так или иначе не менее 500 тысяч человек сопряжены с оборотом драгоценных и полудрагоценных камней. И нам необходимо думать не о том, как их наказать, а для начала сделать добычу легальной и удобной для физлиц», — пояснил эксперт.

Музей как ОПГ

Между тем специалисты на Северном Кавказе уже заявили: предложенный Минприроды законопроект может ликвидировать «школы юных геологов», которые набирают популярность в республиках. А представители геологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова подметили: если инициатива будет принята в предложенном виде, то всех, кто имеет отношение к формированию экспозиции университетского музея редких камней, смело можно отнести к ОПГ по незаконной добыче драгоценных и полудрагоценных камней.

Наказания должны сделать занятие нелегальной добычей экономически невыгодным — в этом уверена профессор Академии управления МВД России Лариса Беляева, которая предложила провести полную инвентаризацию законодательных норм и даже создать для этого отдельную рабочую группу при Совете Федерации.

Она же привела пример из истории. В царские времена в законодательстве России существовала отдельная глава «О нарушении горных уставов». К преступлениям относили самовольное добывание в «чужой земле» (тебе не принадлежащей), «сокрытие (добытого) при наличии соизволения» (лицензии), причём штрафы кратно превышали стоимость добытого. К преступлениям относились и «умышленная перестановка, порча, истребление разведывательного знака», указывающего, что данный участок является легальным для добычи. Кроме того, была установлена ответственность для чиновников всех уровней — и не просто за участие в незаконной добыче, но и «за попущение».

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 1759

05.04.2018 16:41

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...