Его называли индийским Чарли Чаплином

Тридцать лет прошло, как не стало Раджа Капура — одной из легендарных фигур мирового кинематографа. В пору творческого расцвета, пришедшегося на пятидесятые годы, его имя собирало полные залы и на родине, и далеко за её пределами, в том числе в Советском Союзе. И хотя сегодня мир очень изменился и даже лучшие из лент Капура не могут восприниматься с таким восторгом, как вчера, они навсегда вошли в киноклассику.

С первого самостоятельного фильма «Пламя» и до последней, незаконченной ленты «Ханна» Радж Капур жил напряжённой творческой жизнью, которая не укладывается в стандартные рамки. Феноменальную популярность ему создавали не средства массовой информации. По признанию газеты «Иллюстрейтед уикли оф Индия», причина тут иная. Радж Капур был наделён особым восточным обаянием. Когда известная индийская актриса Падмини приезжала в Москву, ей часто задавали один и тот же вопрос: «Вы знаете Раджа Капура?» В Китае Мао Цзэдун спрашивал Притхвираджа Капура (отца Раджа, известного актера и режиссера, основателя первого профессионального театра на хинди): «Как поживает ваш сын?» Иранцы называли его не иначе, как достопочтенный Радж Капур, и присвоили ему степень доктора наук, хотя актер не кончал никаких высших учебных заведений. Когда первый космонавт Юрий Гагарин приехал в Бомбей, он приветствовал Раджа Капура словами: «Товарищ Бродяга». Песня из фильма «Бродяга» после его показа потом ещё долго звучала в московских, и не только, дворах.

Для Раджа Капура вторым «я» на протяжении почти всей его артистической карьеры оставался образ бродяги. Одежда в стиле Чарли Чаплина, шаркающая походка, застенчивые неловкие жесты, ранимость во взгляде — всё это вызывало зрительские симпатии. Ну, и конечно же, действовали сами его фильмы - довольно левые по своему идейному содержанию, но отнюдь не мрачные или дидактичные. Их социальные стрелы умело «маскировались» личной драмой, эмоциями, юмором, мелодичной музыкой и любовными приключениями - и попадали точно в цель.

Фильм «Пламя» положил начало одному из самых знаменитых дуэтов, который существовал в мире кино, — Раджа Капура и Наргис. Вслед за «Пламенем» вышли ленты «Сезон дождей», «Бродяга» (получивший приз на Каннском фестивале), «Господин 420». И все - с Наргис. Однако этому необыкновенному союзу суждено было распасться. Однажды, почти так же внезапно, как она, красивая шестнадцатилетняя девушка, появилась в жизни 23-летнего актёра, Наргис исчезла с экрана. Выйдя замуж, она навсегда распрощалась с кинематографом. «Наргис значила для меня неизмеримо много, - признавался Капур много лет спустя. - Она была подлинной вдохновительницей моих фильмов».

С уходом Наргис (фильм «Ночью и днём» был их последней совместной работой) в творчестве режиссёра Капура завершилась целая эпоха. И началась новая. В ставшей знаменитой киностудии «Радж Капур филмз» появилась звезда иного типа — дородная и раскованная Падмини. Конечно, и до этого любовная страсть составляла основу фильмов Раджа Капура. Но эротика никогда не подчёркивалась, а оставалась словно подводное течение. Фильм «В стране, где течёт Ганг» с Падмини в главной роли объявил о том, что отныне чувственное начало в любовных историях, рассказываемых Капуром, преобладает над духовным.

В то же время Радж Капур стал постепенно изменять и другой своей установке прежних лет, а именно — социальной заострённости, что было, видимо, логически неизбежно. Сам режиссер однажды заметил, что его кино - «детище эпохи идеализма, а с ходом времени этот идеализм стал быстро исчезать». Лет через десять после выхода фильма «В стране, где течёт Ганг» разорвалась ещё одна давняя творческая связь, которой дорожил Капур, - со сценаристом и режиссером Х.А. Аббасом. Их содружество позволило, начиная с «Бродяги», утвердить в Индии новый по духу популярный кинематограф, который вознесся на волне успеха таких лент, как «Господин 420».

Картина «Моё имя клоун» наиболее показательна для этого периода. По замыслу Капура, это должна была быть комедия, построенная вокруг классической темы клоуна-одиночки и поэтому довольно автобиографичная: Радж любил представлять себя и в реальной жизни таким же вот паяцем, обманутым женщинами. Однако, едва выйдя на экраны, «Клоун» с треском провалился.

В последующем его ленты в интересах коммерции окончательно затмили социальную тематику. Те «ингредиенты», которые сам же Капур называл «кремом на пироге», теперь стали главенствующими. Хотя иногда прежний дух ещё давал себя знать. О том, что он не исчез окончательно, свидетельствует начатая, но так и оставшаяся незавершенной картина «Ханна». Благодаря ей возродилась былая одержимость, целеустремленность артиста. Но тогда же началась тяжёлая, долгая (и, увы, безуспешная) борьба врачей за его жизнь…

Автор: Леонид Чирков

Ещё материалы: Леонид Чирков

Просмотров 3018

17.12.2018 13:14



Загрузка...

Популярно в соцсетях