Отечественной науке подложили реформу

Наша тема | Академический роспуск

Правительственный законопроект о реорганизации РАН воспринят неоднозначно

Всё-таки интеллигентные люди остаются таковыми, даже когда они протестуют. Помнится, после акции сторонников нетрадиционной ориентации, метавших яйца и помидоры во всех без разбора, парадные двери здания Госдумы, возле которых бунтовали геи, пришлось отмывать с помощью клининговой компании. А вот учёные, прибывшие на Охотный Ряд в среду выразить несогласие с реформой РАН, всего-то положили несколько десятков увядающих под солнцем гвоз­дик к макету надгробия российской науки.

- Нам уже объявлено о пятидесятипроцентном сокращении. Я доктор наук, проработавший в академическом институте более двадцати лет, а теперь вот могу оказаться на улице, - рассказала мне одна из протестующих.

Молодой человек с плакатом «Руки прочь от науки!» по имени Вадим (кстати, молодой учёный из академии образования!) поведал о том, что их институт передаётся другому ведомству и тема, над которой он работает, будет закрыта. «Нау­ка в отличие от собственности на самом деле никого не интересует!» - посетовал он. Словом, несмотря на внешне негромкий протест, собравшиеся в этот жаркий день у Госдумы поднимали достаточно насущные вопросы, чего не скажешь о самих депутатах, которые при обсуждении законопроекта в зале пленарных заседаний в основном отпускали реплики. Наверное, поэтому представлявшему законопроект вице-премьеру Ольге Голодец не составило труда стойко держаться под натиском парламентариев. Правда, вице-премьер проводила свою тактику. Скажем, вопрос депутата Валерия Зубова, касающийся стимулов для привлечения молодых учёных, Ольга Голодец оставила без ответа, хотя ранее министр образования и науки Дмитрий Ливанов не раз заявлял: одна из целей законопроекта - дать возможность развивать молодым учёным свой потенциал.

Кстати, министр, также присутствовавший на обсуждении, на протяжении всей дискуссии просидел молча. Его почему-то даже не пытались спрашивать.

Между тем Ольга Голодец напомнила, что осенью прошлого года была принята гос­программа развития науки и технологий, согласно которой в период с 2012 до 2015 года бюджетные расходы на науку увеличились со 120 до 170 миллиардов рублей. «Мы должны быть уверены, что эти средства будут расходоваться эффективно и что от этих вложений будет получен реальный результат», - выразила надежду вице-премьер. Её поддержал депутат Геннадий Кулик. Сельскохозяйственная академия работает неэффективно, её деятельность необходимо как-то привязать к жизни. А то у нас 156 сортов картофеля, а мы сажаем импортные семена», - отметил он.

Реабилитировать отечественную науку попытался глава Комитета Госдумы по нау­ке и наукоёмким технологиям Валерий Черешнев, заметив, что РАН сегодня лидирует по количеству научных открытий среди других научных структур, а прозвучавшие претензии в основном относятся к науке отраслевой, а не фундаментальной. При этом он напомнил, что комитет принял решение отклонить предложенный Правительством законопроект в первом чтении. Кстати, помимо профильного комитета к работе над законопроектом подключены ещё три комитета-соисполнителя - комитеты по вопросам собственности, охране здоровья и аграрным вопросам. Из них только аграрии поддержали законопроект. Комитет по собственности в своём решении отметил, что документ нуждается в существенной доработке, а Комитет по охране здоровья к единому решению не пришёл, поскольку голоса разделились поровну.

Из последующих выступлений представителей фракций Госдумы стало очевидно, что во взглядах на академическую реформу поровну разделились и партийцы: две фракции поддержали законопроект, две - выступили против.

Депутат Владимир Кононов, представляющий «Единую Россию», считает, что провести реформу РАН надо грамотно и не затягивать этот вопрос. Поддерживает правительственный законопроект и лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Его высказывания о том, что после 70 лет у всех людей перестаёт работать голова, развеселили всех, даже министра Дмитрия Ливанова. А вот противники законопроекта считают, что в рассматриваемом документе много недоработок.

