О доблести, о подвигах, о славе…

Последняя полоса

Накануне 100-летия со дня начала Первой мировой войны «Парламентская газета» продолжает серию публикаций, посвящённых этой важной для России дате. В каждом выпуске нашего издания мы просим откликнуться тех, чьи родные и близкие воевали на полях Первой мировой, и поделиться рассказами о судьбе своих предков.

Сегодня мы публикуем один из первых откликов. Галина Мизеровская рассказывает о своём дяде — капитане Николае Мизеровском, умершем в 1916 году от ран.

«Отдавая должное заслугам геройски погибшего нашего дорогого незабвенного товарища, мы все должны проникнуться сознанием того высокого воинского долга перед царём и Родиной, которым руководствовался в своей жизни названный офицер, для которого в службе девиз был один: «Служить не за страх, а за совесть» — и с этим глубоким сознанием, запечатлевший жизнь свою кровью, пал смертью храбрых».

Это отрывок из характеристики, данной посмертно капитану Николаю Мизеровскому его командиром полковником Владимиром Стойкиным. О том, что существует подобный документ, племянница Галина Мизеровская узнала всего три года назад, когда решила найти хоть какие-нибудь сведения о дяде:

«Брат моего отца, капитан 68-го лейб-пехотного Бородинского полка Николай Мизеровский ушёл воевать совсем молодым человеком, сразу после окончания юнкерского училища. Я даже не знаю точно, сколько ему было лет, когда он умер. От дяди не осталось ничего, кроме карманных часов с музыкой, ножа-финки и военного бинокля, но и они, к сожалению, сейчас утеряны. Сохранились только фотографии, которые бережно хранила моя тётя, сестра отца. В нашей семье говорить о Первой мировой было не принято, тема считалась запретной, но папа был просто влюблён в своего старшего брата и иногда доставал его часы, вертел у меня перед глазами, рассказывая что-то о Николае». 

Николай Мизеровский погиб в 1916 году в звании капитана и был похоронен с почестями на Двинском городском кладбище, которое сегодня находится на территории латвийского Даугавпилса. Галина Мизеровская узнала это из официальной справки, предоставленной Российским государственным военно-историческим архивом: «Я поняла, что мне нужно ехать в Латвию, найти его могилу и ухаживать за ней. А может, и перенести прах на родину, в Пензенскую область. Там проживала наша большая семья, и именно туда дядя слал матери фотокарточки с фронта». 

Фотографии капитан Николай Мизеровский делал сам, будучи начальником команды связи. Кстати, он очень трепетно относился к своим солдатам. На обороте одной из фотографий, где капитан стоит в их окружении, есть надпись: «Мои доблестные бомбомётчики и миномётчики». Служба связи в полку была поставлена образцово благодаря энергичному капитану, его самоотверженности и беззаветной храбрости. И государство отметило военные заслуги Николая Николаевича. Он был награждён орденами Святого Станислава 2-й и 3-й степени, Святого Владимира 4-й степени и Святой Анны 2-й и 3-й степени.

Из приказа по 68-му лейб-пехотному Бородинскому полку, подписанного полковником Владимиром Стойкиным: «13-го сего октября на позиции «Фердинандов нос» во время личного руководства по укреплению окопов осколками разорвавшейся неприятельской ружейной гранаты был смертельно ранен командир 13-й роты вверенного мне полка капитан Мизеровский, который, пролежав без сознания до 15 часов 14 октября в перевязочном отряде 17 пехотной дивизии, тихо скончался». Полковник пишет о том, что капитан Николай Мизеровский всегда исполнял свой воинский долг: «Пренебрегая всякой опасностью, он всегда появлялся там, где этого требовала боевая обстановка, не говоря уже про окопы, где он был душой всего дела, лично руководя устройством и усовершенствованием боевой позиции».

Просмотров 1062

29.05.2014 13:08