Суровость и надежды «африканского гиганта»

Алжир — одна из самых европеизированных стран Чёрного континента. Родоначальный статус колонии (сначала оттоманской, потом французской) к этому, вроде бы, обязывает. Вместе с этим, преклонения или ментальной зависимости от Запада самая большая страна Африки не испытывает. Взгляды её устремлены сегодня больше не на  западный, а на русский мир — в этом и надежда, и ностальгия современных алжирцев.

Страна Алжир — это почти 40 миллионов жителей, из которых 80 процентов — арабы. От европейцев остался лишь один процент населения. И хотя, в отличие от некоторых других стран арабского мира, на улицах города Алжира — столицы государства — европейцев не воспринимают как «диковинку», встретить их даже в центре сложно. Немного упростилась эта задача во время визита спикера палаты регионов Валентины Матвиенко: делегация из России, включая журналистский пул, консульские сотрудники, плюс местные соотечественники вероятность встречи с «лицом европейской внешности» немного возросла.

Вся главная набережная Алжира усеяна приятным для русского глаза тандемом — рядом с алжирским флагом вывешен  российский триколор. Пусть это только на время визита Валентины Матвиенко — всё равно глаз радуется! Сама спикер палаты регионов скажет позже, что была приятно удивлена той искренностью, с которой проявляли свой интерес к стратегическому партнёрству с РФ первые лица Алжира: от президента Абдельазиза Бутефлика, избранного в апреле на четвёртый пятилетний срок, до алжирских выпускников наших вузов, многие из которых занимают сегодня у себя в стране ключевые посты.

Город Алжир буквально дышит колониальной архитектурой — рядом со зданиями современной постройки стоят исторические строения: с пузатыми балкончиками, перилами и оконными рамами синего цвета на белом фоне стенах. Штукатурка практически на каждом здании отбита — решение о том, чтобы восстановить хотя бы центральные районы Алжира принято лишь в прошлом году.

Работы ведутся, но делается это, судя по всему, не спешно. И дело не в жарком климате — он, кстати, в Алжире, совсем не обжигающий, а скорее освежающий, особенно поздней весной. Республика стала прибежищем для бизнеса, спасшегося со сгоревших флагманов африканской экономики — Египта и Ливии. Таким образом, сегодня Алжир — чуть ли не единственный  островок стабильности в цветущей да недавнего времени, а после обожжённой «арабской весной» Северной Африке. Поэтому у страны есть время, чтобы спокойно вздохнуть и без спешки реабилитироваться после тяжёлого периода своей новейшей истории.

Речь, конечно же, о «чёрном десятилетии», которое закончилось в Алжире лишь в 2011 году. Закончилось официально: на улицах столицы можно «услышать» эхо времени, когда страну постоянно трясли вооружённые конфликты, связанные с деятельностью и радикальных исламистов, и беспокойных «детей Сахары» туарегов. Например, в вечернее время на всех перекрёстках для движения транспорта оставляют чуть меньше одной полосы — для возможного полицейского досмотра авто. Остальные  полосы перекрываются не только заграждениями, но и кое-где шипами для прокалывания шин. Такие меры безопасности кому-то покажутся чрезмерными, но стране, которая только-только отвоевала себе право на мирные будни, виднее. Ведь главная злоба алжирского дня — активизация боевиков в конфликтной Сахаро-Сахельской зоне на южных границах Алжира. Впрочем, алжирская армия, насчитывающая почти 450 тысяч человек, считается сегодня одной из самых боеспособных на континенте.

Есть и другие суровые моменты. Российским журналистам не рекомендовали даже днём ходить по городу без сопровождающего сотрудника консульства. Предупредили, чтобы фотоаппараты, ноутбуки, сумки крепче держали в руках или прижимали к телу. Народ в Алжире попадается горячий — может и в центре столицы ножик к горлу приставить, и сумку из рук вырвать, и бумажник «подрезать». Конечно до уровня криминала в Каракасе или трущоб Колона далековато, но случаи, как говорится, бывали.

Заметим, что зарплаты в Алжире небольшие — ежемесячный средний заработок составляет не более 35 тысяч динар, что равняется примерно 12 тысячам рублей. Цены при этом имеют свою специфику. Батон хлеба стоит в пересчёте на российские деньги — три рубля, литр молока — 10 рублей. А вот ужин в ресторане (местным «общепитом» гостям рекомендуют не пользоваться) обойдётся в 70 долларов и выше.  

Гостям Алжира рекомендуют — лучше держаться мест, которые находятся в обозрении полицейских — их в городе довольно много. Однако здесь есть другой нюанс — фотография, сделанная на улицах Алжира на глазах представителя органов правопорядка может стоить месяца тюрьмы. Это если в кадр попали государственные здания. Впрочем, на практике российские журналисты с прикреплённым к ним полицейским сопровождением могли делать фото и телесъёмку свободно. Тёплое отношение к нашей стране сегодня превалирует в Алжире. В основном — из-за растущего уважения к политике  Владимира Путина. Как признался один местный журналист, более всего алжирцы ценят умение российского президента говорить «нет» США. Особенно радостно это встречали в отношении сирийской войны, чуть более спокойно — в контексте событий на Украине. Алжир тоже не прочь учиться отказывать «гегемону»: не так давно  республика отказала в размещении на своей территории военных баз американских «дронов».

Многие здесь ещё помнят, что крупнейшие производственные объекты в Алжире строили советские специалисты. Ностальгия по тому времени также определяет внешнеполитические симпатии большинства алжирцев. Именно СССР первым признал независимость Алжира, прошедшего ради этого через жесточайшие  репрессии от французских властей, завершившихся лишь в 1962 году. С содроганием здесь вспоминают кровавую бойню 8 мая 1945 года, когда войска Франции убили более 45 тысяч алжирцев. Причина  — волнения в ответ на обман Франции предоставить независимость алжирцам, если они помогут победить в войне против фашистской Германии. Об этом сегодня напоминает экспозиция главной достопримечательности столицы Алжира — музей  «муджахидов» или музей Национального освобождения. А второй «точкой притяжения» столицы является «африканский Нотрдам» — католический храм на набережной, восстановленный несмотря на то, что более 90 процентов жителей Алжира исповедуют ислам — в стране официально провозглашено согласие между мусульманами и христианами.

Свою независимость Алжир получил большой кровью. Она будто стала ценой за то, чтобы сразу после неё французы подарили независимость Марокко и другим своим африканским колониям без боя. Это в Алжире помнят и этим гордятся. И сегодня в стране очень чутко реагируют на события, согласные с духом борьбы за освобождение. Шквалом аплодисментов и криками «ура!» алжирские выпускники советских и российских вузов, часть которых пришла на встречу с Валентиной Матвиенко с гвардейскими ленточками в петлицах пиджаков, поприветствовали присоединение Крыма к РФ. Было видно, что настолько искренние  эмоции приятно поразили всю без исключения делегацию Совета Федерации.

Заметим и ещё одну важную деталь: жители республики не называют себя арабами, а позиционируются исключительно как алжирцы. Такое национальное единение в рамках своего государства Алжир сегодня оберегает со всей суровостью африканских воинов. Но это же единство стало своеобразной прививкой против технологий «народных бунтов», что обрушили казавшихся сверхустойчивыми Египет и Ливию. А значит — даёт большие надежды на будущее, в котором сотрудничеству с Россией отводится одно из ключевых мест.

Просмотров 1730

14.05.2014 15:44