Под чью дуду запляшет Анджей Дуда

Международная жизнь

Польша выбрала себе молодого президента. Но отношение его к России будет, как у старого

Прошедший в стране 24 мая второй тур выборов принёс весьма неожиданный результат: действующий президент Бронислав Коморовский проиграл молодому и малоизвестному представителю оппозиционной партии «Право и справедливость» Анджею Дуде. Проиграл, правда, не так позорно, как предсказывали эксит-поллы — не на шесть процентов, а на три с небольшим.

Путь наверх

Как бы ни пытались комментаторы объяснить поражение Коморовского стремлением избирателей к омоложению политической элиты (Дуде на днях исполнилось 43 года, а Коморовскому через неделю будет 63), аргумент этот сомнительный. В первом туре Дуда был далеко не самым молодым кандидатом в президенты — лишь пятым по возрасту, тогда как, например, представительнице Союза демократических левых сил Магдалене Огурек сейчас 36 лет, а кандидату от Польской крестьянской партии Адаму Ярубасу 40 лет.

Более того, до выборов Анджея Дуду мало кто знал как политика. Если бывший президент Польши Александр Квасьневский начал партийную карьеру ещё будучи студентом Гданьского университета (из-за чего и не успел защитить диплом), о Дуде количество информации весьма ограниченно. Впервые услышав его фамилию, я первым делом подумал, не является ли он сыном старой польской диссидент­ки, соратницы Леха Валенсы, функционерки «Солидарности» Иоанны Дуды-Гвязды. Нет, не является. Его родители — поляки по национальности, профессора Горно-металлургической академии в Кракове Ян Дуда и Янина Милевска. Жена — Агата Корнхаузер-Дуда, еврейка (по отцовской линии), преподаватель немецкого языка в одном из лицеев Кракова, в котором о ней, кстати, самые лучшие отзывы. Сам Анджей Дуда во время обучения в школе был харцером (аналог советских пионеров), даже возглавлял 5-ю краковскую харцерскую дружину «Гром», в другой политической деятельности замечен не был. Успешно окончил краковский Ягеллонский университет по кафедре права и администрации, затем там же работал и защитил диссертацию. В начале 2000-х годов был функционером левоцентристской партии «Уния свободы», постепенно начал сотрудничать с партией «Право и справедливость» (ПиС). Вскоре был назначен на руководящую должность в министерстве юстиции, затем в канцелярии президента Леха Качиньского. В 2010 году безуспешно пытался стать мэром Кракова, но был избран лишь депутатом городского совета. В 2011 году выступил в тенденциозном документальном фильме «Мгла» о катастрофе польского правительственного самолёта под Смоленском и демагогически возложил вину за неё на Россию (тогда брат погибшего президента Ярослав Качиньский декларировал, что не может быть, чтобы Россия не была виновата в катастрофе). На парламентских выборах 2011 года Дуда был избран в сейм от партии ПиС, в 2014 году стал депутатом Европарламента по партийным спискам. Тут стоит заметить, что в ряде стран Европы, в том числе и в Польше, в Европарламент стараются делегировать малоэффективных парламентариев, от которых в своей стране не очень много пользы.

Пешка становится ферзём

И вот неожиданное выдвижение кандидатом в президенты от ПиС не её председателя, харизматичного ветерана «Солидарности» Ярослава Качиньского, а незаметного Анджея Дуды. По некоторым оценкам, партия не слишком рассчитывала на победу на выборах 2015 года и Дуда был выдвинут лишь как «технический» кандидат, на котором хотели оценить влияние партии в массах перед предстоящими осенью парламентскими выборами. Однако Дуда победил.

И это свидетельствует о явном недовольстве избирателей политикой правящей с 2007 года партии «Гражданская платформа» и председателя Европейского совета, экс-премьера Польши Дональда Туска. Последнему придётся в формальных и неформальных беседах объяснять причины недоверия, выраженного политике его партии в собственной стране, а также рассказать, какие выводы применительно к руководству Евросоюзом он делает из проявившегося критического отношения к ЕС большинства поляков.

Чего же ждать теперь от новоиспечённого президента Польши? Его предвыборные обещания носили в основном популистский характер. Он выступает за укрепление роли Польши в ЕС и против «диктата Брюсселя», отрицательно относится к возможности перехода страны на евро, поскольку отказ от национальной валюты — польского злотого — приведёт к росту цен, как это случалось в других государствах Европы, включая Германию. В связи с этим Дуду считают евроскептиком. Одновременно он настаивает на снижении пенсионного возраста (который в 2012 году был поднят правительством Дональда Туска) с 67 до 65 лет.