Вызывает вопросы норма, согласно которой научные организации, не вошедшие в РАН, будут переданы в ведение

органов государственной власти. «Что это за органы - об этом не сказано ни слова!» - возмутился справедливоросс Алексей Чепа. Лидер коммунистов Геннадий Зюганов и вовсе считает предлагаемую реформу актом ликвидации будущего России: «Суть же этого законопроекта примитивная - сесть на финансовые потоки, отобрать землю и распределить её между нужными людьми».

Тем временем с подачи депутата-единоросса Александра Ильтякова было предложено рассмотреть законопроект не только в первом, но и во втором чтении до конца сессии. «Мы не будем участвовать в этой вакханалии. Наша фракция покинет зал заседаний», - заявил Геннадий Зюганов. Последний раз фракции Госдумы покидали зал пленарных заседаний в 2009 году, протестуя против результатов региональных выборов. А в этот раз депутатов поссорила наука.

P.S. В четверг после Совета Думы Сергей Нарышкин сообщил, что второе чтение законопроекта состоится в пятницу, 5 июля, на заключительном заседании Госдумы. Впрочем, документ может быть возвращён во второе чтение для внесения «существенных поправок» осенью.

Эмоциям пора утихнуть

Людмила Огородова, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по науке и наукоёмким технологиям, член-корреспондент РАМН:

«Грядёт не просто реорганизация РАН, а настоящая реформа. Академия наук сегодня переживает кризис. Несмотря на немалые деньги, которые идут в науку, пока не удаётся достичь тех показателей, которые были даже пару десятилетий назад.

Не стоит забывать, что пока законопроект носит характер рамочного. По сути он - проявление уважения к членам Академии наук, потому что им предложено расширить содержание документа и дополнить его нормативными актами. Рабочая группа фракции «Единая Россия» сейчас над этим работает - созванивается с отделениями Академии наук, решает вопросы. И если где-то до сих пор люди пышут эмоциями, то пора уже одуматься и совершать конкретные действия. И пусть у нас короткие сроки, но результат, как показывает опыт, от них не зависит. Вспомним, что законопроект «Об образовании» обсуждали на протяжении четырёх лет. За это время документ претерпел множество поправок, но больше любить его от этого не стали».

Вопросов больше, чем ответов

Валерий Черешнев, председатель Комитета Государственной Думы по науке и наукоёмким технологиям, академик РАН:

«Эти реформы ведут к полной потере самоуправления академии. С одной стороны, агентство, которое управляет имуществом, с другой - аппарат академии. И в том и в другом случае руководители назначаются Правительством и ему же подчиняются. Более того, и агентство, и аппарат назначают директоров институтов. Пока эта процедура не прописана. Но уже сейчас подчёркивается, что это отдельная структура. А вот как она будет взаимодействовать с учёными, непонятно.

Теперь о пресловутой неэффективности. Сегодня 60 процентов всех достижений науки приходится на долю РАН. Посмотрим индекс цитирования: там снова лидирует РАН. Между тем финансирование РАН к 2000 году было в 28 раз (!) меньше, чем в 1990 году. С 2000 по 2012 год финансирование увеличилось с восьми до 80 миллиардов, но и это сегодня в два-четыре раза меньше, чем в том же 90-м. Давайте финансировать на уровне, а уже потом спрашивать».

в пресс-центре «ПГ»

В пресс-центре «Парламентской газеты» прошёл круглый стол «Реформа российской науки: за и против».

Раиф Василов, президент Общества биотехнологов России, профессор:

Юрий Солонин, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике:

«Подобные законопроекты должны проходить обсуждение в экспертном сообществе, и здесь мы видим серьёзное нарушение процедуры. Закон об образовании должен был научить Правительство тому, как должны проводиться такие фундаментальные реформы. Но выводы не сделаны. Между тем в законопроекте есть и разумные вещи, но сам подход неправильный. С одной стороны, раздают «пряники»: член-корреспондентов уравняют с академиками, с другой - налицо занижение научного и культурного статуса РАН».

