Минфин продаёт валюту дешевле, чем покупает

Почему Россия собирается снова одалживаться за рубежом

Минфин продаёт валюту дешевле, чем покупает

Фото: sincityfinancier.wordpress.com

В Правительстве не устают искать источники пополнения бюджета: от экзотических — ввести акцизы на кока-колу и чипсы, до испытанных — заморозить индексацию пенсий. И вот на сайте Минфина появилась информация о том, что Россия возвращается на рынок внешних заимствований.

Дадут ли денег на Западе

Кошмар середины 90-х — громадный внешний долг России. Именно за рубежом искали ресурсы для поддержания экономики и социальных выплат тогдашние руководители финансово-экономического блока: промышленность после приватизации не могла обеспечить наполнение бюджета. Сегодня картина иная: общий государственный внешний долг России за последние пятнадцать лет сократился до 50 миллиардов долларов — великолепный показатель относительно ВВП! Причём основная часть — примерно 36 миллиардов долларов — приходится на задолженность по внешним облигационным займам. В последний раз Россия занимала деньги на международных рынках в сентябре 2013 года, когда продала ценные бумаги на 6 миллиардов долларов с погашением в 2019, 2023 и 2043 годах. Потом грянули события на Украине, воссоединение с Крымом и западные санкции, закрывшие доступ к зарубежным финансовым ресурсам практически по всей географии.

Ещё 18 января этого года заместитель министра финансов России Сергей Сторчак отрицал возможность выйти на внешний рынок заимствований: «Ограничения не сняты — какой смысл? Зачем напрасный труд?» Однако после слов госсекретаря США Джона Керри о том, что санкции могут быть сняты в течение трёх месяцев, если конфликт на востоке Украины будет урегулирован, настроения в Минфине изменились. На его сайте появились документы, свидетельствующие о том, что Россия собирается снова занимать деньги за рубежом, направив 25 иностранным банкам заявки на организацию размещения суверенных еврооблигаций. Любопытно, что кредитные организации в основном представлены Европой, а также Китаем и тремя российскими банками. Размер заимствований определён правительственным лимитом в 3 миллиарда долларов или около 250 миллиардов рублей, что составляет примерно 10 процентов от зафиксированного в конце прошлого года дефицита федерального бюджета. Немного, конечно, но некоторые сиюминутные проблемы эта сумма решить может, в частности, ликвидировать нехватку средств для реализации антикризисного плана Правительства. В этом смысле поход за долгами (если удастся всё же обойти санкции Запада) логичен и необходим.

Как звучит по-английски «откат»

Непонятно другое. Россия  — крупнейший заимодавец и кредитор США с 2005 года, когда возросшие цены на нефть позволили получать государству дополнительные доходы. Однако на развитие экономики они не шли, а по предложению тогдашнего министра финансов Алексея Кудрина были вложены в американские долговые обязательства. И это положение сохраняется до сих пор: валютные поступления от экспорта сырья выше определённой законом цифры направляются в два резервных фонда, а затем на эти средства Центробанк скупает ценные бумаги США. Последняя такая сделка на 6 миллиардов долларов была совершена осенью 2015 года, а общая сумма наших заимствований Америке составила 88 миллиардов долларов.

Парадокс состоит в том, что за пользование нашими деньгами США платят 1,2 процента годовых, в то время как Россия будет платить по возможным своим обязательствам западным банкам от 5 до 7 процентов в год по прецеденту прошлых лет. А с учётом политических рисков вполне вероятно, что зарубежные кредиторы запросят и более высокий процент. При сумме в три миллиарда долларов, к примеру, разница составит минимум 150 миллионов долларов в год, что сопоставимо с поступлениями от некоторых подакцизных товаров. Почему так происходит, понять трудно. Насколько известно, решения по внешнеэкономическим финансовым операциям обосновывают в одном центре — Минфине с учётом позиции Центробанка.

Объяснить экономическими соображениями льготный долговой режим для США невозможно, остаётся предполагать, что причины — в особых политических предпочтениях отечественных либеральных экономистов. Или в их неких непубличных обязательствах, вытекающих из тайных договорённостей, достигнутых, когда заключали соглашение о покупке американских бумаг. Интересно, есть ли в американском английском эквивалент русскому слову «откат»? И не проще и не целесообразнее ли напрямую кредитовать отечественную экономику, используя средства из резервных фондов, а не занимая деньги на Западе?

Просмотров 2334

10.02.2016 14:09