Потрава сельхозугодий скотом в центре внимания. Федеральном

Корреспондент «Парламентской газеты» в Ростовской области рассказывает предысторию правительственного поручения  ограничить число скота у фермеров-частников.

То, что численность скота в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ) необходимо жестко регулировать, в Донском регионе осознали давно. Борьба с терроризмом на Северном Кавказе сопровождалась наплывом беженцев на Дон. Многие из них привезли с собой традиционное занятие — скотоводство. И все бы ничего, да случился перекос: эта отрасль стала «забивать» земледелие. Особенно заметно это стало в полупустынных районах Ростовской области, граничащих с Калмыкией. Местные руководители еще давно забили тревогу: крупный рогатый скот и овцы практически уничтожают сенокосы, посевы и пастбища.

Напористые животноводы и слышать ничего не хотели о том, чтобы заключать договоры аренды с собственниками земельных долей. Участились потравы посевов, да и пастбища попросту выбивались, уничтожались. В итоге в 2012 году вспыхнули настоящие стычки между местными фермерами и «пришлыми» скотоводами. Особенно ярко это проявилось в Ремонтненском районе. К счастью, властям региона удалось тогда погасить этот конфликт в самом зародыше, успокоив жителей тем, что нагрузку на гектар животноводами как-то облегчат.

В общем, те события послужили на Дону «детонатором» разработки законодательных мер, касающихся содержания животных. Были приняты изменения в областной закон о регулировании земельных отношений. Правительству региона были предоставлены полномочия для разработки соответствующих предельных нормативов нагрузки сельхозживотных на единицу площади пастбищ. Эти нормативы в феврале 2013 года были введены, причем с разбивкой на различные  зоны.

Правда, тут возникла другая проблема: от новых норм начали с легкостью уклоняться. Штрафы за потравы были смехотворными, причем доказать сам их факт было очень сложно. Донские депутаты выступали за ужесточение подобных штрафов, однако напрямую это сделать не могли: это лежало в сфере компетенции федеральных коллег. Именно поэтому в августе 2014 года донской парламент выступил с законодательной инициативой перед Государственной Думой, чтобы ужесточить административную ответственность за потраву посевов, уничтожение собранного урожая и т.д. Речь шла о том, чтобы повысить размер штрафов, в частности для юрлиц до 40 тысяч рублей. Как подчеркнул тогда спикер Заксобрания Виктор Дерябкин, данная проблема стала актуальной для всех российских территорий, так или иначе связанных с сельским хозяйством.

Думается, новые инициативы Правительства РФ по лимитированию численности животных в ЛПХ смогут кардинально изменить ход борьбы с существующей скотоводческой вольницей. По сути дела, у донских властей появляется реальный рычаг для этого. Ведь под видом ЛПХ в бескрайних степях действуют крупные фермерские хозяйства. Они не соблюдают нормы выпаса, уклоняются от налогов и т.д. В Южном регионе при отсутствии нужных федеральных решений были вынуждены бороться с этим злом опосредованно — через гектар, через необходимость сохранения его плодородия. До конца решить эту проблему, кажется, так и не удалось. Теперь можно будет бить, что называется, в самую точку. 

Просмотров 9281

13.08.2015 12:02