Зачем Эрдоган извинился перед Россией

Турция рассчитывает с помощью нашей страны стать монополистом в поставках энергии

Зачем Эрдоган извинился перед Россией

Фото с сайта kremlin.ru

Прошло уже две недели с того момента, когда Президент России Владимир Путин поручил Правительству снять ограничения на продажу пакетных туров в Турцию и отменить запреты на чартеры, а также выступил за нормализацию торговых отношений с Анкарой, что многочисленные и мощные лоббисты турецких интересов поспешили объявить прологом к мгновенной отмене эмбарго. Однако ситуация в российско-турецких экономических отношениях практически не изменилась, если не считать, что турагентства возобновили продажи туров  в Турцию, что, впрочем, не привело к резкому росту количества поездок в Турцию.

«Великий Туран» надо всеми

Почему так происходит? Бесспорно, имеет значение тот факт, что турецкие овощи и фрукты более или менее успешно заменила отечественная сельхозпродукция, а также поставки из третьих стран — Узбекистана, Китая, Марокко, Латинской Америки, и отдавать этот сектор новые производители совсем не настроены.  Сыграл роль и  скользкий характер  предполагаемых извинений: в своем письме глава Турции Эрдоган то ли выразил сожаление, то ли всё же попросил прощения… То ли Турция готова компенсировать стоимость сбитого штурмовика, то ли нет… Словом, осадок остаётся мутный, и в Кремле, рискну предположить, ожидают дальнейших действий, подтверждающих деятельное раскаяние, выражаясь юридическим языком, Турецкой Республики.

 А вот с этим могут быть сложности. Эрдоган, равно, как и основанная им правящая партия справедливости и развития придерживаются идеологии национализма на основе неоосманизма. Не Россию надо бы обвинять в имперском ренессансе: Турция уже давно ностальгирует по временам Османской империи, которая на протяжении пятисот лет  простиралась от Туниса до Саудовской Аравии и от Египта до границ с Австрией. Сегодня неоосманизм проповедует идею «Великого Турана», который должен объединить тюркоязычные народы — а это большинство государств постсоветской Средней Азии и Казахстан, а также некоторые российские республики. И с этой целью Анкара осуществляет мощную экономическую экспансию, всячески поддерживая государственный и частный капитал в захвате рынков на тюркоязычной территории. А Реджеп Эрдоган претендует на позицию сильного волевого лидера всех тюрков, политически поддерживая экономическую интеграцию тюркоязычных территорий всеми возможными средствами. К примеру, когда власти КНР стали ограничивать — и обоснованно — деятельность турецких фирм в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, Эрдоган выступил с беспрецедентной критикой Пекина, назвав полицейский разгон демонстрации в Урумчи в 2009 году «геноцидом против [тюркоязычных] уйгур». Любопытно, что в изложении президента Турции геноцид осуществляется только против тюрков. Например, боевые действия против расстрелявших в воздухе российского летчика туркоманов, признанных террористами, Анкара также охарактеризовала как геноцид. А вот массовые убийства армян, курдов, алавитов, заза и других народностей турецкими войсками называют совсем по-другому.

Энергетический запас для атамана

Но роль лидера в тюркоязычном мире — а тюрок по разным оценкам насчитывается от 200 до 250 миллионов человек — требует соответствующего экономического фундамента.  Надо отдать должное Эрдогану и правящей партии — они сумели вывести экономику Турции из перманентного кризиса, ограничили инфляцию, рост ВВП в последние годы составлял от 6 до 10 процентов годовых.

Но есть одна проблема, которая ограничивает развитие турецкой экономики: нехватка внутренних энергоресурсов. Сегодня Турция в этом отношении зависит на 70 процентов от внешних поставок, а с учётом развития экономики такая зависимость может возрасти до 80 процентов. Часть необходимого Турции газа — около 16 миллиардов кубов в год — поставляет Россия по газопроводу «Голубой поток», проложенному по дну Чёрного моря. А после того как Болгария, пометавшись между выгодой миллиард евро в год и давлением США, в 2014 году окончательно отказалась  участвовать в строительстве другого черноморского газопровода, «Южный поток», Турции было предложено расширить трассу «Голубого потока», проложив рядом новую нитку и увеличив до 63 миллиардов кубов в год прокачку газа. При этом на внутреннее потребление Турции придётся 14—16 миллиардов, а остаток транзитом проследует в Европу, принося Анкаре немалую прибыль. В целом же поставки газа в Турцию за 25 лет могли бы составить до триллиона кубометров.

Тем временем дочернее предприятие Росатома «Аккую нуклеар» начало сооружать крупнейшую атомную электростанцию на юге страны в районе порта Мерсин. Её четыре энергоблока стоимостью 20 миллиардов долларов и общей мощностью 4,8 гигаватта позволили бы Турции к 2023 году полностью избавиться от энергетической зависимости, а вместе с газовыми проектами стать крупнейшим, практически монопольным,   распределителем и продавцом энергии на Ближнем Востоке и Юго-Восточной Европе.

Сейчас осуществление этих проектов приостановлено, так как не возобновлена работа совместной российско-турецкой межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. А тем временем резко возросла дипломатическая активность России по азербайджанскому направлению: в последние месяцы в Баку с целью подготовки визита президента Путина совершали поездки вице-премьер Дмитрий Рогозин и неоднократно министр иностранных дел Сергей Лавров.  Одной из целей этого визита может стать договорённость по новому маршруту прокладки газопровода, минуя турецкую территорию. Возможно, будет сделано новое предложение Болгарии. Или напрямую протянут нитку до территории Греции, в которой ещё в 2013 году Госнефтекомпания Азербайджана приобрела местного трубопроводного оператора DESFA  и греческий участок газопровода перешёл в собственность Баку. По альтернативной нитке можно будет качать не только российский и азербайджанский, но и иранский газ, минуя территорию Турции.

Вероятно, такая перспектива — лишиться последнего козыря в политическом противостоянии с  Россией и получить совершенно иную геополитическую ситуацию в регионе с ослабленной Турцией — вынудила «сильную личность», президента Эрдогана сквозь зубы произнести некие слова, изобразив раскаяние и сохранив лицо перед избирателем.

Это, уверен, понимают в Кремле. Потому и не спешат выводить сотрудничество с Турцией на прежний уровень, помня, вероятно, интернациональную пословицу: «Один раз предал — ты виноват, второй раз предал — я виноват». У России сейчас стопроцентно выигрышное положение: Турция не сможет быстро и адекватно найти альтернативу российским поставкам газа, тем более строительству АЭС. Это потребует минимум трёх-пяти лет, в течение которых экономика страны будет лишена возможности интенсивно развиваться, а число бедных, которые сейчас составляют примерно 20 процентов населения, неизбежно возрастёт, расшатывая политический авторитет Эрдогана.  Хочет он дружить и получать выгоду от этой дружбы — пусть предоставляет некие льготы — экономические, в виде привлекательной цены на газ и доступа российских поставщиков к определению цены для конечного потребителя, например. И политические — трезво оценивая санкции США и Евросоюза, действия украинских властей и ситуацию в Сирии.

 

 


Просмотров 14343

13.07.2016

Популярно в соцсетях