Хранить нельзя переработать

Где ставят запятую Россия и США, когда речь идёт об оружейном плутонии

Президент Владимир Путин, выступая в Санкт-Петербурге на медиафоруме ОНФ местных и региональных СМИ, заявил, что США не выполняют обязательства по уничтожению оружейного плутония. Американская сторона в одностороннем порядке изменила технологию утилизации, нарушив подписанное в 2000 году соглашение о переработке оружейного плутония в уран-плутониевое МОКС-топливо для атомных реакторов. 

Напомним, что в апреле 2009 года президент США выступил в Праге с программной речью о создании саммита по ядерной безопасности. Резонанс и ожидания международной общественности были так велики, что уже в октябре того же года Барак Обама получил Нобелевскую премию мира. Комитет премии тогда особо отметил заслуги политика в деле ядерного разоружения. Теперь же вместо переработки Вашингтон принял решение

хранить разбавленный плутоний в специальных ёмкостях. При необходимости его можно будет извлечь и снова превратить в оружейный. Владимир Путин подчеркнул, что Россия в отличие от США выполнила свои обязательства, построив завод по производству МОКС-топлива.

Речь идёт о новом производстве на предприятии «Росатома» «Горно-химический комбинат» в Красноярском крае. Но если правительство США решило отказаться от строительства завода по переработке избыточных объёмов плутония, то зачем такой построили в России? Быть может, американцы «переиграли» русских, сэкономив при этом немалые средства?

По мнению экспертов, строительство завода в Железногорске - решение не только правильное, но и технологически перспективное. Член Комитета Госдумы по энергетике Василий Журко напомнил, что в России смогли не просто построить завод по производству смешанного уран-плутониего топлива, но и сделать это с разумным использованием средств. Строительство Горно-химического комбината в Железногорске всецело отвечает концепции развития атомной энергетики России. Впервые в мировой практике за 2,5 года был реализован стратегический инвестиционный проект по созданию промышленного производства МОКС-топлива для нового поколения реакторов на быстрых нейтронах.

Производство - важный шаг в реализации крупнейшего проекта современной атомной энергетики по замыканию ядерного топливного цикла (ЗЯТЦ), направленного на расширение топливной базы и сокращение радиоактивных отходов. Благодаря этому удаётся не только решить задачу выполнения политического соглашения по переработке оружейного плутония, но и получить мощный экономический, технологический и экологический эффект.

Отработке технологий замыкания ядерного топливного цикла, когда ядерные «отходы» за счёт извлечения из них урана и плутония оказываются новым ядерным топливом, не зря уделяется особое внимание в России, заявил первый заместитель председателя Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Валерий Язев. Железногорское уран-плутониевое топливо уже используется в современных реакторах на быстрых нейтронах. Так, реактор на быстрых нейтронах БН-800 был запущен в конце 2015 года на Белоярской АЭС и включён в энергосистему страны. Промышленных реакторов на быстрых нейтронах больше нет нигде, подчеркнул депутат. Проекты МОКС-топлива для тепловых реакторов, реализуемые в Японии и Великобритании, испытывают серьёзные трудности, пояснил он.

Что же касается США, то на строительство аналогичного завода у них ушло восемь лет и почти восемь миллиардов долларов, а потом проект сочли слишком дорогостоящим и попросту заморозили. Однако тот факт, что на этот «долгострой» были истрачены средства, которые едва ли не в 30 раз превышают инвестиции Российской Федерации, свидетельствует о том, что Соединённые Штаты имели серьёзные намерения освоить эту технологию. Не получилось. И дело тут, видимо, не в «разумной экономии», а в технологической неспособности американских атомщиков решить задачу. Интересен факт, что, по сообщению nation-news.ru, власти Южной Каролины, где планировалось построить производство, уже подали в суд на американское правительство и намерены получить компенсацию в размере 100 миллионов долларов.

Российские специалисты убеждены: альтернативы замкнутому топливному ядерному циклу нет, а значит, как можно скорее должна быть выстроена новая технологическая платформа отрасли, отвечающая на все существующие сегодня экологические и экономические вызовы. Создание на Горно-химическом комбинате уникального производства МОКС-топлива для быстрых реакторов - не только решение задачи переработки оружейного плутония, но и реальный технологический прорыв для атомной энергетики.

Елена Леводянская

Мнения

Василий Журко, член Комитета Госдумы по энергетике:

- В невыполнении американской стороной соглашения о переработке оружейного плутония есть несколько аспектов: политический, технологический и экономический. С политическим всё понятно: в сложившейся обстановке США будут использовать любую возможность для конфронтации. Однако важно учитывать и другой фактор, который почему-то остаётся в тени.

Речь идёт о том, что у России оказалось достаточно компетенций, чтобы не просто построить завод по производству МОКС-топлива из оружейного плутония, но и сделать это с разумным использованием средств.

В России завод уже построен в Железногорске в Красноярском крае на базе Горно-химического комбината. Проект был реализован за два с половиной года и стоил 9,3 миллиарда рублей (почти в 30 раз меньше, чем было затрачено американцами). Причём у нас этот завод будет не просто решать проблему нераспространения, перерабатывая оружейный плутоний, но и производить топливо для передового реактора на быстрых нейтронах БН-800, который был подключён к сети на Белоярской АЭС в декабре прошлого года.

Валерий Язев, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии:

- Строительство завода по производству уран-плутониевого МОКС-топлива на предприятии «Росатома» Горно-химическом комбинате в Красноярском крае - это осознанная политика России. Только в России сейчас выполняются проекты по отработке передовых технологий замыкания ядерного топливного цикла. Ни в Америке, ни в Японии ничего подобного нет.

Наша программа по развитию новых ядерных энерготехнологий с точки зрения ядерной философии и экологии наиболее передовая в мире. Ведь тема замыкания ядерного топливного цикла важна не только для России. Замкнутый ядерный топливный цикл позволяет эффективно решить проб­лему расширения топливной базы нашей атомной энергетики, заменяя дефицитный уран-235 на природный уран-238 и другие изотопы, которых хватит как минимум на несколько столетий. Что касается вопросов экологии, то благодаря замыканию топливного цикла реактор на быстрых нейтронах «сжигает» элементы топлива, которые «не горят» в реакторах на тепловых нейтронах. Это значительно уменьшает количество радиоактивных отходов, подлежащих утилизации.

Владимир Поцяпун, член Комитета Госдумы по энергетике:

- Планы США разбавлять и хранить оружейный плутоний, оставшийся в наследство от гонки вооружений, приведут к нарушению соглашения, подписанного американской и российской сторонами летом 2000 года.

И тут даже речь не столько о нежелании Соединённых Штатов выполнять ранее взятые на себя обязательства, сколько о неспособности: за восемь лет американцы так и не смогли построить завод по производству МОКС-топлива, которое и должно частично состоять из переработанного оружейного плутония. Оказалось, что выделенных на этот проект средств в размере 7,7 миллиарда долларов не хватает - нужно более семнадцати. В связи с этим действующая американская администрация приняла решение проект остановить.

В России такой завод к концу прошлого года был построен в Красноярском крае при несоизмеримо меньших вложениях. Его отличительной особенностью является возможность использования именно высокофонового оружейного плутония благодаря высокой автоматизации технологических процессов, чего нет больше нигде в мире. Реализовав этот проект за два с половиной года, наши атомщики продемонстрировали и технологическое превосходство, и управленческую эффективность.


Просмотров 773

15.04.2016

Популярно в соцсетях