Добро пожаловать в должники

Откуда у московской пенсионерки появился кредит в два миллиона долларов

Добро пожаловать в должники

62 российских банка были ликвидированы или лишены лицензии в 2017 году

Центробанк России один за другим отзывает лицензии у коммерческих банков, что зачастую заканчивается громкими уголовными делами и судебными приговорами руководству этих кредитных структур. Но бывает и так, что в махинации банкиров оказываются вовлечены, сами того не ведая, обычные граждане. Как им приходится за это расплачиваться? Может ли законодательство их защитить?

Судебные приставы выводят президента «Внешпромбанка» Ларису Маркус, арестованную по делу о мошенничестве, из здания Тверского суда Москвы Фото РИА «НОВОСТИ», PhotoXPress

ОТ ТЮРЬМЫ И ОТ СУМЫ НЕ ЗАРЕКАЙСЯ

Эта поговорка знакома, наверное, всем россиянам. Но, чтобы понять ее фатальную глубину, надо самому пережить события, которые способны привести или в казенный дом, где небо наблюдается в крупную клетку, или к нищенской суме. Мне довелось.

Все началось в 2016 году. Накануне любимого согражданами женского праздника 8 Марта я принес своей драгоценной теще вместе с цветами, конфетами и поздравлениями письмо от неизвестного отправителя. Именно драгоценной, потому что содержимое конверта и все последующие события дорого мне обошлись. Вскрытие конверта повергло семью в шок, ибо в полученном письме говорилось: «Сообщаем, что Приказом Банка России от 21.01.2016 № ОД-141 «Об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации Внешнеэкономический промышленный банк (Общество с ограниченной ответственностью) ООО «Внешпромбанк» (г. Москва)» у Внешнеэкономического промышленного банка (Общество с ограниченной ответственностью) ООО «Внешпромбанк» с 21.01.2016 отозвана лицензия на осуществление банковских операций. В связи с вышеизложенным просим погасить задолженность по предоставленному (предоставленным) вам кредиту (кредитам) согласно Кредитному договору… Оплата основного долга и процентов по кредитным договорам с 21.01.2016 г. производится по следующим реквизитам…»

Выяснить у 79-летней женщины-инвалида второй группы когда, с какой целью и, главное, в каком объеме был взят кредит (кредиты), не представилось возможным, так как теща в буквальном смысле слова потеряла дар речи, и понять ее можно. Несмотря на возраст и болезни, разум у нее сохранился полностью, телевизор она тоже смотрела регулярно, и чем заканчивались такого рода истории, — ей было очевидно. Словом, гром прогремел, сгустились тучи, и праздничные выходные прошли в далеко не праздничной атмосфере полного непонимания ситуации.

Сумеречный туман слегка рассеялся в первый же рабочий день — 9 марта. Но лучше бы не рассеивался. Удалось пробиться на прием к руководителю временной администрации по управлению кредитной организацией ООО «Внешпромбанк», и это было очень непросто. Вовсе не потому, что временная администрация держала круговую оборону. Но слишком большая толпа из вкладчиков или получателей таких же писем, как и мы, собралась у здания банка и в буквальном смысле слова давилась в очередь на прием к временному управляющему. Да и разговор поначалу получился весьма жесткий. Но мог ли он быть другим на тот момент? Ведь выяснилось, что теща еще в апреле 2011 года якобы взяла кредит на потребительские нужды в сумме 1 150 000, срок действия договора истек в декабре 2015 года и положенных процентов по нему никто не платил, а это еще почти 800 000 тысяч. А если кто-то подумал, что это всего лишь около двух миллионов рублей, как это случилось с молодым следователем полиции, куда мы с женой приехали в тот же вечер подавать заявление о мошенничестве, то он ошибается. Сумма исчислялась в долларах США.

Как обычные граждане, преступной волей мошенников оказавшись вовлеченными в криминальные схемы, защищены от последствий такого рода махинаций?

Сколько это было в рублях на тот момент, мы считать не стали. А зачем? Чтобы убедиться в том, что даже распродав имеющееся движимое и недвижимое имущество и все остальное вплоть до нижнего белья, мы не возместим и десятой доли невесть откуда возникшего долга? Перед глазами замаячили яркие образы судебных приставов у дверей квартиры, опись имущества, харизматичные фигуры коллекторов и нищенская сума одна на всю семью.