На восточном фронте без перемен

Во внешней политике перемен к лучшему от Дуды ожидать не стоит. О «диктате Брюсселя» он, безусловно, быстро забудет, а вот улучшать отношения с Россией точно не будет: его партийный шеф Ярослав Качиньский, как и его покойный брат-близнец, патологически ненавидит нашу страну вместе с её гражданами якобы по причине гибели родственника Качиньских в Катыни. Сам же Дуда в этом году в интервью одной из польских радиостанций заявил о необходимости «учитывать возможную агрессию российских войск против Польши», а также призывал Евросоюз предпринять реальные шаги против нашей страны, поскольку «российские танки нельзя остановить дипломатией». И немалая часть поляков всерьёз считает, что Россия уже сейчас готова захватить Польшу. Характерно, кстати, что большинство голосов Дуда получил в восточных воеводствах страны, расположенных ближе к России (западные воеводства поддержали проевропейского Коморовского). Поэтому даже в ущерб собственной стране Анджей Дуда будет поддерживать антироссийские санкции.

Теоретически можно было бы рассчитывать на более разумную политику Дуды в отношении Украины. Как юрист, он должен хорошо знать о Волынской резне, учинённой в 1943-1944 годах украинскими националистами в отношении поляков, а учитывая еврейские корни жены, едва ли поддержит прославление бандеровцев и их современных последователей на Украине. Однако Анджей Дуда, несомненно, в куда большей степени проамериканский президент, чем Коморовский, и команды из-за океана будет исполнять беспрекословно. Скорее всего, и первый зарубежный визит его состоится в США.

Мнение сенатора

Выбор поляков таит «много неизвестных»

В итогах президентских выборов в Польше, на которых победил неизвестный большой мировой политике Анджей Дуда, выразилась усталость поляков от политики лояльности НАТО. Вместе с тем такой выбор населения Польши таит в себе «много неизвестных на будущее». Такое мнение в интервью корреспонденту «Парламентской газеты» высказал председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

- Константин Иосифович, можно ли воспринимать результаты польских выборов как недовольство избирателей политикой властей в последние несколько лет?

- Совершенно очевидно, что это именно так. Поляков не устраивает политика руководства их страны на максимальное сближение с США, политика максимальной лояльности программам НАТО и в чём-то искусственного провоцирования проблем с Россией. Я увидел это в польском голосовании.

- Вместе с тем победивший кандидат представляет партию, которая в некоторых подходах много более радикальна в отношении России, чем предыдущий президент Коморовский.

- И это тоже правда. Но в данном случае принципиальным считаю тот факт, что выбор был сделан в пользу неизвестного и в чём-то даже непредсказуемого кандидата, а не в пользу тех фигур, которые польским избирателям известны давно.

Вместе с тем понятно, что партия «Право и справедливость» весьма радикальна и во многом стоит не только на антироссийских, но и на антиевропейских позициях. Это евроскептики, выступающие за традиционные ценности, не являющиеся мейнстримом в Европе. Думаю, если президент Анджей Дуда станет «партийным» президентом, а не президентом всех поляков, то внешнюю политику Польши, в том числе её отношения с Россией, ожидают дальнейшие потрясения. Если же он сможет подняться выше партийных инструкций, то тогда ему надо учитывать общественный запрос на перемены.

- В этот запрос входит улучшение отношений с Россией?

- У меня есть основания предполагать, что это так. От нынешней конфронтации зависит судьба многих граждан Польши: санкции и наш ответ на них напрямую и негативно влияют на её экономику. Польша теряет привычный российский рынок. Все знают о польских яблоках, но номенклатура товаров, которые традиционно поставлялись из Польши в Россию, гораздо шире. Ущерб от санкций для польской экономики оценивается в 800 миллионов, а по некоторым оценкам — в 1 миллиард евро! Это очень серьёзная цифра, и этот фактор для поляков является не менее важным, чем желание дополнительно антагонизировать Россию или поддержать пропольские настроения на той же Украине. Исходя из всего перечисленного, прогнозировать динамику наших отношений с Польшей пока сложно.

- Анджей Дуда является сторонником традиционных ценностей. Разве этот факт не сможет стать объединяющим для наших стран?

- Безусловно, традиционные ценности могут сыграть свою объединительную роль. Нынешние ультралиберальные ценности во многом искусственно навязываются европейским народам, и многие европейцы были застигнуты врасплох той агрессивностью, с которой эти ценности внедрялись. Но последнее слово в этой истории, очевидно, не сказано. Представляется, что время консолидации общественных и политических сил, исповедующих традиционные культурные, семейные, религиозные ценности, ещё впереди. Это вполне вероятно и возможно, и Россия с нашим ментальным стремлением к традиции совершенно точно может этой консолидации содействовать, что мы, собственно, и делаем.

Думаю, если когда-то произойдёт объединение Европы без разделительных линий, то больше шансов на то, что оно произойдёт на основе традиционных, а не ультралиберальных ценностей. Последние, и это очевидно, разделяют Европу. Более того, они продолжают разделять изнутри очень многие страны ЕС.

Просмотров 1074

31.05.2015 14:57



Загрузка...

Популярно в соцсетях