К чему привела «реакционная лженаука»

14 февраля компьютерщики всего мира отмечают 70-летний юбилей первой ЭВМ

К чему привела «реакционная лженаука»

В 1946 году в США был запущен, как считается, первый электронно-цифровой компьютер. он назывался ENIAC, что в русском переводе расшифровывалось как «Электронный числовой интегратор и вычислитель»

Имя им — легион

Вряд ли сегодня можно с достаточ­ной долей достоверности ответить на вопрос — сколько в мире компью­теров? Еще несколько лет назад до­тошные эксперты называли цифру в миллиард, но в это число входили лишь компьютеры персональные, использующие операционную систе­му Windows. Прогнозировалось, что в течение года это число удвоится, а потом еще удвоится и так далее в арифметической прогрессии.

Но ведь есть еще и другие опе­рационные системы. Есть также компьютеры промышленные, каж­дый современный мобильный теле­фон снабжен микрокомпьютером, и сколько их еще установлено се­годня в автомобилях, стиральных машинах, фотокамерах и т.д. и т.п. Определенно, точное количество компьютеров сегодня не назовет никто. Но в любом случае их миллиар­ды, они составляют неотъемлемую, очень существенную часть нашей жизни. И такое в буквальном смыс­ле покорение человечества техниче­ским прогрессом произошло всего лишь за несколько десятков лет.

Компьютерщики всего мира от­мечают свой профессиональный праздник 14 февраля. Именно в этот день семьдесят лет назад в 1946 го­ду в США был запущен, как счита­ется, первый электронно-цифровой компьютер. Он назывался ENIAC, что в русском переводе расшиф­ровывалось как «Электронный чис­ловой интегратор и вычислитель». Весил этот агрегат 30 тонн, в нем помещалось 17 488 ламп, 70 тысяч резисторов и 10 тысяч конденсато­ров. Его быстродействие было не­сравнимо меньше, чем у современ­ных персональных гаджетов, но тем не менее он весьма успешно прора­ботал до 1955 года.

Впрочем, эту дату вполне можно считать условной. Различные элек­тронные вычислительные маши­ны создавались в разных странах и раньше. В тех же США в 1943 году уже работал вычислитель Марк-1, вскоре схожий аппарат появился в Великобритании. В Германии раз­личные вычислительные машины конструировались еще до Второй мировой войны. Принципы работы у всех отличались, но предназначе­ние одно — военное, что относится и к ENIAC. Но именно на нем впер­вые были применены действующие и сегодня принципы работы ком­пьютеров. И это дает право назы­вать его прародителем современ­ных электронных систем, создан­ных с использованием принципов, изложенных в книге Норберта Ви­нера «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине».

Tianhe-2 — самый мощный современный компьютер. Место нахождения — Китайский университет оборонительных технологий
 

Норберт Винер, американский математик, основоположник кибернетик

В это трудно поверить

А что же происходило в этой сфе­ре в СССР и России? Известно, что еще в начале ХХ века по проекту из­вестного русского ученого Алексея Крылова была построена машина для решения дифференциальных уравнений. Но дальше все теряется в историческом тумане. Долгое вре­мя в обществе ходила легенда, что кто-то из советских вождей назвал кибернетику «продажной девкой им­периализма», а в отечественных фи­лософских словарях до 1952 года ее характеризовали не иначе как «реак­ционной лженаукой», наравне с гене­тикой, что уже, увы, не легенда.

И тем не менее кибернетика в СССР начала развиваться еще в со­роковые годы прошлого столетия и в определенный период советским ученым удавалось достичь больших успехов. Созданная в середине пя­тидесятых годов в Москве, в Инсти­туте точной механики и вычисли­тельной техники АН СССР большая электронная счетная машина (БЭСМ) становится одной из лучших в мире. Были и другие удачные разработки, появлялись отдельные модели пер­сональных компьютеров.

Сегодня, когда все персональные компьютеры и прочие электронные гаджеты в России представляют про­дукцию зарубежного производства или, по крайней мере, зарубежные бренды, в исторические успехи оте­чественной науки и промышленно­сти в этой сфере поверить сложно. Но они были и, как полагают экспер­ты, все могло сложиться по-иному, если бы не историческая, опять же, ошибка, приведшая к спаду в разви­тии компьютерных технологий. Он начался в СССР в конце 60-х годов прошлого века, когда было принято решение о переходе к использова­нию унифицированных деталей за­падного образца. В результате со­ветские технологии вернулись на двадцать лет назад и более не имели возможности составлять конкурен­цию западным разработкам.

В наше время, когда компью­теры есть практически в каждой семье, когда они управляют всеми системами жизнеобеспечения, когда даже военные действия зачастую ведутся в киберпространстве, сло­жившаяся ситуация становится от­кровенно опасной. Сможет ли Рос­сия наверстать сорок с лишним лет отставания в компьютерной гонке?