ЕСЛИ ТЫ НЕ ИДЕШЬ В СУД

Но, как это ни странно, появились в ситуации и некоторые обнадеживающие моменты. По нашей просьбе документально подтвердить финансовые претензии временным управляющим была дана команда таковые подтверждения найти. Речь шла о кредитном договоре, где указаны условия выдачи денег, сроки возврата и выплаты процентов, заявления об открытии счета, о договоре банковского счета, заявке на перевод денежных средств и т.д. Ну, словом, о тех документах, где могла и должна быть личная подпись получателя денег. Но ничего, где присутствовала бы хоть одна буква, написанная рукой тещи, найдено не было. Вместо этого в архивах банка обнаружились три бумаги, которые в полном смысле документами или, как говорят юристы, достоверными доказательствами назвать сложно. Так называемая анкета клиента, где фигурировали частично искаженные данные того самого клиента без его подписи (теща внезапно помолодела на тридцать лет), расходный кассовый ордер на полную сумму кредита с четкими подписями бухгалтера, контролера и кассира, но без подписи получателя и, наконец, выписки из лицевого счета, из которых следует, что деньги с него снимали. Но кто и как — загадка.

В конечном итоге от временной администрации по управлению кредитной организацией мы получили справку, где, в частности, говорилось: «ООО «Внешпромбанк» не имеет возможности предоставить Вам копию вышеуказанного кредитного договора ввиду его отсутствия в Банке. Временная администрация… не имеет полномочий признать кредитный договор, указанный в Заявлении, недействительным без принятия такого решения правоохранительными органами и/или вынесения судебного акта.

Временная администрация… рекомендует Вам самостоятельно обратиться в судебные и правоохранительные органы». В полицию-то мы заявили, и через несколько месяцев получили ответ, смысл которого сводился к тому, что проверка произведена, мошенничества в отношении заявителя не усматривается, материальный ущерб ему не причинен и потому следует обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства. Но с чем обращаться в суд? С письмом от временной администрации кредитной организации, где изложена просьба вернуть кредит с процентами, и с пустой, по сути, справкой от нее же, подкрепленной «добрым советом» от полиции?

Собранный консилиум адвокатов поставил диагноз: с таким набором «документов» в суд идти не стоит, не с чем. Лучше дождаться, когда в суд подаст временная администрация, если она вообще это сделает, так как достоверных доказательств у нее нет — выписки из лицевого счета являются внутренними документами банка и таковыми по закону не являются. Суд, по мнению адвокатов, вообще не должен принимать такой иск к рассмотрению.

Но, как выяснилось, если ты не идешь в суд, то суд идет к тебе. В дело вступило Агентство по страхованию вкладов (АСВ), назначенное конкурсным управляющим «Внешпромбанка», после того как решением Арбитражного суда Москвы эта структура была признана несостоятельным банкротом. АСВ — организация серьезная и тягаться с ней трудно. Эта государственная корпорация осуществляет функции конкурсного управляющего (ликвидатора) кредитных организаций и, судя по всему, весьма успешно. С начала своей деятельности в ноябре 2004 года АСВ провела ликвидационные процедуры в 617 банках — и только на февраль 2018 года таких числилось 321. И имеет дело корпорация с суммами астрономического порядка в понимании обычного гражданина. В начале февраля этого года в реестре АСВ имелось 401 435 кредиторов, объем требований которых составлял 2 651 917,50 миллиона рублей. Чтобы удовлетворить такие требования, АСВ призвано взыскивать деньги с должников. В их числе и оказалась 79-летняя женщина, инвалид, много лет не покидавшая пределов квартиры и даже по ней передвигавшаяся на «ходунках».

С мая по сентябрь 2016 года Агентство бомбардировало ее письмами с требованием вернуть кредит с процентами и угрозами в случае невыполнения решать вопрос в суде. В ответ на письменные же просьбы предъявить доказательства, хотя бы основополагающий документ — кредитный договор, — присылались копии выписок из лицевых счетов. Менялись только суммы процентов: время шло и они, понятное дело, росли. А потом наступило затишье. Однако радоваться было рано: ровно через год, вновь аккурат к 8 Марта, но теперь уже 2017 года, пришла повестка: «Савеловский районный суд города Москвы вызывает Вас в качестве ответчика к 14:45 час. 22.03.2017…»

В исковом заявлении ООО «Внешпромбанк» в лице конкурсного управляющего ГК АСВ речь шла о взыскании все тех же 1 150 000 долларов США, обозначенных, правда, уже не как кредит, а как некая «сумма неосновательного обогащения». Сумма процентов также «слегка» упала — с 800 000 баксов до всего лишь почти 37 000. Но теще было уже все равно. Державшая себя в руках весь прошедший год, она не выдержала. Слегла и уже больше не встала. За неделю до судебного заседания мы ее похоронили.

Претензия

DURA LEX SED LEX

Вряд ли кто не знает, что это крылатое выражение в переводе с латинского означает «Закон суров, но это закон». В нашем конкретном случае это означало, что, согласно действующему в России законодательству, наследник, принимая наследство, берет на себя в полной мере и долги ушедшего в мир иной родственника, причем отвечает за них всем своим имуществом. Мы с женой решили пройти этот путь до конца, рискуя тем, что могли бы остаться без крыши над головой. Ведь наследством была доля тещи в квартире, в которой мы все и жили.

