В поисках 250 миллиардов

Почему Правительство ищет деньги в основном в карманах граждан

Сегодня стало известно, что министр финансов Антон Силуанов в очередной раз пожаловался премьеру Дмитрию Медведеву, сетуя на нехватку денег на антикризисные мероприятия: из недостающих 250 миллиардов пока удалось найти всего 120 миллиардов рублей. 

Утверждение, что Правительству России не хватает доходов, чтобы сверстать осмысленный и бездефицитный бюджет, стало почти аксиомой. В Минфине и Минэкономразвития, судя по выступлениям их руководителей, скребут по всем сусекам, чтобы финансировать антикризисные мероприятия и уменьшить дефицит бюджета. Однако так ли бедна и недостаточна государственная казна?

У либералов рецепты незатейливы

Две главные взаимосвязанные проблемы сейчас решает экономический блок Правительства: сохранить запланированный дефицит бюджета в три процента от валового внутреннего продукта и определить антикризисный план или, как решили назвать его более оптимистично, «План действий Правительства, направленных на обеспечение стабильного социально-экономического развития Российской Федерации в 2016 году». В соответствии с ним необходимо профинансировать экономику на 880 миллиардов рублей. Правда, неясно, какой эффект в стоимостном и материальном выражении будет получен в итоге, если не считать разовых выплат, призванных поддержать социальную стабильность, вроде поддержки на семь миллиардов рублей моногородов или субсидирование бесплатных лекарств на 50 миллиардов рублей. Но главное «достижение» Правительства в том, что большая часть этих средств - около 630 миллиардов рублей - зафиксирована в федеральном бюджете на 2016 год, необходимо найти всего около 250 миллиардов рублей. Простыми внутрибюджетными манипуляциями, не требующими дополнительных согласований с законодателями, кабмин создал видимость активной работы по поиску дополнительного финансирования.

Где взять недостающие 250 миллиардов рублей? По скудным сведениям, время от времени вбрасываемым в прессу с Краснопресненской набережной, можно сделать вывод, что идеи просты, незамысловаты и довольно эффективны в исполнении. По доходам - предложено «повысить фискальное администрирование», иначе говоря - ужесточить порядок сбора налогов, а также ввести новые косвенные поборы и увеличить существующие. Речь идёт о повышении акцизов на моторное топливо для автомобилей, а также на алкоголь и табак. Идут разговоры о необходимости увеличить на два процента налог с заработной платы свыше 60 тысяч рублей (своего рода прогрессивный налог, только половинчатый и непоследовательный), а также о таком экзотическом действе, как введение дополнительных платежей за пользование электроэнергией. То, что необходимая четверть миллиарда рублей будет собрана с населения, сомнений нет: только новые акцизы на автомобильное топливо дают 90 миллиардов рублей дополнительных поступлений.

Не так страшен и дефицит госбюджета: его возможное увеличение сверх лимита в три процента будет компенсировано приватизацией стратегических активов на триллион рублей. Намечен и десятипроцентный секвестр расходов по министерствам и ведомствам, который, кстати, в меньшей степени затронет медицинское обслуживание, на 85 процентов финансируемое из Фонда обязательного медицинского страхования.

Разумеется, ничего хорошего для населения в этих мерах нет: реальное потребление и доходы упадут минимум на семь-десять процентов. Правительство не смогло обойтись без удара по жизненным стандартам, хотя и попыталось смягчить его, предусмотрев некоторые меры социальной поддержки.

Есть и другие мнения

Да и возможно ли было избежать социальных потерь у основной массы населения? Возможно, утверждают многие экономисты, в том числе члены Столыпинского клуба. Правительство, по их мнению, пытается решить стратегические задачи развития экономики, прибегая к бухгалтерским методам через торгово-фискальные операции. Проще говоря, вводить новые налоги и продавать мало-мальски ценные предприятия. Такую методику описал Джанни Родари в сказке про Чиполлино. Помните историю про домик Тыквы и налоге на воздух? Между тем неправительственные экономисты предлагают использовать другие источники финансирования, не затрагивая интересы основных социальных групп. В частности, использовать золотовалютные резервы Центробанка и Минфина на сумму около девяти триллионов рублей, которые сейчас кредитуют экономику США.

