Пять, семь и снова пять

Наша тема: через барьеры

Взять выборную планку малые партии смогут, только собрав подписи избирателей

Снижение «проходного» барьера с семи до пяти процентов на выборах депутатов в региональные законодательные собрания предусматривает проект закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Документ, принятый в первом чтении, возвращает также сбор подписей для малых партий.

Пошумели, разошлись

Заградительный барьер призван отсекать партии, получившие голоса «на уровне шума». Предполагается, что избиратели голосуют за них случайно и такие партии, по сути, никого не представляют. До 2005 года субъекты Федерации сами устанавливали высоту выборной планки. Она колебалась от 4 до 10 процентов, пока федеральный закон не определил семипроцентный «входной билет». Противники идеи ещё тогда предупреждали о том, что повышение заградительного барьера приведёт к снижению числа представленных в региональных заксобраниях партий. Большое количество избирателей лишатся возможности быть услышанными, к тому же их голоса отойдут лидерам избирательной кампании. Высокий барьер выгоден крупным партиям.

«В некоторых субъектах Федерации в местных органах законодательной власти сейчас представлены только две партии, — говорит заместитель председателя партии «Патриоты России» На­дежда Корнеева. — Я считаю, что планку можно было снизить и до трёх процентов. Но и барьер в пять процентов даст конкретно нашей партии возможность формирования полноценных фракций».

Автор законопроекта председатель Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин считает, что изменения в избирательном законодательстве — это здоровая реакция на вызов времени. Барьер в пять процентов уже установлен для выборов в Государственную Думу, и теперь практика будет распространена на всю страну.

Право оттянутого голоса

«Пять процентов — вариант оптимальный, — уверен соавтор законопроекта первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Михаил Емельянов. — Этот уровень подтверждает серьёзность партии и её способность реализовать те программные установки, которые она декларирует во время выборов».

Поиски оптимальной величины барьера не прекращаются все 20 лет российского парламентаризма: пять, семь и снова пять. Какой высоты барьер избавит нас от «шумных» партий, но увеличит представительность законодательной власти? По факту, аутсайдеры выборной кампании не набирают и трёх процентов голосов. Так что к резкому увеличению числа партий в региональных заксобраниях снижение проходного балла до пяти не приведёт.

По мнению секретаря президиума центрального совета партии «Справедливая Россия» по вопросам организации и проведения избирательных кампаний, первого заместителя председателя Комитета Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Александра Буркова, количество партий в некоторых местных парламентах увеличится максимум на одну-две. «Конкуренции мы не боимся, — говорит он, — малые партии и раньше оттягивали у нас часть голосов, которые в итоге доставались победителю. Так пусть лучше у партии будет представитель в заксобрании, чем её голоса отойдут кому-то другому. Будет мнением больше, в конце концов, истина рождается в спорах».

Игры спойлеров

Несмотря на то что парламентских партий не становится больше, в геометрической прогрессии растёт число разнообразных политических объединений. На конец прошлого года в Министерстве юстиции было зарегистрировано 65 партий, на данный момент — уже 77. Они создаются без реальной возможности получить право голоса на федеральном или региональном уровне и всё же влияют на избирательную систему в целом.

«Из-за большого количества партий тем же законопроектом возвращается сбор подписей, — выражает своё неодобрение Надежда Корнеева. — Последние два года мы были от этого избавлены, а сегодня снова получаем то, против чего так долго боролись. Допустим, в Татарстане нужно будет собрать 15 тысяч. А люди сейчас просто опасаются ставить свои подписи под чем бы то ни было. Число партий можно было бы ограничить другим способом, например, членов партии должно быть три тысячи, а не 500 человек. Потому что 500 — это не та цифра для России».

Против возврата подписей выступает и лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин. «Все партии должны быть равны, — считает он. — Делить их на сорта неправильно, и хотя конкретно на нас эта мера не распространяется, мы выражаем свой протест».

С ним не согласен Александр Бурков. Он считает, что при таком количестве партий сбор подписей просто необходим, иначе избиратели возьмут в руки бюллетень с длинным списком разнообразных объединений. Как выбирать? Если партия не может собрать несколько тысяч голосов в регионе, реальный она политический игрок или спойлер, оттягивающий голоса? Вкупе с заградительным барьером сбор подписей отсекает такие партии-однодневки.