Согласно правовой процедуре, судебный процесс был приостановлен до определения наследника и через девять месяцев он был возобновлен. И судье понадобилось всего лишь около часа, чтобы принять решение: «В удовлетворении исковых требований ООО Внешнеэкономического промышленного банка в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов»… — отказать».

А в мотивировочной части судебного решения особенно отмечается: «В соответствии со ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что допустимых доказательств получения… денежных средств в размере 1 150 000 долларов США в ООО «Внешпромбанк» материалы дела не содержат, выписка по счету сама по себе, при отсутствии других доказательств, таким доказательством быть не может, кроме того, в ней содержится ссылка на кредитный договор … оригинал которого в банке отсутствует».

И в этой связи возникает много вопросов. Среди которых главный один: что изменилось с марта 2016 года, когда уже в первые часы разбирательства выяснилось, что достоверных сведений, подтверждающих факт получения кредита, нет? Как выясняется — ничего. Тогда, спрашивается, с какой целью надо было доводить дело до суда и «дожимать» процесс даже после того, как стало известно, что «ответчик» ушел из жизни? На что был расчет? На то, что судья встанет по стойке «смирно» перед представителем АСВ и примет нужное решение только потому, что это государственная корпорация?

А ведь это не первое подобное судебное дело, которое АСВ проигрывает, о чем, безусловно, юристы госкорпорации не могли не знать. Вот, например, одно из них, по которому судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда вынесла апелляционное определение в начале августа 2017 года. Некоему гражданину инкриминировалось заключение аж 23 договоров с ООО «Внешпромбанк», задолженность по которым составляла 87 649 230 рублей 88 копеек. Суд первой инстанции постановил задолженность взыскать. А Мосгорсуд решение отменил. И в своем определении отметил: «В соответствии с приговором Хамовнического районного суда г. Москвы от 12 мая 2017 года Президент ООО «Внешпромбанк» Маркус Л.И. и Вице-президент ООО «Внешпромбанк» Глушакова Е.В. были признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 ч. 4., 160 ч. 4 УК РФ, их действия были направлены на хищение денежных средств Банка под видом выдачи кредитов физическим и юридическим лицам, а также на совершение расходных операций по счетам Клиента Банка. Данным приговором установлен не только факт мошеннических действий руководства ООО «Внешпромбанк», но и факт фальсификации кредитных обязательств. Таким образом, копии документов, представленных ООО «Внешпромбанк», не могут считаться допустимыми и достоверными доказательствами факта выдачи кредитов, поскольку указанным выше приговором установлен факт внесения работниками банка в выписки по лицевому счету заведомо недостоверной информации».

Добавить к этому нечего. Только вопросы остаются. Например, как обычные граждане, преступной волей мошенников оказавшись вовлеченными в криминальные схемы, защищены от последствий такого рода махинаций? Можно было бы сказать, что суд разберется. Но ведь до суда еще надо дожить.

И еще. Где все эти миллионы рублей и долларов, которые простые россияне вынуждены, зачастую, компенсировать из своего кармана? Уж не кроется ли источник денег, найденных под кроватью пресловутого полковника Захарченко, в преступных схемах банковских мошенников? Возможно, непосредственно с ООО «Внешпромбанк» этот гражданин дела и не имел. Но сколько еще таких полковников, может быть, стоит и поискать?