Угроза налицо

Стремительное развитие высо­ких технологий превратило про­цесс производства компьютеров в огромную промышленную отрасль. Эксперты уверены, что масштаб влияния информационной сферы в развитых странах существенно превосходит сугубо отраслевые эффекты и является одним из важ­нейших факторов, способствующих решению ключевых задач полити­ческой, экономической, оборонной, технологической и других составля­ющих национальной безопасности. По данным Всемирного экономиче­ского форума, индекс конкуренто­способности экономики государств имеет высокий уровень корреляции с индексом развития в странах ин­формационно-коммуникационных технологий. Добиться же всего это­го без развитой промышленности в сфере микроэлектроники вообще невозможно.

Вот и получается, что дефицит отечественной микроэлектронной продукции несет для России се­рьезные угрозы, о чем говорил на недавнем совещании Президент России Владимир Путин, напомнив, что определенные шаги некоторых наших иностранных партнеров в по­следнее время ставят под угрозу на­дежность поставок комплектующих изделий и оборудования из-за рубе­жа. Речь идет о поставках микро­электроники из США для использо­вания в космической сфере, в кото­рых нашей стране было отказано в рамках антироссийской санкцион-ной политики. И это угроза не един­ственная. Подобные существуют даже в телекоммуникационной или банковской сферах. Всем извест­ны угрозы отключения клиентов со стороны Visa и MasterCard или исключения России из всемирной межбанковской финансовой теле­коммуникационной системы SWIFT.

В наше время, когда компью­теры есть практически в каждой семье, когда они управляют всеми системами жизнеобеспечения, когда даже военные действия зачастую ведутся в киберпространстве, сло­жившаяся ситуация становится от­кровенно опасной"

Именно поэтому, видимо, на упо­мянутом уже совещании президент говорил о необходимости направить усилия государства и бизнеса на становление микроэлектроники как самостоятельного, самодостаточного коммерческого и привлекательного с точки зрения рынка для инвести­ций сектора российской экономи­ки. Для чего прежде всего нужно сформировать консолидированный стартовый заказ на долгий срок, гарантирующий развитие отрасли. Иначе говоря, сформировать спрос со стороны государства на поставки продукции отечественной микроэ­лектронной промышленности в бан­ковский сектор, здравоохранение, транспорт, связь, а также для оборо­та регистрационных документов. По сведениям из Минпромторга сумма госзаказа к 2022 году составит по­рядка 105 миллиардов рублей.

Важен здесь и другой аспект. На совещании обсуждались вопро­сы развития именно гражданско­го сегмента микроэлектроники, в том числе наиболее проблемные точки, что весьма характерно. В этом сегменте российского рынка отечественные производители за­нимают пока только 16 процентов всего его объема, и это очень мало. Эксперты же убеждены, что это наиболее правильный подход. По их мнению, развитие гражданской микроэлектроники способно вытя­нуть и военную. Одна только обо­ронка не способна тащить на своих плечах такую затратную отрасль, как микроэлектроника, она не соз­дает массовый выпуск, генерируя средства на новые технологии. В тех же США оборонка в микро­электронике занимает только 10 процентов, все остальное — граж­данская продукция. Поэтому уже сегодня многие отечественные экс­перты призывают производителей электроники военного назначения частично переориентироваться на гражданскую продукцию, посколь­ку военные заказы в любом случае будут ограниченными.

Ищем выход

Попытки исправить ситуацию в сфере микроэлектроники на уровне государства начались еще в 2008 го­ду, когда была запущена Федераль­ная целевая программа «Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники». С 2013 года дей­ствует государственная программа по развитию электронной и радио­электронной промышленности, рас­считанная до 2025 года. И сегодня в этой отрасли действительно наме­тились определенные позитивные сдвиги. С 2009 года отечественный рынок микроэлектроники вырос почти в три раза — до 150 милли­ардов рублей, а объем экспорта гражданской продукции увеличил­ся примерно в два раза. Более того, в ряде отраслей импортозамещение электроники уже произошло на 100 процентов. Но это касается исключительно оборонной сферы, ядерных систем и спецсвязи. Здесь Россия полностью обходится без иностранной компонентной базы. Всем этим занимается холдинг Росэлектроника, который объединяет десятки крупнейших российских предприятий. Они изготавливают около 80 процентов всей отече­ственной электронно-компонентной базы, удерживая стратегические российские производства от ино­странной ассимиляции.

Но тем не менее проблема оста­ется. И ее, увы, разрешить не так-то просто. По мнению экспертов, ста­вить задачу полного импортозамещения в микроэлектронике просто бесполезно, ибо это невозможно. Это очень долго и дорого, здесь сроки окупаемости оборудования более десяти лет. Чтобы произ­водить персональный компьютер полностью из собственных деталей, потребуется построить полтора де­сятка заводов, потому что техноло­гия производства различных эле­ментов существенно отличается. А в микроэлектронике сотни тысяч различных изделий, и еще ни одной стране мира не удавалось локализо­вать у себя весь цикл компонентной базы, начиная с проектирования, разработки и заканчивая производ­ством полного цикла.