Виктор Калинушкин , председатель профсоюза работников РАН:

«Я всерьёз обеспокоен судьбой 90 тысяч сотрудников Академии наук и развитием науки в целом. Сегодня ломается, уничтожается система Академии. Будущее науки становится туманным. Но уже 4 июля, ещё до принятия закона, докторам наук предписано прийти в министерство, то есть ещё до принятия закона министерство уже начинает действовать. И чтобы как-то противостоять, люди готовы выйти на улицу. Не понимаю лишь одного, зачем сегодня понадобился законопроект, подогревающий социальную напряжённость в обществе».

«Не только РАН, но и наука в России вообще сегодня нуждается в реформе. Законопроект в целом ставит правильные цели, говоря о повышении эффективности научной деятельности. Но разве с имущества РАН надо начинать? Ведь не от его наличия или отсутствия зависит эффективность фундаментальных исследований. Повышать надо в первую очередь эффективность научной работы. И здесь очень важно понимать, что наша наука только начинает подниматься с колен после десятилетий безвременья, когда она вообще практически не финансировалась. Начинать тут надо не с обвинений в неэффективности, а с конструктивных решений по организации работы. В этой связи очень сомнительной выглядит позиция министерства о том, что фундаментальная наука по западному образцу должна сосредотачиваться в университетах. Университетская наука у нас совершенно не того уровня, да и исторические задачи у неё иные: это подготовка кадров, а не исследования. Поэтому реформу РАН надо встраивать в управление научно-техническим комплексом страны. Просто так сломать существующую систему мы не имеем права».

столпы реорганизации

Законопроект «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» - документ обширный и неоднозначный. Попытаемся всё же вычленить и рассмотреть главные тезисы по реформированию академической науки, вокруг которых разгораются основные споры. Итак:

1. Учёным, согласно законопроекту, предстоит сосредоточиться исключительно на научной деятельности. Кроме того, они займутся определением приоритетов государственной научно-технической политики. Для решения хозяйственных вопросов и управления госимуществом академии будет создано Агентство научных институтов РАН.

Ограничение в одних функциях ради умножения других - этот ход апробирован во многих странах. Учёный - это учёный, а не менеджер по эксплуатации зданий или закупке нового оборудования. Применительно к РАН, где назрела необходимость навести порядок с госимуществом, принцип «богу - богово, а кесарю - кесарево» приобретает особую актуальность. По данным Счётной палаты, более половины недвижимости, принадлежащей РАН, не зарегистрировано как госимущество. Многие объекты сдаются в аренду, и делается это не всегда по прозрачным схемам. Реформа позволит неизвестно куда исчезающие средства направить в бюджет РАН (а именно это пообещал министр Ливанов) и в разы улучшит и материальную базу, и положение самих учёных. Тем более что многие учёные мужи явно не шикуют. По словам, например, сотрудника Института археологии РАН Сергея Захарова, кандидат наук в качестве старшего научного сотрудника получает в РАН 18 тысяч рублей и вынужден для того, чтобы выжить, искать всевозможные приработки. А ещё и докупать на свою зарплату необходимое оборудование.

С другой стороны, «хозяйственники», которые вроде бы исполняют вспомогательные функции, в реальности управляют финансами и могут получить главенствующее положение в решении научных вопросов. «Сегодня Академия наук превращается в клуб, который может давать советы, оценки, а сами институты попадают под управление некоего госагентства с непонятными функциями, с непонятным руководством», - так видит эту ситуацию нынешний глава РАН академик Владимир Фортов.

