Россияне стали меньше есть, но больше откладывать на чёрный день

В стране несут деньги не в магазины, а в банки

Россияне стали меньше есть, но больше откладывать на чёрный день

Фото Геннадия Михеева

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал любопытные данные: более 70 процентов наших сограждан, оказывается, вынуждены экономить на продуктах питания, при этом существенно ограничивают себя 26 процентов опрошенных, а большинство считают, что наиболее рациональны покупки в сетевых магазинах.

 

Бесспорно, опросы ВЦИОМ не всегда отражают реальное состояние дел, но общие тенденции, как правило, социологи фиксируют верно. Тем более что и подсчёты Росстата косвенно подтверждают результаты опроса: падение реальных доходов в России на конец 2015 года составило около пяти процентов. А с учётом показателей развития экономики в первом квартале текущего года, вероятно, эта цифра увеличится: ведь существенных шагов по выходу из кризиса Правительство не сделало, продолжая обсуждать вплоть до начала марта комплекс антикризисных мер.

Падает потребление — не будет развития

Но падение спроса и ограничение потребления — проблема не только личного выбора граждан. Это крайне неприятная тенденция, свидетельствующая о том, что экономика входит в состояние стагнации. Все монетаристско-рыночные теории основаны на том, что развитие возможно при увеличении спроса, что и делают с помощью дешёвых потребительских кредитов и субсидий производителям, стимулируя рост доходов населения, практически все западные экономики. Иногда это обуславливает «перегрев» и образование финансовых пузырей (как в США в 2008 году), но в целом рост и регулирование потребительского спроса — один из главных постулатов монетаризма по Фридману, к поклонникам которого причисляют себя отечественные либералы.

И они же проводят денежно-кредитную политику с точностью до наоборот. Почему в России падают реальные доходы населения? Да потому, что не развивается промышленность и её потребительский сектор в первую очередь. Нет доступных кредитов, поскольку Центробанк не снижает ключевую ставку рефинансирования. А нет производства и его роста — нет зарплаты. Нет зарплаты — нет доходов, нет доходов — нет источников инвестиций для развития в госбюджете и частных компаниях. Нет развития — нет предложения, нет предложения — ограничен спрос и так по новому кругу.

Экономический кризис, рост инфляции и падение жизненного уровня — внешние проявления этого замкнутого цикла. При этом Правительство, судя по антикризисному плану, наметило самый простой выход, чтобы пополнить доходы госбюджета и ограничить или ликвидировать его дефицит: платить за провалы в экономической политике будут наиболее пострадавшие от этой политики граждане через новые налоги и другие платежи фискального характера вроде новых тарифов на электроэнергию, возросшей стоимости государственных и банковских услуг, акцизов на топливо и так далее. Вот и получается, что если в январе прошлого года среднестатистический гражданин тратил 93 процента на товары и услуги и 11 процентов на обязательные платежи и взносы по данным Росстата, то в январе этого года оценочно эти показатели составили соответственно 70 и 13 процентов! А ведь скоро будут повышены цены на электроэнергию, газ, вступят в силу новые акцизы. Законопослушный гражданин вынужден сокращать потребление, чтобы выполнять свои социальные и личные обязательства. А незаконопослушный избирает самые разные модели поведения, объединённые, впрочем, одним признаком — они не способствуют социальной гармонии и общественному спокойствию, что, очевидно, может проявиться выборной осенью.

В банках довольны

Другим свидетельством о нарастающем неблагополучии стал факт того, что количество депозитов физических лиц в частных и государственных банках возросло за прошлый год на 25,2 процента — до 23,2 триллиона рублей. Деньги для банков есть, а на еду нет. Парадокс? Нет, скорее психологический фактор. Люди боятся нищеты и в предлагаемых условиях с учётом непонятных большинству событий вокруг пенсионных фондов видят один путь сохранить сбережения — через депозиты банков. И выбирают очень часто вклады с высокой процентной ставкой, которую, как показывает статистика банкротств, обычно выбирают мошеннические кредитные организации.

Между тем в рыночной теории приток вкладов — несомненное благо и для банков, и для экономики: появляется мощный инвестиционный резерв для развития перспективных отраслей экономики. Но это в теории. А на практике — Центробанк рефинансирует банки под 11 процентов годовых. Это означает, что одалживать инвесторам деньги физических лиц с учётом необходимости платить им дивиденды банкам выгодно лишь при ставке от 25 процентов и выше. Ни одно промышленное предприятие такую рентабельность обеспечить не в состоянии, тем более что сроки сооружения новых производств составляют годы, в течение которых надо обслуживать кредит. Вот ещё один тревожный признак того, что ожидания людей в долгосрочной перспективе могут быть обмануты, если ситуация не изменится: их депозиты, не будучи вложены через банки в подъём экономики, останутся без материального наполнения.

У каждого ведомства свой интерес

Что же делать? Есть концепции стратегического развития, которые предлагают различные политические силы — от коммунистов до «Справедливой России» и менее известных партий и общественных организаций. Они едины в том, что нынешняя модель не просто тормозит, но разваливает отечественную экономику, провоцируя социальные конфликты. Но концепции концепциями, а начинать нужно с малого, с конкретных мер по наведению дисциплины, необходимых при любой экономической модели, в которой есть интересы государства. Центробанк, к примеру, должен нести не умозрительную, а реальную материальную ответственность за невыполнение своих обязательств по контролю за мошенническими банками. Заплатили обманутым вкладчикам за счёт всех налогоплательщиков триллион рублей — извольте компенсировать, хотя бы частично, из своей прибыли. Минэкономразвития необходимо материально наказывать за качество планирования, при котором оказываются выброшенными на ветер 2 триллиона рублей долгостроев. И так далее… Пока же приходится делать вывод, что каждое министерство или ведомство решают свои задачи, не анализируя, насколько эти задачи соответствуют общей цели — развивать экономику.

Примеры? Минфину нужно свести баланс доходов и расходов, по этому критерию оценивают его деятельность, потому министерство ищет на внешних рынках, в том числе и в США, три миллиарда долларов под пять-шесть процентов годовых. А у Центробанка интерес в том, чтобы создавать валютные резервы, и он покупает облигации США под 1,2 процента годовых на общую сумму около 90 миллиардов долларов. А нельзя ли напрямую одолжить родному российскому Минфину эти миллиарды под более высокий процент и получить дополнительную прибыль, минуя американских посредников? Нужен единый надведомственный орган с широкими полномочиями, который исключил бы подобные абсурдные ситуации и формировал общую политику по крайней мере на те два года, что остались до вступления в силу закона о стратегическом планировании.

Некоторые новшества в этом направлении Правительство обнародовало: в частности, премьер Дмитрий Медведев будет ежемесячно определять министрам целевые задачи и показатели, а затем контролировать их исполнение. Но этого явно недостаточно, ведь Центробанк не подотчётен и неподконтролен кабмину, а без его профессиональной деятельности никакие экономические изменения невозможны.


Просмотров 1160

24.03.2016

Популярно в соцсетях