Но даже если и поставить перед страной такую сверхзадачу, то первое, с чем придется столкнуть­ся, это с отсутствием отечествен­ного оборудования на современ­ных производствах. Большая часть применяемых там компонентов и материалов — также импортные. Лицензии по производственным ли­ниям предоставлены зарубежными компаниями. Оснастить подобное производство схожим отечествен­ным оборудованием как минимум в ближайшие 5-10 лет не удастся, поскольку его разработка в России отсутствует даже в проектах, ут­верждают эксперты.

Поэтому, считают они, важнее и реальнее выделить направления развития и элементную базу ком­понентов, производство которой критично и необходимо для госу­дарства, и ту базу, которую можно закупать за рубежом.

Исходя из действующего во всем мире принципа разделения труда, в этом есть своя логика. И судя по всему как раз в этом на­правлении пойдет процесс импортозамещения в микроэлектронной сфере. Как полагают эксперты, Россия делает ставку на развитие элементной базы в четырех сфе­рах — телекоммуникации, транс­порт, электронные документы и финансовый сектор. Здесь Россия уже добилась успеха, и его вполне можно развить. Для этого и пла­нируется в рамках действующей госпрограммы открытие террито­риально-промышленных и образо­вательно-научных объединений -кластеров в Новосибирске, Томске, Саратове и Зеленограде. Один та­кой кластер — НПО «Пульсар» -уже появился в Москве.

Однако какими бы радужными ни казались сегодня перспективы, быстро поднять российскую электронную промышленность до мирового уровня не получится. В сфере высоких технологий преодолеть дистанцию рывком невозможно, предстоит пройти все стадии развития, а на это потребуются время и немалые деньги.


Людмила Бокова

[Прямая речь]

Людмила Бокова

заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству

- Сегодня на самом деле сложно под­считать сколько в мире компьютеров. Стремительность совершенствования компьютерных технологий просто потрясает. Сегодня все персональные компьютеры и большинство прочих электронных гаджетов представляют продукцию зарубежного производства, и действительно немногие знают, что высококачественные вычислительные машины производились и в нашей стране. История развития советских компьютеров, в частности БЭСМ (боль­шая электронная счетная машина), подтверждает высокий уровень разви­тия технологий в то время.

Персональный компьютер способ­ствовал стремительному росту инте­реса к Интернету, позволив тем самым расширить наши представления о ми­ре, развить и сделать их системными и детальными. Спустя годы можно с уверенностью сказать, что технологии превзошли все ожидания пользовате­лей и в прямом смысле перевернули нашу жизнь. Сегодня, в век стреми­тельно развивающихся технологий, когда компьютеры есть практически в каждой семье и когда даже в киберпространстве осуществляются во­енные действия, становятся крайне важными вопросы обеспечения без­опасности и развития отечественных компьютерных технологий. Безуслов­но, за технологиями достаточно слож­но угнаться, но сегодня необходимо оперативно и комплексно принимать решения. На мой взгляд, основные задачи, которые предстоит решать в ближайшее время на пути развития российской IT-отрасли, — это совер­шенствование системы защиты персо­нальных данных и импортозамещение.

С 1 января 2016 года вступили в силу два основных нормативных до­кумента, предоставляющие поддерж­ку отечественным производителям в данной сфере — это Федеральный за­кон №188 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о за­щите информации» и статью 14 Феде­рального закона «О контрактной систе­ме в сфере закупок товаров, работ, ус­луг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» и Постанов­ление Правительства РФ от 16.11.2015 №1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных госу­дарств, для целей осуществления заку­пок для обеспечения государственных и муниципальных нужд». В то же время стоит отметить, что существует огром­ная зависимость российского рынка от иностранного оборудования. В данной ситуации считаю: процесс, который нужно сегодня активно развивать, — это поддержка отечественных произво­дителей оборудования и программного обеспечения и создание налоговых пре­ференций для таких компаний в целях ускорения технологической модерни­зации страны и повышения привлека­тельности российского ИКТ-рынка. На сегодняшний день потребность в хоро­ших, качественных сервисах имеется практически во всех сферах жизнеде­ятельности нашего общества, и Россия располагает всеми необходимыми со­ставляющими для построения необхо­димых информационных систем.

Если говорить в общем о перспекти­вах развития технологий на десятиле­тия вперед, то мне представляется, что широкое развитие в ближайшем буду­щем получит создание искусственного интеллекта. Вполне реально предста­вить машину, которая сможет понимать своего пользователя, подстраиваться под его мышление и мировоззрение. Обработав эти данные, компьютер бу­дет способен дать совет своему вла­дельцу, предоставить варианты разви­тия событий, сохранить накопленный опыт и передать его потомкам.

Большая электронная счетная машина — БЭСМ, запущенная в эксплуатацию в 1952 г.
Просмотров 3764

01.02.2016 15:56

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...