Член Президиума РАН Геннадий Месяц отмечает, что создание агентства по управлению имуществом «однозначно повредит науке». «Теперь, чтобы получить материалы для экспериментов, учёным придётся выстраиваться в очередь», - заявил он. «Наука всегда связана с ресурсами,- отмечает сотрудник Института теоретической и экспериментальной физики Курчатовского центра Андрей Ростовцев. - Тот, кто начинает управлять активами, постепенно начинает управлять и учёными». Так что в вопросе разделения функций не всё однозначно.

2. Конкурсное распределение финансирования будет производиться не между научными институтами, как прежде, а между лабораториями, работающими над конкретными научными проектами. 

Наверняка эта мера поспособствует прозрачности финансирования научных проектов, а также целевому расходованию средств. При этом основным инструментом финансирования фундаментальной науки всё же останется госпрограмма долгосрочных фундаментальных исследований. На конкурсной основе учёным будет предоставляться не менее 50 процентов денежных средств. Однако, по мнению представителей науки, эта положительная идея до конца не проработана. «Плохо, что реальная и постепенная работа по реформированию науки заменена очередным переделом имущества и перемещением тех же начальников в другие кресла», - убеждена Наталья Артемьева, сотрудник Института динамики геосфер РАН.

Сама же законопроектная норма выглядит как продолжение полемики министерства с академиками, в основе которой лежит тезис о том, что основная масса научных исследований должна проводиться в университетах, а не в академии. Так действительно происходит во многих европейских странах. Но в нашей академической среде исторически сложилась иная структура. Прикладная наука всегда опиралась на фундаментальные исследования, считавшиеся прерогативой РАН. Подобное разделение не мешало отечественной науке достигать мировых успехов. Университетская же наука, на которую делают ставку в министерстве, пока находится в зачаточном состоянии. «Пропагандируемая Ливановым идея опоры на научные лаборатории как основную движущую силу прогресса хороша для международного сотрудничества, но не более того, - считает директор Института проблем передачи информации РАН, академик РАН Александр Кулешов. - С государственной точки зрения это порочный подход, который раз и навсегда лишит возможности концентрировать научные ресурсы на действительно критических для страны направлениях».

Что же касается самого конкурсного механизма, то на примере госзакупок видно, что этот механизм не избавляет от мошенничества и коррупции, в том числе и в научной среде. Известно немало примеров, когда, прикрываясь модными тенденциями вроде наноисследований, мошенники от науки умудрялись получать гранты под работы, которые не имели впоследствии никакой практической пользы.

3. Омоложение состава академии. Средний возраст научных сотрудников РАН составляет 74 года.

Министр Ливанов назвал это кадровой катастрофой. В законопроекте не говорится напрямую, каким образом будет происходить омоложение кадрового состава, однако предполагается, что процесс этот будет идти достаточно активно. В связи с чем в документе прописан ряд мер по обеспечению достойной пенсии ветеранам науки, у которых, как выразился министр, «давно утрачен научный потенциал». «Обсуждается размер пенсии в размере ста тысяч рублей, однако, возможно, эта сумма будет ещё увеличена», - по­обещал министр. Омоложение академии, по мнению реформаторов, приведёт к появлению в её рядах молодых учёных, обладающих новым нестандартным мышлением, новыми подходами к решению стоящих перед современной наукой задач.

Вместе с тем известно, что в научной деятельности возраст далеко не всегда является мерилом эффективности. Поэтому подход к этой проблеме должен быть взвешенным. Советская наука была построена на принципе научных школ. Благодаря им СССР был признанным мировым лидером в теоретической физике, химическом катализе, металлургии, математике, океанографии, магнитогидродинамике.

Кадровые вопросы, особенно в научных учреждениях, нельзя ставить «на поток»: возрастная дискриминация нанесёт по школам отечественной науки серьёзный удар. Фактически она окажется обезглавленной, а на создание новых коллективов уйдут десятилетия.

продолжение темы на стр. 18

Просмотров 281

04.07.2013 19:28

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...