Финразведка нашла 400 миллиардов «грязных»рублей

Деятельность Росфинмониторинга выявляет масштабы «теневой» экономики

Хватает ли потенциала Федеральной службы по финансовому мониторингу, чтобы успешно препятствовать криминальному движению денег? Об этом рассказал на «правительственном часе» в Совете Федерации Юрий Чиханчин, руководитель ведомства.

35 тысяч подпольных миллионеров

Классическая разведка получает деньги, чтобы добывать информацию. Разведка финансовая получает информацию, чтобы добывать деньги. Разница существенная, но она не меняет сути: и та и другая работают на государство. Росфинмониторинг, судя по докладу Юрия Чиханчина, в прошлом году действовал достаточно успешно, выявляя каналы и методы незаконного проникновения «теневых» денег в экономику и криминальные механизмы трансграничных денежных операций.

Красноречивый факт: в 2016 году финансовая разведка предотвратила незаконные банковские операции на 300 миллиардов рублей, не позволив им, как выразился Чиханчин, «уйти в тень». Эти платежи пытались провести 35 тысяч клиентов кредитных учреждений, 80 процентов из которых позже не обращались к услугам банкиров, что свидетельствует: традиционная схема, в которой выводят или обналичивают деньги через фирмы-однодневки, процветает по-прежнему.

В связи с этим введено новшество: с 1 января 2018 года списки подобных «засветившихся» фирм и физических лиц будут передаваться во все кредитные организации. Ещё один факт: финансовая разведка совместно с другими правоохранительными органами зафиксировала в прошлом году 12 теневых площадок, занятых легализацией доходов неизвестного происхождения.

Объём денежных потоков составил 63 миллиарда рублей только по одной такой площадке, объединившей 9 банков. А всего, по представлению ведомства, у 35 банков были отозваны лицензии за прямое нарушение «антиотмывочного» законодательства.

Сложные чувства вызывает эта информация. С одной стороны, бесспорно, прекрасно, что Росфинмониторинг в полном объёме реализует возможности, предоставленные законодательством, и препятствует разрушительному для экономики нелегальному денежному обороту, входя в пятёрку лучших финразведок мира. Но с другой — впечатляет размах теневой экономики.

Добавим к упомянутым 400 миллиардам рублей, выявленным ведомством во внутренних платежах, 184 миллиарда рублей, которые по оценкам Центробанка незаконно выводятся за границу. Итог — почти 600 миллиардов рублей. Это только часть чистых доходов (не оборота!) теневиков. При средней рентабельности российской легальной экономики в 10 процентов можно оценить объёмы «параллельного» ВВП примерно в 6 триллионов рублей, или 10 процентов от официального!

На самом деле, конечно, объёмы нелегальной экономики гораздо выше, минимум в два раза, ведь, как позже признал Чиханчин, объёмы «серого» вывода денежных средств за рубеж с помощью полулегальных судебных решений, к примеру, против которых Служба пока бессильна, в разы выше. Так что смело можно говорить о 15-20 триллионах рублей теневого ВВП, которые остаются вне зоны действия фискальных органов. А это около 2-3 триллионов рублей налоговых и социальных платежей, очень необходимых сейчас федеральному бюджету.

Нужна и контрразведка

Что же делать? Необходимо принять ряд дополнительных законодательных мер, по мнению Юрия Чиханчина. Например, законодательно обязать кредитные и не кредитные учреждения создавать личные кабинеты в системе Росфинмониторинга. Это новшество позволит заинтересованным структурам увидеть себя, как выразился руководитель, «глазами правоохранительных органов». Знание весьма ценное, которое поможет избежать крупных правовых неприятностей в будущем.

Другое направление — расширить правоприменительную практику конфискации имущества по «антиотмывочным» статьям. Пока лишь пять процентов судебных приговоров содержат эту меру. Достаточно самокритично руководитель оценил возможности своего ведомства в предотвращении вывода средств за рубеж через кредитные учреждения с последующим их банкротством: нет пока эффективных средств, проблему можно решить только совместными усилиями экономических и правоохранительных ведомств с привлечением региональных руководителей.

А масштабы коррупции в регионах тоже впечатляют. Чиханчин привёл лишь два примера: по информации службы был снят с должности заместитель одного из губернаторов, который способствовал заключению сомнительного контракта на один миллиард рублей. А на имя племянника другого губернатора, по сведениям, полученным от финразведки одной из европейских стран, третьим лицом был открыт депозит в местном банке на 15 миллионов долларов.

Конечно, вполне объяснимо, что Юрий Чиханчин много рассказывал об успехах своего ведомства. Они, бесспорно, есть. И достаточно ощутимые. Но из выступления руководителя сложилось впечатление, что Росфинмониторинг приоритетом считает намеченную в будущем году проверку своей деятельности со стороны ФАТФ — международной группы по борьбе с отмыванием денег.

Во всяком случае, постоянно звучали тезисы о том, насколько политика и деятельность службы соответствуют критериям этой группы. Конечно, такое сотрудничество необходимо, особенно в борьбе с терроризмом. Однако не стоит забывать, на мой взгляд, что ФАТФ находится под влиянием США. И уже не раз действовала в интересах американской кредитно-финансовой системы. Наиболее известный пример — швейцарские банки несколько лет назад под давлением ФАТФ фактически отказались от принципа  соблюдения банковской тайны, как того требовало министерство финансов США.

Не будет ли использована необходимость борьбы с отмывание денег как предлог, чтобы ещё более плотно контролировать вполне законные российские финансовые потоки? Ведь противостояние на мировой политической арене по-прежнему находится в острой фазе, а санкции, включая блокировку долгосрочных кредитов, инвестиций и соответствующих транзакций, по-прежнему  жёстки?  И не пора ли в связи с этим дополнить финансовую разведку финансовой контрразведкой.



Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 2329

30.03.2017

Популярно в соцсетях