Центробанк: цель прежняя — инфляция 4 процента

Какой будет денежно-кредитная политика в предстоящие три года

22.11.2017 00:01

Автор: Юрий Скиданов

Центробанк: цель прежняя — инфляция 4 процента

В среду, 22 ноября, Госдума рассматривает Основы единой государственной денежно-кредитной политики на 2018 год и период 2019-2020 годов. Документ равноценен по значимости проекту федерального бюджета: в рыночной экономике деньги и кредит — важнейшие инструменты, которые регулируют рост материального производства.

Много денег? Мало товаров!

Какой же видит Центробанк — а именно он ответственен за денежно-кредитную политику в России — её трехлетние перспективы? В Основах единой государственной денежно-кредитной политики на 2018 год и период 2018-2019 годов, разработанной регулятором, главная цель сформулирована чётко: «ключевой задачей Банка России на текущем этапе, а также в период 2018-2020 гг. является закрепление темпов роста потребительских цен вблизи 4 процентов».

Как достичь эту цель? Управляя внутренним спросом, как написано в Основах, используя «инфляционное таргетирование» или, по-русски говоря, контролируя инфляцию и жёстко её удерживая в пределах 4 процентов годовых. 

В зависимости от динамики цен, утверждают в Центробанке, будет меняться и ключевая ставка, которая определяет, под какие проценты регулятор одалживает деньги на развитие экономики.

Мысль проста: будут снижаться цены — станет меньше и ключевая ставка; и наоборот — если инфляция начнёт набирать обороты, то приток денег на рост экономики ограничат, повысив ключевую ставку. Именно такой стратегии придерживался Центробанк в последние три года, и, надо сказать, результаты есть: официальная статистика к концу 2017 года зафиксировала уровень инфляции в 3,7 процентов, даже ниже запланированной четверки. И в нынешних условиях, когда по словам Эльвиры Набиуллиной, председателя Центробанка, ожидается рост ВВП в 1,8 процента, такая «умеренно-консервативная» политика будет продолжена.

Однако есть и другие результаты, о которых упоминали депутаты Госдумы, когда обсуждали концепцию, предложенную Центробанком, на совместном заседании Комитетов по финансовому рынку и бюджету и налогам. Упали в минус объёмы кредитования в строительстве, снизилось финансирование практически всех обрабатывающих отраслей. Спад промышленного производства продолжается, в машиностроении, к примеру, выпуск продукции уменьшился на 13 процентов в 2017 году. Нет производства — нет зарплаты, соответственно, снижаются реально располагаемые доходы населения, которые только в октябре сократились на 1,3 процента, потянув за собой тот самый внутренний спрос. Причина обнищания — не только в рыночных факторах, но и в том, что у предприятий нет денег ни на текущие потребности, ни тем более на развитие при существующей ключевой ставке.

Банки — не «драйверы роста»

Эти многолетние критические аргументы в Центробанке не то что игнорируют, но, видимо, не придают значения, так как они выходят за пределы компетенции главного регулятора, относясь к ведению социально-экономического блока Правительства. «Деньги — это кровь экономики. Если их не хватает — будет малокровие, — говорит Сергей Жигарев, председатель Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, — инфляция у нас не монетарного характера, не потому, что в экономике много денег, а потому, что мало товаров. Инфляция — не тотем и не самоцель, а одно из условий предсказуемого роста экономики». Пока же денежно-кредитная политика не стимулирует развитие производства, а стремление использовать преимущественно монетарные рычаги приводит к тому, что экономика накачивается спекулятивными, не обеспеченными товарами рублями, разгоняя скрытую инфляцию. По словам Жигарева серьезные сомнения вызывает и заявленная Центробанком цель в перспективе отказаться от льготного кредитования отдельных отраслей экономики с тем, чтобы создать для всех равные рыночные условия. «Это означало бы крах многих производств, в первую очередь, аграрных, — считает депутат, — при том, что практически все развитые страны создают максимум благоприятствования для своих крестьян, обеспечивая им конкурентные преимущества на мировом рынке. Да и как мы будем развивать к примеру, совсем не рыночную оборонную отрасль?».

Судя по Основам единой государственной денежно-кредитной политики на 2108 год и на период 2019-2020 годов в Центробанке отлично понимают взаимосвязь между кредитованием промышленности и снижением инфляции, отмечая что «созданию ценовой стабильности способствуют и правительственные меры по развитию инфраструктуры продовольственного рынка и расширения мощностей по переработке сельскохозяйственной продукции», а также «усилия Правительства, направленные на преодоление структурных проблем».

Правда, трактуют такие действия исполнительной власти исключительно как подспорье в борьбе с инфляцией… Иными словами, не инфляцию ограничивают для развития экономики, а реальное производство растёт для того, чтобы инфляция была ниже. Видимо, поэтому в концепции денежно-кредитной политики сделана оговорка — Центробанк «не может стать основной движущей силой роста экономики». 

«Такая позиция вызывает удивление, — говорит Михаил Емельянов, первый заместитель руководителя парламентской фракции Справедливой России, — мы говорим об единой государственной финансовой политике, а Центробанк разделяет её на правительственную, региональную, отраслевую. Что мешает, к примеру, Центробанку определить комплекс мер, предусматривающих льготное кредитование предприятий, работающих прямо на потребительский рынок? Это самый верный способ побить инфляцию через внутренний спрос и повысить доходы наших сограждан. Однако ничего подобного в Основах … нет. Такое впечатление, что Центробанк существует сам по себе, отдельно от общегосударственных интересов».

С таким утверждением не согласен Анатолий Аксаков, председатель Комитета по финансовому рынку Госдумы. По его словам, в концепции немало нового и положительного: Центробанк впервые провозгласил цель не снижать инфляцию, а её стабилизировать около четырехпроцентной отметки на постоянном уровне, больше внимания уделено теме, как координировать денежно-кредитную политику с другими ключевыми направлениями, прежде всего в бюджетно-налоговой и структурной сферах. Но и Аксаков достаточно критично оценивает позицию Центробанка, который намерен поддерживать относительно высокую ключевую ставку, которая не только ограничивает роль кредитов в развитии экономики, но и повышает привлекательность рублевых активов для нерезидентов, что подрывает доходность и вымывает прибыль российских финансовых организаций.

Словом, сегодня на пленарном заседании Госдумы Эльвира Набиуллина, как и год назад, будет объяснять депутатам, насколько полезно ограничивать накачку экономики деньгами через ключевую ставку, и насколько вредны для роста ВВП высокая инфляция и льготные кредиты. Для этого у неё есть достаточно весомые экономические аргументы по итогам развития экономики.

Читайте нас ВКонтакте
Просмотров 4471