«Три, пять или семь процентов — сама величина не так существенна, — говорит Александр Бурков. — Барьер для того и создан, чтобы преодолеть его могли только те, кто ведёт реальную политическую деятельность. Через год-два мы увидим результат снижения планки до пяти процентов и, может быть, опустимся до трёх».

Общество хочет разных мнений разных партий. Дефицит точек зрения пока не удовлетворён. И об этом свидетельствует растущее число партий. Каждые 500 человек могут сегодня претендовать на своё видение ситуации. Дойдя до полного дискуссионного пресыщения, не исключено, что идеалом нам покажется двухпартийная система. Пока же с изрядной долей скепсиса можно порассуждать, перепрыгнет ли пятипроцентный барьер партия «Женский диалог» и кто подпишется за партию «Против всех»?

Мнения

Павел Фёдоров,

заместитель председателя Комитета Калининградской областной думы по бюджету, налогам и финансам:

- Снижение заградительного барьера позволит ещё хотя бы двум партиям пройти в законодательные собрания регионов. Это изменит сегодняшнюю структуру местных парламентов, где, как правило, более 80 процентов депутатов представляют «Единую Россию», около 7-8 процентов — КПРФ, 2-5 процента — «Справедливую Россию», в некоторых регионах прорывается 1-2 процента от «Патриотов России» или от партии «Яблоко» и несколько одномандатников. Вести конструктивный диалог при таком раскладе сил не представляется возможным, потому что решение остаётся за большинством. А у большинства, в свою очередь, возникают внутренние разногласия, вплоть до того, что депутаты меняют фракцию, не сойдясь во мнении с однопартийцами.

Ольга Макиенко

заместитель председателя Государственного собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия):

- Парламент нашей республики сформирован по смешанной системе: половина народных депутатов избирается по партийным спискам и половина — по одномандатным округам. Проходной барьер для партий — семь процентов. Те, кому удастся получить от шести, но менее семи процентов, получают один мандат. В выборах в Госсобрание нынешнего созыва участвовали 15 партий. Из них пять — получили места в парламенте. «Единая Россия», «Справедливая Россия» и КПРФ сформировали партийные фракции. По одному депутату в парламенте представляют ЛДПР и партия «За женщин России». Первая как раз набрала чуть больше шести, но менее семи процентов, депутат от второй прошёл по одномандатному округу. При пятипроцентном проходном барьере один мандат могла бы получить также «Гражданская платформа», которая набрала больше четырёх процентов голосов. Это не говорит о том, что население, например, нашей республики массово поддержит малые партии. Как показали выборы, некоторые партии были сформированы буквально за полгода до выборов и, кроме красивого названия, им нечего предъявить. Активные избиратели голосуют за партию, которая реально что-то сделала для села, города, региона, страны. Снижение проходного барьера до пяти процентов, с одной стороны, носит заградительный характер, с другой — позволяет расширить при условии народной поддержки партийное представительство в парламенте.

Валентина Комлева

доктор социологических наук, генеральный директор Института проблем политического управления:

- Статистика показывает, что малые партии на выборах в регионах и муниципалитетах не набирают и пяти процентов. Поэтому снижение барьера большого эффекта не даст. Поможет это в большинстве регионов партиям «Справедливая Россия» и ЛДПР. Если мы хотим расширить партийное представительство, то целесообразно снизить барьер до трёх процентов. Разговоры о том, что много мелких партий в представительных органах власти спровоцируют хаос и затянут процесс принятия решений, небезосновательны. Немало людей на региональном и местном уровнях, желая стать депутатами, готовы дестабилизировать ситуацию, пытаются получить доверие жителей путём критики действующих депутатов или руководителей. Но наш избиратель стал умнее. И на местном уровне уж точно способен разобраться, кто достоин представлять интересы жителей в парламенте, а кто нет.

Наличие оппонирующих депутатов будет держать представителей партии большинства в тонусе. А вот сбор подписей — анахронизм. Если партия зарегистрирована, она уже подтвердила своё формальное право на участие в выборах и ей надо предоставить возможность его реализовать. Но предлагаемые изменения можно оценить и положительно с точки зрения политических последствий. Это мотивирует небольшие партии работать в регионах. Хотя бы потому, что прохождение в региональные парламенты гарантирует освобождение от сбора подписей при выдвижении в Государственную Думу. Предложенные изменения для региональных и муниципальных выборов предполагают выдвижение в региональные парламенты без сбора подписей, если партия имеет своих депутатов в одном из муниципальных представительных органов. Это заставляет партии работать в муниципалитетах.

Просмотров 825

10.04.2014 16:43