Парламентские слушания по налоговому законодательству

11:54В Российской академии наук готовы оценить новые налоговые параметры

11:38Силуанов: Неуплата налогов не должна быть конкурентным преимуществом

11:32Минфин предложил налоговые стимулы для вложений в высокотехнологичные проекты

Удушение галстуком

06.07.2022 14:58

Государственная Дума завершает весеннюю парламентскую сессию 2022 года. Рассмотрение во втором чтении проекта Федерального закона №717228-7 «О внесении изменений в статью 30 «Основ законодательства Российской Федерации о культуре» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием законодательных механизмов, регулирующих доступ детей к культурным ценностям и культурным благам» отложено до начала сессии осенней.

За длинным официальным наименованием — наша инициатива о снятии избыточной, зачастую абсурдной возрастной маркировки с произведений литературы и искусства. Первое чтение законопроекта состоялось еще в декабре 2019 года. С тех пор проходят согласительные совещания, предлагаются варианты, меняются редакции. Мы работаем. С максимальной ответственностью выполняем поручение Президента РФ, которое появилось по итогам моего выступления на президентском Совете по культуре и искусству.

Убеждена, что на данный момент законопроект ко второму чтению готов. Уверена, что необходимо вывести из-под действия 436-ФЗ хотя бы главные книги традиционных для России религий, произведения, включенные в школьную программу по литературе, а также культурную продукцию, распространяемую государственными и муниципальными организациями культуры и отвечающую традиционным духовно-нравственным ценностям, утвержденным Указом Президента «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации».

Надеюсь, осенью нам удастся довести инициативу до принятия.

Все, что относится к категории «18+», остается под строгим запретом и контролем — тут послаблений нет. Но давайте посмотрим, как реально работает сегодня защита детей от опасной информации.

Великий «Тихий Дон» (школьная программа, между прочим) реализуется в наших книжных магазинах закатанным в целлофан, с маркировкой «18+». Продал или выдал в библиотеке 16-летнему — понесешь наказание. И точно так же, в целлофане, стоит на полках «Лето в пионерском галстуке». Фан, прости Господи, фик про однополую любовь в советском пионерлагере. Сейчас с точки зрения законодательства эти произведения тождественны.

При этом ЛГБТ-«ЛвПГ» легко приобрести под заказ. Документы у покупателей не требуют, проверено.

Не вижу смысла молчать о феномене голубого «Лета…». Какая еще возможна реклама, если недавно на книжном фестивале «Красная площадь» было во всеуслышание объявлено, что данное произведение возглавило перечень самых продаваемых книг нынешнего года по разделу «Художественная литература»?

Да, книжка о взаимном тяготении вожатого и мальчика. Да, статистику огласили на Красной площади, вы не ослышались. А что такого? Как говорил один умный человек, факты — упрямая вещь.

Коммерческий успех «Лета…» наводит меня на два соображения. Первое. Российским законодательством запрещена пропаганда нетрадиционных отношений среди несовершеннолетних. Однако сам подобный сюжет, описание такого рода отношений между несовершеннолетними никак не регламентируются. Ставь «18+» и дуй до горы.

Сорвать с обложки целлофан — дело пяти секунд. Детей надо защищать не прозрачной пленкой. И уж точно — не от «Тихого Дона». Детей следует защищать и развивать при помощи разумной, продуманной государственной культурной политики.

Считаю, необходимо ввести законодательный запрет на распространение информации, содержащей описание или изображение нетрадиционных отношений с участием несовершеннолетних. Если бы «Лето…» оказалось не в пионерском, а в классическом галстуке, оно не имело бы шансов стать предметом подросткового ажиотажа.

Буду готовить соответствующие поправки в КоАП. Надеюсь, коллеги поддержат.

А теперь соображение номер два. «Лето…» популярно прежде всего у девочек в пубертате. Конечно, они фанатеют (фанфиктеют) не по однополости. Нравится романтика неизведанного, почти инопланетного пионерского мира. Притягивает история первого зарождающегося чувства. Да, хочется, чтобы опыт трудной подростковой любви наши дети осваивали при помощи Уильяма Шекспира или как минимум Галины Щербаковой. Но девочкам во все времена нужны бантики, фантики, фанфики, как бы они ни назывались. Ну сделайте выводы из «кейса», как теперь говорят, «ЛвПГ». Обеспечьте девчонок слезовыжимательным чтивом, в котором подростковые драмы не связаны с извращениями. Надо быть гибкими. Надо работать с издателями.

Сознательно не сопровождаю разговор про «Лето в пионерском галстуке» гневным клокотанием. Эмоции не дело профессионала. Хотя по-человечески мне обиднее всего за Героя Советского Союза Зину Портнову. Именно ее имя по сюжету носит пионерский лагерь, где встретились два нетрадиционных одиночества. Девушка-ленинградка, подпольщица в оккупированной Белоруссии. Немцы расстреляли ее за месяц до восемнадцатилетия. На расстрел вывели совершенно седой — такие мучения перенесла девочка перед смертью…

Есть ли в современных книжных магазинах романы и повести о судьбе Зины Портновой? Риторический вопрос.

Почему у молодых авторов не срабатывает внутренний стоп-кран, прежде чем поминать всуе такие имена? Ответ очевиден.

Воспитание нравственного человека, формирование достойной личности, защита святынь — задача комплексная, разноуровневая, многосоставная. Невозможно регламентировать все законодательно. Однако нормы закона, словно твердые правила жизни, существующие в каждой хорошей семье, чрезвычайно важны для здоровья общества. Обещаю, мы продолжим эту работу.

Ну и возвращаясь к тому, с чего я начала. Ограничительную маркировку с классики давно пора снять. Надо не прятать от детей книги, а, напротив, всячески приветствовать и поощрять работу юной души на качественном материале. Возможно, тогда и фанфики как слабая тень настоящей литературы будут знать свое место.