Другой, классический, источник инвестиций - средства населения, размещённые в банках и в наличном обороте - 22 триллиона рублей. Можно ввести и полноценный прогрессивный налог на доходы богатых и сверхбогатых - это даст минимум два триллиона рублей и решит проблему дефицита региональных бюджетов и, соответственно, усилит социальные программы поддержки населения. Несправедливо забыт и фундаментальный налог на наследство по завещанию, который под давлением олигархического лобби был отменён ещё в 2006 году. Цель этого действия ясна - узаконить итоги приватизации 90-х через механизм наследства. Вполне можно было усовершенствовать фискальную систему и через налоги с биржевых игроков: ежедневно на Московской международной валютной бирже обращается от 500 миллиардов до одного с лишним триллиона рублей, даже один процент отчислений принесёт в год минимум 500-800 миллиардов. Другая интересная идея - Александр Шохин, президент Российского Союза промышленников и предпринимателей, предложил усовершенствовать порядок приватизации и продать прибыльные сырьевые и транспортные активы пенсионным фондам. Таким образом, будут решены две задачи: соблюдены нормы социальной справедливости - не в частные руки попадут созданные общим трудом мощности. А пенсионные фонды, в балансе которых сегодня зияют дыры, получат стабильный источник доходов, позволяющий не только сбалансировать бюджеты, но и производить текущие выплаты и индексации пенсий.

Планирование времён Адама Смита

Но самое интересное заключается в том, что Правительству эти деньги, объективно говоря, не нужны. Ресурсов хватает и без дополнительных мер по изъятию средств у большинства соотечественников теми или иными способами. Вот только некоторые цифры. Татьяна Голикова, председатель Счётной палаты, рассказала, что в прошлом году около 245 миллиардов рублей оказались не использованы. Это только в открытой части бюджета. А в оборонных отраслях не востребованными осталось около триллиона рублей! Всего же объём нереализованных авансов только за счёт федерального бюджета составил фантастическую сумму в 4,1 триллиона рублей! Хватит и закрыть дефицит, и провести все антикризисные мероприятия, останется ещё.

Это верх неэффективности и отсутствия профессионализма, мягко выражаясь: вкачивать в экономику дополнительные триллионы, когда она не может переварить и уже выделенные ресурсы. Почему так происходит? Отчасти ответ на этот вопрос содержится в заключении Счётной палаты России, которая констатировала, что «причины кризиса и его природа Правительством Российской Федерации не определены… Падение ряда основных экономических показателей началось за несколько лет до падения цен на нефть и введения санкций. Отсутствие чёткого понимания характера и причин кризиса… может привести к упущенным возможностям своевременного прекращения его последствий…» Счётная палата дипломатично сформулировала то, что простым языком называется полной некомпетентностью и отсутствием профессионализма, замешанном на примитивном представлении о рынке. Либеральные экономисты часто ссылаются на Адама Смита как на гуру и основоположника рыночной теории. Однако воззрения XVIII века ни в коем случае нельзя использовать в практике XXI века, это всё равно, что пытаться управлять современным автомобилем с помощью вожжей. Отсутствие стратегического планирования, упование на монетарные методы в доморощенном понимании, бурное развитие спекулятивно-финансового сектора привели к тому, что экономика не способна «переварить» инвестиции в современные мощные инновационные производства. А система управления экономикой в виде функциональных и отраслевых министерств и ведомств, уйдя от советской плановой системы, нового ничего не создала. Необходима принципиально другая модель государственного влияния на инновационные процессы и обновление реального сектора экономики. Такая, например, которую предлагает академик Сергей Глазьев: с финансово-инновационными ядрами развития, в полной мере и комплексно планирующими инвестиции и экономический результат. Причём без участия коммерческих банков, которые превратились в спекулятивно-валютные центры, продуцирующие финансовые пузыри и поток не обеспеченных товаром денег. Вот только реализовать эти новации гораздо труднее, чем их сформулировать: мешает всё то же либеральное лобби, уже четверть века проводящее над экономикой эксперименты, которые неизменно заканчиваются дорогостоящим крахом.


Просмотров 2900

24.02.2016

Популярно в соцсетях