Вода раздора

Закон и практика

Как использовать реки, которые мы делим с соседними странами?

Пока Россия выстраивала отношения с зарубежными покупателями нефти и газа, возникла другая неожиданная проблема. В Сибири и на Востоке страны стали «утекать» водные ресурсы, и если государство не изменит своего отношения к трансграничным водным объектам, то мы можем потерять контроль за реками на своей территории.

Поскольку 46 тысяч километров нашей государственной границы проходят по рекам, озёрам и морям, а бассейны 70 трансграничных крупных и средних рек используются не только российскими, но и иностранными предприятиями, проблема использования подобных водоёмов особенно актуальна для России.

«По 24 наиболее крупным трансграничным водоёмам наша страна заключила международные соглашения о совместном их использовании с соседними странами. Наиболее успешной считается работа российско-финляндской комиссии по использованию пограничных водных систем», - рассказал председатель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Владимир Кашин на парламентских слушаниях по этому вопросу. 

Неплохие отношения в этой сфере складываются с Украиной, а вот договорённости с Белоруссией пока находятся на начальном этапе. С нашим партнёром по Таможенному союзу мы занимаемся инвентаризацией трансграничных объектов и основных источников их загрязнения.

Непросто складывается диалог с Азербайджаном. До 2010 года между нашими странами не было договорных отношений по использованию трансграничных водоёмов, и это привело к возникновению проблем, связанных с использованием реки Самур. Сток этой реки на 96 процентов формируется в России. Её ресурсы в основном используются Азербайджаном, в то время как южные районы Дагестана испытывают дефицит воды.

Но больше всего проблем возникает на восточном направлении, они связаны с использованием рек Аргунь, Иртыш и Амур, по которому проходит три тысячи километров российско-китайской границы. Достаточно вспомнить, что в 2005 году из-за аварии на химическом комбинате в провинции Цзилинь в Амур попало около ста тонн бензола, а в 2010 году в Сунгари оказалось семь тысяч бочек с ядовитыми отходами.

Верховья Иртыша, как известно, расположены на территории Монголии, Китая и Казахстана, а нижняя часть - в России. Для Китая и Казахстана Иртыш стал важнейшей водной артерией. В последние годы города, промышленные и сельскохозяйственные предприятия, расположенные в верховьях реки, постоянно увеличивают водозабор. Растёт загрязнение, во многих местах река перегорожена плотинами гидроэлектростанций. В Китае на Чёрном Иртыше построен канал длиной более трёхсот километров и шириной 22 метра, по которому вода отводится к нефтеносным районам Синьцзян-Уйгурского автономного района и на орошение засушливых земель Таримской впадины.

Китай реализует проект переброски части стока Чёрного Иртыша. У Монголии — проект строительства ГЭС «Шурен» на основном русле Селенги, впадающей в Байкал, и проект «Водный комплекс реки Орхон». «Что мы имеем в результате реализации китайского проекта?» - задавали вопрос и участники слушаний. Только по официальным данным, безвозвратный отбор воды Китаем в канал Чёрного Иртыша составляет 68 кубометров в секунду, и в ближайшие годы он увеличится пятикратно.

Вывод один: для сохранения контро­ля над трансграничными водными объектами необходимо на государственном уровне выработать согласованную политику и развивать сотрудничество с приграничными странами. В противном случае Россия потеряет контроль над водными объектами даже на своей территории.

Просмотров 573

20.06.2013 17:41