Пролетарий! Ты нужен России!

В Минтруде назвали самые востребованные профессии

Кто с большей степенью вероятности не будет испытывать проблем с трудоустройством в 2017 году? По мнению Минтруда России — профессионалы в сфере промышленности, строительства и транспорта, юристы, врачи, а также научные работники, правда, непонятно, каких отраслей.

Заводам нужны кадры

Конъюнктура рынка труда всегда свидетельствовала лучше всякой статистики о долгосрочных тенденциях, которые определяют развитие экономики в достаточно длительной перспективе. Вспомним период «коренного перелома» начала 90-х: толпы вчерашних инженеров, рабочих, учителей ринулись в мелкую торговлю, биржевые маклеры, непонятно откуда взявшиеся факультеты неведомых частных вузов пачками готовили юристов, экономистов, журналистов и прочих титанов умственного труда.

Всё логично: разрушавшаяся промышленность и наука не могли обеспечить работой квалифицированные кадры, способные умной головой и умелыми руками создавать те самые материальные ценности. В итоге структура экономики трансформировалась в сторону финансовых услуг,торговли и прочих сфер за пределами реальной экономики.

И вот сейчас — впервые, на моей памяти, за долгие годы официальное правительственное ведомство констатирует, что «наиболее востребованы на рынке труда квалифицированные рабочие промышленности (металлообрабатывающее и машиностроительное производство). Те самые отрасли «производства средств производства», которые принято считать базовыми для индустриальной экономики, независимо от уклада.

Даже с оговорками, что непонятно, на основе каких методик и статистики Минтрудом получены такие результаты, надо признать, что это — чрезвычайно обнадёживающий факт, из которого рискну сделать, может быть, несколько преждевременный вывод: Россия возвращается на путь постиндустриального развития в его информационной стадии. Об этом свидетельствует и то, что, как сформулировали в Минтруде, «работники бизнес-сферы, менеджеры и документоведы чаще всего остаются незанятыми в России».

В.В. Лебедев, «Пролетарии». 1920 г.

Следовательно, дают результаты 300 миллиардов рублей, потраченные на то, чтобы внедрить передовые информационные технологии во все министерства и ведомства: исчезла необходимость в бумажных носителях, собранных в толстые папки и специалистов по документообороту. Таким образом, управленческие решения должны приниматься гораздо быстрее, а контроль за их выполнением можно вести в режиме реального времени.

Растёт спрос и на специалистов в информационных технологиях, и, что крайне важно, учёных высокого класса, представителей фундаментальной и прикладной науки. Это свидетельствует о том, что страна входит, что называется, явочным порядком в новый информационно-технологический уклад, освобождаясь от примитивно понимаемой и реализуемой монетаристско-рыночной модели, в которой главной движущей силой были универсальные «бизнес-менеджеры» с мутными дипломами международных бакалавров» и «финансисты широкого профиля» — от биржевых спекулянтов до коллекторов.

Юристы снова в цене

Впрочем, эти тенденции в кадровой политике легко было предугадать, изучив экономические результаты прошлого года: практически все отрасли машиностроения, химия, высокосложные оборонные производства, транспорт, промышленное строительство и некоторые другие показали если и не рост, пусть и не великий, то минимальное падение, сравнительно, скажем, с минерально-сырьевой сферой.

Соответственно расширились возможности для того, чтобы наращивать производственный потенциал. А для этого нужны высококвалифицированные кадры. Замечу, что смена приоритетов в пользу промышленности произошла, на мой взгляд, вопреки политике Центробанка и экономических ведомств: инвестиции в реальный сектор по-прежнему сдерживала высокая учётная ставка, а в Минэкономразвития мыслили о стратегических концепциях, традиционно занимаясь приватизационными делами и отстраняясь от конкретных экономических проблем, которые должен решить рынок.

Рынок и решил. Правда, под давлением внеэкономических обстоятельств: санкции Запада и обесценившийся рубль позволили обрабатывающим производствам и агропромышленному комплексу нарастить экспорт и получить финансовую основу для нового рывка.

Страшно подумать: если бы это движение успешных отраслей вверх подкрепили бы инвестициями и доступными кредитами в ранге государственной политики: тогда бы, предполагаю, вполне терпимый уровень безработицы в 5,8-5,9 процента, которые обещает Минтруд в 2017 году, упал бы ещё на пару процентных пунктов за счёт расширения производства.

Эти позитивные изменения в кадровой структуре тем более неожиданны, если вспомнить недавнюю историю. Дело в том, что Центр стратегических разработок, председателем Совета которого тогда был Герман Греф, ещё в 1999 году разработал так называемую стратегию 2010, на основе которой летом 2000 года были приняты Основные направления социально-экономической политики России до 2010 года.

В частности, в области образования были поставлены задачи повысить уровень образованности населения, «сформировать адекватную современным технологиям кадровую инфраструктуру основных отраслей промышленности» «обеспечить условия для развития научных школ в фундаментальном и инженерном образовании» и, разумеется, в информационных технологиях».

Разработчики Стратегии перешли на работу в Правительство, а в 2010 году один из её авторов, Алексей Кудрин, на научно-практической конференции в июне 2010 года подвёл итоги: в результате реализации Стратегии сложилась новая страна, которая получила статус рыночной и инвестиционный рейтинг. Ему вторил Герман Греф: основные задачи, включая образовательные и кадровые, выполнены, появился мощный интеллектуальный задел.

Здорово! И вот семь лет спустя Минтруд обнаруживает робкие признаки того, что люди пошли в инженерные и интеллектуальные профессии, повысился статус учёных, а маклеры, брокеры, дилеры и прочие персонажи спекулятивно-валютной экономики начинают уменьшаться в количестве. Хотя вроде бы эти задачи по Грефу-Кудрину закрыты ещё семь лет назад, что не мешает тому же Алексею Леонидовичу, нынешнему руководителю ЦСР, снова предлагать государству в своей очередной концепции приоритетно финансировать образование.

Однако есть и дежавю: словно в начале 90-х в этом году возрастёт спрос на юристов. Между тем в последние годы фиксировали избыток таких специалистов. Что же произошло? Ответ, думаю, надо искать в том, что приняты многочисленные поправки в законодательство, меняется налоговая и банковские сферы, введён земельный кадастр с новым порядком платежей за землю и недвижимость, намечены и другие крупные хозяйственно-правовые реформы как составная часть системы стратегического планирования.

Потому предопределены многочисленные судебные и внесудебные разбирательства не только «между хозяйствующими субъектами», но и по линии «государство — бизнес», «государство — физическое лицо» и так далее. Так что юристы всех категорий и специализаций без работы и немалых доходов не останутся. Хотя, на мой взгляд, гораздо полезнее было бы использовать их знания, энергию и квалификацию на освоение инновационно-экономических пространств, а не на сутяжничество и бесконечные судебные заседания по поводу и без.



Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 2058

07.04.2017

Популярно в соцсетях