Лётчики особого назначения. Оборона Москвы

70 лет победы | Документальная повесть

Продолжаем публикацию документального повествования о малоизвестных фактах боевых действий советских лётчиков московского авиаотряда специального назначения

С первого дня войны на аэродром Внуково, ставший базой Московской авиа­группы особого назначения, со всей страны начали прибывать пассажирские «Дугласы». Вместо привычного рейсового листа командир корабля получал боевое задание и экипаж уходил в свой первый полёт, доставляя на линию фронта оружие, снаряды, горючее для танков, медикаменты, консервированную кровь. Обратно вывозили раненых, аппаратуру заводов, музейные ценности.

Самолётный парк МАОН составили 69 ПС-84 — лицензионный вариант американского Douglas DC-3, который до войны собирали на авиазаводе №84 в Химках для дальних высотных авиалиний Советского Союза. С 1942 года, после эвакуации производства в Ташкент, выпуск был возобновлён в военно-транспортной модификации Ли-2. В обиходе самолёт называли «Дугласом».

Поначалу собранные из мирной жизни «Дугласы» шли на боевые задания без вооружения и маскировки-камуфляжа. Бортовую связь не использовали из опасения, что противник может запеленговать самолёт. Летали поодиночке на бреющем полёте, стараясь слиться с рельефом местности, чтобы избежать самой опасной атаки — снизу. Тяжелогружёные самолёты, единственным защитным маневром которых были резкое снижение и уход на бреющем, служили хорошей мишенью для истребителей противника, которые подходили к ним вплотную и безнаказанно расстреливали с расстояния 15-20 метров.

За первые три месяца авиагруппа потеряла 27 самолётов: 12 в воздухе и 15 при бомбардировке аэродромов. Ещё восемь пропали без вести и два были по ошибке сбиты своими истребителями.

Командир МАОН майор Владимир Коротков: «Выполняя боевые задания, в ходе операций нам приходилось учиться на самой жизни, что стоило нам очень и очень дорого. С первых дней войны мы стали нести солидные потери и встал вопрос: как летать? Прятались в ложбинках, на вершинах деревьев, закамуфлировали самолёты, но это не спасло. Встал вопрос о том, как самим огрызаться. Мы добились, чтобы нам дали вооружение, и своими средствами вооружили самолёт, что с первых же дней принесло большую пользу».

Всё обширное хозяйство внуковского аэропорта, который не успели ввести в эксплуатацию до начала войны, перешло к авиагруппе. В незаконченных ангар-мастерских оборудовали цеха и освоили все виды ремонта «Дугласов». Для выездного восстановления были сформированы четыре полевые бригады. В малярном цехе самолёты начали камуфлировать по естественной окраске местности, с красной звездой в центре фюзеляжа.

За две недели, с 15 июля по 1 августа 1941 года, цех вооружения Внукова разработал и испытал в воздухе опытную огневую конструкцию: сверху на фюзеляже была установлена полусферическая башенная турель, из прорези которой выглядывал крупнокалиберный авиационный пулемёт ШКАС, в задней части по бортам выдвигались два ручных пулемёта ДА. Кресла пилотов укрепили бронеспинками. В состав экипажа был введён бортстрелок-радист, с которым командир корабля мог держать связь по переговорному устройству.

Уже к середине сентября 26 машин имели огневые установки. Экипажи перешли от пассивной защиты к обороне, и первый же вооружённый «Дуглас» сбил два «мессершмитта», которые по обыкновению вплотную подошли к нему для атаки.

Разработка была утверждена в качестве типового штатного вооружения и передана на авиазавод для серийного выпуска.

Противник продвигался к Москве и Ленинграду. 30 сентября 2-я танковая группа Гудериана прорвала оборону на левом фланге Брянского фронта, двумя днями позже перешли в наступление основные силы группы армий «Центр». Утром 3 октября вражеские танки были на подступах к Орлу. Это было началом операции под кодовым названием «Тайфун» по захвату Москвы.

Ставка поставила МАОН задачу в кратчайший срок перебросить под Орёл 5-й воздушно-десантный корпус. На рассвете 3 октября авиагруппа в полном составе вылетела в Тейково Ивановской области — отправной пункт десантирования, в распоряжение командующего ВДВ генерал-майора Василия Глазунова.

Шли сильные дожди, нависала низкая облачность. Два орловских аэродрома подвергались непрерывным налётам и бомбардировке, маршрут контролировали вражеские истребители. «Дугласы» шли по одному, без прикрытия. При подходе к линии фронта самолёт снижался, командир корабля находил место и прямо с курса сажал самолёт рядом с позициями противника. Бортстрелки вели наблюдение за воздухом и прикрывали высадку десантников огнём башенных пулемётов. С каждым часом обстановка осложнялась, бои придвинулись вплотную к границе лётного поля.

Самолёты заправлялись горючим во Внукове и возвращались в Тейково, где у каждой стоянки уже ждали группы бойцов с вооружением и боеприпасами. Загружались, не выключая моторов, и стартовали в воздух прямо со стоянок с минутным интервалом. За день экипажи совершали по три рейса, перебрасывая 20-25 человек за каждый. В последний день, 5 октября, десантирование в Орле стало невозможно и его продолжили в Мценске.

Переброшенные под Орёл десантные части сковали маневренность противника на подступах к Москве и дали возможность выиграть жизненно необходимое время для перегруппировки резервных сил. С 3 по 5 октября самолёты МАОН перебросили 5440 бойцов и 12,5 тонны боеприпасов, совершив 218 вылетов. Это стало первой массированной десантной операцией авиагруппы.

15 октября 1941 года Государственный Комитет Обороны принял постановление «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы». В течение пяти дней всё оборудование аэродрома Внуково было демонтировано и вывезено в 200 вагонах в Новосибирск и Казань. Штаб МАОН был перебазирован в Москву, самолёты рассредоточены по вспомогательным аэродромам.

4000 кг мелинитовых зарядов с детонаторами заложили под бетоном взлётного поля Внукова. Объект был подготовлен к подрыву.

продолжение следует


Просмотров 189

11.09.2014

Популярно в соцсетях