Почему снижается правовая культура
Почему снижается правовая культура Сложившуюся ситуацию мы попросили прокомментировать профессионального юриста, заместителя председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолия Выборного:
— Вынужден признать, что эта история типична для нашего времени. Причина — в падении правовой культуры и снижении качества работы правоохранительного блока, прежде всего — следствия. В подтверждение приведу другую ситуацию. Ко мне обратилась женщина, оказавшаяся жертвой преступления, но добиться от следственных органов возбуждения уголовного дела ей не удавалось. Из представленных мне материалов выяснилось, что в своем заявлении с просьбой возбудить уголовное дело она указала когда, кто и при каких обстоятельствах совершил мошеннические действия, в результате чего ей был нанесен материальный ущерб. К моему большому удивлению, следователь ответил женщине, что по результатам проверки действия указанного гражданина следует квалифицировать не как мошенничество, а как злоупотребление. На этом основании в возбуждении уголовного дела гражданке было отказано.
С правовой точки зрения, и эта, и описанная в редакционной статье ситуация схожи. В основе каждой истории лежит или непрофессионализм, что горько констатировать, или злоупотребление правом, что пагубно для государства. На мой взгляд, и в том и другом случае как раз налицо второе. Когда при отсутствии доказательств следуют требования возврата кредита от человека, который никакого отношения к нему не имел, — это реальное злоупотребление правом. И тех, кто это делает, следует привлекать к уголовной или, как минимум, к гражданско-правовой ответственности.
Но следует понимать, что дело тут не в действующих законах, как считают многие. Проблема — в правоприменении, а его роль велика при формировании доверия общества к власти. В моей депутатской почте много обращений граждан, столкнувшихся с подобной ситуацией, и я вижу, как теряется вера людей во власть. Тревожно то, что подобных случаев становится довольно много, причем зачастую невольными участниками криминальных схем оказываются самые незащищенные слои населения, включая даже ветеранов Великой Отечественной войны.
А ведь ситуации бывают разные. Совершенно случайно в мое поле зрения попал человек, которого обвинили в попытке угона самолета и террористической деятельности. Его арестовали, нервная система гражданина не выдержала, и он попал в больницу с сильнейшим нервным расстройством. После нашего вмешательства дело закончилось тем, что Генеральная прокуратура принесла ему извинения от имени государства за незаконное уголовное преследование, его убрали из реестра лиц, совершивших террористические преступления. Но сколько он за это время здоровья потерял, и какой сильный репутационный ущерб понес!
К сожалению, случаев, когда правовая машина срабатывает именно таким образом — в сторону защиты прав человека и гражданина — единицы. Сегодня наши граждане, попавшие в сложные правовые ситуации, вынуждены сами обивать пороги различных инстанций, доказывая свою невиновность или правоту. А ведь на самом деле должно быть наоборот: гражданину достаточно только заявить о том, что в отношении него совершено или совершается правонарушение и потребовать разобраться, а дальше в дело должна вступать правоохранительная машина, чтобы защитить человека. Согласен с тем, что правовая культура нужна каждому, но требовать ее от обычного человека невозможно. Для того и существуют органы надзора, контроля, правоохранители, суды, чтобы защищать наши права.


Наиболее распространенные случаи банковского мошенничества

В отношении кредитора:

-       оформление договора по липовым справкам и поддельным документам, удостоверяющим личность, для получения кредита на несуществующего человека, который гримируется перед фотографированием для паспорта и перед посещением банка;

-       незначительное искажение предоставленных данных, чтобы впоследствии можно было заявить судебную претензию о нелегитимности кредитного договора по формальному признаку и отказаться от исполнения обязательств;

-       получение кредита с последующим опротестованием законности его выдачи на основании того факта, что имеется заявление об утрате или краже паспорта, на основании которого были получены заемные средства;

-       регистрация фирмы и фальсификация ее деловой активности для получения кредита малому бизнесу, фактически не существующему и исчезающему сразу после получения денежных средств от банка;

-       корректировка данных организации таким образом, чтобы соответствовать условиям кредитования и получить заемные средства на сумму, не подкрепленную необходимыми гарантиями;

-       выведение активов, являющихся обеспечением по кредитному договору, из владения юридического лица для невозможности взыскания долга и объявление банкротства фирмы;

-       подобные действия злоумышленников, когда пострадавшим оказывается кредитная организация, подпадают под диспозицию ст. 159.1 в Уголовном кодексе, регламентирующей исключительно данную сферу преступлений в форме мошенничества.

В отношении формального заемщика:

-       посредством использования люмпенизированных, некредитоспособных граждан, имеющих паспорт гражданина РФ, в качестве заемщиков, путем фальсификации остального пакета документов, необходимого для получения кредита. Кредитующийся субъект при этом приводится в надлежащий вид, получает по итогам сделки небольшое вознаграждение, а взыскать с него впоследствии нечего, так как отсутствует собственность, источники дохода и т.п.;

-       путем кражи паспорта у гражданина РФ и вклейки в него новой фотографии или гримирования для получения визуального сходства. В итоге не осведомленный о злодеянии человек оказывается плательщиком, оказывающимся перед фактом необходимости оплаты кредита, который он не брал;

-       мошенничество совершает банк, оформив кредит на основании анкеты и ксерокопии паспорта, имеющегося в наличии и принадлежащего одному из клиентов или держателей зарплатной платежной карты. Человеку дают заполнить анкету и подписать договор для получения дисконтной карты одной из крупных торговых сетей, которую и выдают на руки, а документы используются для получения кредитной карты и снятия средств в размере лимита. Впоследствии приходит претензия от банка на возврат средств или долг передается коллекторам, не стесняющимся в выборе средств;

-       мошенничество путем получения кредита онлайн с сим-картой без оформления персональных данных и по чужому паспорту, когда результатом является кредитная карта, доставляемая по адресу, удобному для заемщика и необязательно совпадающему с пропиской.

Источник: ugolovnyi-expert.com

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 959

09.03.2018 17:43

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...