Минфин решил-таки начать «евробондиану»

Стало понятно, что министерство верит в Россию, а Центробанк — в США

Минфин решил-таки начать «евробондиану»

Фото: rsncontent.ru

В СМИ довольно неожиданно появилась информация о том, что Минфин всё же принял решение поискать деньги на Западе в обмен на евробонды. Неожиданно — это потому, что несколько недель назад заместитель министра Сергей Сторчак проинформировал общество, что новых валютных займов не будет. Это заявление последовало после того, как власти США не рекомендовали западным банкам помогать России изыскивать средства для решения внутренних задач, мотивируя высоким риском, связанным с западными экономическими санкциями.

Политика в выигрыше, а экономика?

Почему же эта тема обозначилась вновь? Видимо, Минфин не сумел найти внутренних источников для оптимизации бюджетного дефицита в связи с особыми позициями других экономических ведомств, и использовал резервный вариант, при котором организовывать размещение евробондов (кредитных обязательств в ценных бумагах по европейскому образцу) в объёме 3 миллиардов долларов будет банк ВТБ Капитал плюс. По сообщениям прессы уже в первый день после обнародования этой акции спрос на еврооблигации превысил 3 миллиарда долларов, получены заявки от западных финансовых структур по публикации агентства Блумберг на 5,5 миллиарда долларов, и это не предел. Причём сообщается об этом событии как о несомненном успехе главного российского финансового ведомства.

Несомненно, об успехе можно говорить. Но только политическом: американо-европейская финансовая блокада прорвана, несмотря ни на какие санкции, так или иначе найдены не только источники финансирования дефицита госбюджета, но и, возможно, инвестиций в рецессивные отрасли.

Но какой ценой? Доходность по минфиновским бумагам составляет около 4,9 процента годовых, для миллиардных валютных кредитов ставка очень велика. Таких процентов в мире нет, если не считать займы некоторым, совсем уж проблемным африканским государствам с вечной смутой. Так что удивительного в том, что западные и, возможно, некоторые отечественные офшорные инвесторы и валютные спекулянты с энтузиазмом бросились скупать евробонды: в самом простом варианте они смогут их перепродать или заложить под кредиты с более низкой ставкой, получив без труда профит в 0,5—1 процент, что в миллиардных сделках даёт весьма приятную «прибавку к пенсии». Одолжить денег по завышенной ставке  — дело нехитрое, но ведь проценты, и немалые, нужно отдавать. А с каких доходов, если последние два года финансовые концы в бюджете не сходятся, и «дно кризиса», вопреки заклинаниям, не пройдено, о чём свидетельствуют обнародованные 24 мая данные о том, что ВВП продолжает падать на полпроцента по отношению к соответствующему периоду прошлого, тоже не самого благополучного года. Тем не менее и Минфин, и его кредиторы верят в российскую экономику и её способность вынести немалую долговую нагрузку. Иначе, наверное, не стали бы затевать эти кредитные игры.           

Америка превыше всего

Но есть у этой ситуации и другой аспект. В то время, когда Минфин искал на внешнем рынке займы, Центробанк хладнокровно размещал валютные средства  в американских казначейских обязательствах, кредитуя уже Минфин США. Причем под 1,7 процента годовых.

Общая сумма, на которую приобрели заокеанские активы, — 90 миллиардов долларов! Не будем говорить о том, насколько политически абсурдны эти действия: США лидирует во враждебной России политике, размещая вблизи наших границ средства опережающего ракетного удара и максимально препятствуя всем видам сотрудничества, не говоря уже о предоставлении кредитов. И дружбы нет, и табачок врозь.

Но гораздо абсурднее выглядит политика ЦБ по экономическим критериям: ведь можно было одолжить валюты не совсем, надеюсь, чужому российскому Минфину под те же самые, что и минфину США, 1,7 процента годовых, чтобы российским финансистам не было нужды бегать по миру с протянутой рукой и занимать деньги под грабительский по международным меркам процент! Ведь разница в 3,2 процента по ставкам составляет в год при сумме заимствований 5,5 миллиарда долларов около 165 миллионов долларов, или 10 миллиардов рублей, что равно, например, убранной из федеральной целевой программы по развитию здравоохранения статье расходов на лечение диабета и некоторых других тяжёлых заболеваний. Зато эти миллиарды пойдут  в доходы западных инвестиционных фондов. Такие предпочтения ведомства Набиуллиной можно объяснить только одним: Центробанк России больше верит в возможности и надёжность американской экономики сравнительно с российской. Что ж, некоторые основания для этого есть, если вспомнить, что именно финансово-кредитная политика ЦБ с её экономически необоснованной ключевой ставкой душит безденежьем российскую экономику, мотивируя необходимостью бороться с инфляцией. Даже близкий по взглядам к Эльвире Набиуллиной монетарист Алексей Улюкаев, глава Минэкономразвития, оценил несостоятельность этой политики, призвав не «фетишизировать отдельные финансовые показатели».

И снова Кудрин

Такое противостояние Минфина и Центробанка само по себе нелепо и свидетельствует о расколе в финансово-экономическом блоке. А раскол никогда не приводил к достижению цели, скорее наоборот. Об этом помнить тем более необходимо в преддверие заседания президиума экономического совета под председательством президента Владимира Путина, на котором, как известно, будут обсуждены различные концепции развития экономики.

Ситуация вокруг абсурдной политики внешних заимствований очень хорошо иллюстрирует, какими могут быть последствия, если за основу будут взяты предложения Алексея Кудрина, автора одной из упомянутых концепций. Ведь именно по его настоянию в середине 2000-х годов доходы от экспорта энергоресурсов направляли не на развитие отечественной экономики, а в американские долговые обязательства. И эту политику Эльвира Набиуллина жестко проводит до сих пор. В итоге бюджет теряет сотни миллионов долларов, что называется, на ровном месте. Крайне прискорбно, если подобные процессы не будут остановлены.


Просмотров 1133

24.05.2016

Популярно в соцсетях