Профессиональные спасители человечества

Наша тема

Когда Барак Обама заявил об исключительности, едва ли не богоизбранности американской нации, в мире это вызвало достаточно бурную реакцию, варьировавшуюся от изумления до негодования. Правда, продолжалась реакция недолго. Изумляться здесь, собственно, нечему. Эта теория, доктрина, национальная идея, если хотите, родилась не вчера.

Только людям, не бывавшим в Штатах, эта страна видится неким заповедником не признающих авторитеты индивидуалистов, облачённых в драные джинсы и курящих марихуану. Такие, разумеется, есть, но ни большинства, ни тем более ядра тамошнего общества они не представляют.

Порядок без закона лучше, чем закон без порядка. Это американская формула, а не немецкая, как может показаться. Ведь немцы, как известно, любят орднунг. Кстати, именно потомки немецких переселенцев, а не англосаксов, как опять же может показаться, составляют самую большую этническую «фракцию» американского общества. Миллеров там побольше, чем Смитов. И немецкий, а не английский в своё время вполне мог стать государственным языком Соединённых Штатов. Но это так, к слову.

В самом конце 80-х автору этих строк довелось в очередной раз побывать в Соединённых Штатах в составе делегации Союза советских обществ дружбы. При первой же встрече с американцами наш предводитель, возвысив голос и обводя собравшихся победным взглядом, как о великом достижении объявил о многонациональном характере возглавляемой им делегации.

- Среди нас, — произнёс он, — русские, армянин, евреи…

И осёкся. Американцы, не соблюдая законов вежливости и гостеприимства, враз загалдели о неполиткорректности слов предводителя.

- У нас, — пробился голос из хора, — нет ни армян, ни евреев. Мы все американцы.

Плавильного тигля в Штатах, конечно, не получилось, то есть не получилось переплавить все народы в один. И тем не менее там вы на каждом шагу услышите об американской нации, под которой подразумевается просто-напросто совокупность граждан страны. А нация не может существовать без национальной идеи.

Формирует нацию, скрепляет её, разумеется, патриотизм. Это только у нас негодяи объявили его «последним прибежищем негодяя». У американцев с патриотизмом всё в порядке, даже с перебором. Они абсолютно уверены, что их страна являет собой пуп Земли. Или пуп этот находится на территории Соединённых Штатов.

Американские школьники перед началом занятий поднимают флаг и поют гимн. Вместе со взрослыми они в режиме нон-стоп смотрят фильмы, в которых американцы постоянно кого-нибудь спасают: от рядового Райана до всего человечества и всей вселенной. Мессианство — главная национальная идея американцев и главное доказательство их исключительности. Они неустанно несут тёмному человечеству светоч демократии. То, что во время вручения светоча погибнет миллион-другой аборигенов, значения не имеет. Они же не принадлежат к исключительной американской нации. Да и вообще кто сказал, что утверждение демократии не требует жертв?

Конечно, требует. Только не со стороны носителей демократии. Американцы с воодушевлением поддерживают очередной поход их не отличающегося храбростью и доблестью воинства до тех пор, пока количество соотечественников, возвращающихся домой в цинковой упаковке, не превышает критического уровня. А он у американцев совсем не высок.

Только Сирия, похоже, становится исключением. Сторонников военного вмешательства в её дела меньше, чем было перед прежними акциями. Хочется верить, что это результат осознания трагического опыта Ирака и Афганистана.

Но Обама ведь настаивает на американской исключительности. Ему, правда, далеко до поэта и публициста Германа Мелвилла, заявившего: «Мы, американцы, — особые, избранные люди, мы — Израиль нашего времени, мы несём миру ковчег свобод».

Комментарии излишни.

Читайте нас в Telegram
Просмотров 307