Ржавые трюмы для «золотой рыбки»

Закон и практика

Почему наши корабли стремятся в чужие гавани

Проект закона «Об аквакультуре», который Государственная Дума может рассмотреть во втором чтении в эту сессию, лишь один из шагов к реконструкции рыбохозяйственного комплекса России для восстановления его позиций в Мировом океане.

Сказка стала былью…

Если «Сказку о золотой рыбке» пере­иначить на современный лад, то она могла бы звучать так:

Поймал мужик рыбку. Пошёл продавать на рынок.

- Почём рыбка? - спрашивает покупатель.

Мужик сказал. У того глаза на лоб полезли:

- Золотая она у тебя, что ли?!

- А ты сам прикинь, - с укором отвечает мужик. - Лодка давно уже прохудилась. Надо законопатить, просмолить - рубль отдай. Невод порвался, снасти износились - опять рубль гони. Да ещё всякие разные квоты, лицензии, инспекции, «крыши»… Разорение сплошное! Вот она, рыбка-то, и получается золотой.

- И вправду, золотая, - почесал покупатель затылок, погремел мелочью в кармане и ушёл с рынка несолоно хлебавши.

Ценники в магазинах и на рынках подтверждают - сказка, к сожалению, и в самом деле стала былью. Даже те морепродукты, которые никогда не считались особо ценными и хозяйки покупали их исключительно для любимых кошечек, сейчас по стоимости сравнимы с мясом. Что уж говорить о разных крабах, гребешках, угрях и прочих деликатесах?

Флот, да не тот

«До развала СССР в Калининграде базировалось несколько сот судов, сегодня остались единицы - новых нет. Россия обладает огромными морскими пространствами. Будем ли мы их использовать или будем молча покупать иностранную рыбу?» С таким вопросом к главе государства обратился местный житель накануне прямого общения Владимира Путина с народом. Ситуация в Калининграде не исключение. То же самое происходит и в других рыбных регионах страны.

Уже привычной стала картина: у причалов портов и на рейде стоят изрядно потрёпанные суда с ржавыми подтёками на боках. Двигатели и оборудование тоже не первой свежести. По данным отраслевой системы мониторинга, 80 процентов состава рыбопромыслового флота эксплуатируется с превышением нормативных сроков, а все 90 процентов — это физически изношенные и морально устаревшие суда, построенные по проектам 60-80-х годов. Поэтому уже не удивляет печальная хроника кораблекрушений.

…В Японском море затонул российский траулер «Кафор». Его корпус неожиданно дал трещину длиной около четырёх метров, в трюм стремительно стала поступать вода, и через 15 минут судно ушло на дно. Скорее всего, причиной кораблекрушения стало плохое техническое состояние судна. Траулер был очень старый — 70-го года постройки.

…У берегов Сахалина пропало рыболовное судно «Партнёр». … По заявлению официального лица, шансов выжить у команды шхуны почти не было. Спасательных средств на ней не оказалось.

«Людям приходится работать на всяком хламе и в любую погоду, - говорит рыбак, знающий всё не понаслышке. - А на небольших шхунах работают «капитаны», которым только вёсельной лодкой можно управлять и то в хорошую погоду. Вот и гробят людей».

Сети не опустели

Из хроники происшествий:

…Судно JI WON NO.1, на борту которого находились 12 российских моряков, пропавшее в Японском море, скорее всего, утонуло вместе с экипажем. Оно работало под «удобным флагом» и, по мнению российского специалиста, скорее всего, занималось браконьерством. Он добавил, что похожий случай произошёл в Японском море, когда пропало судно «Арон-103», на борту которого находились четыре российских моряка. Через южнокорейских коллег выяснили, что судно шло с грузом краба, было перегружено и бесследно исчезло.

…На севере Норвегии затонул российский траулер «Коралнес». В 2008 году норвежская береговая охрана задерживала его за нарушение правил рыболовства. На борту судна в тот момент находилось 48,5 тонны рыбы. Владельцы судна выплатили за нарушение штраф в 96 тысяч долларов.

Не секрет, что в норвежских портах базируется большая часть рыболовецких траулеров, место приписки которых - Мурманск. И понятно почему: разгрузка улова идёт быстро с полным расчётом на месте. Поэтому при неповоротливости отечественной системы наши суда, работая по российской квоте, практически весь улов сдают в Норвегию. То есть развивают рыбную отрасль другой страны.

Ещё хуже ситуация на Дальнем Востоке, на долю которого приходится почти 70 процентов российского вылова морских биоресурсов. В монографии Сергея Лелюхина, бывшего главного федерального инспектора по Приморскому краю аппарата полпреда президента в ДФО, раскрыта кухня чёрного промысла: «В целях получения доступа к российским биоресурсам китайские преступники пользуются всеми возможными методами: от браконьерских налётов в районе Курил до хорошо продуманных схем внедрения в дальневосточные коммерческие структуры». Например, половину ежегодно добываемого в Охотском и Беринговом морях в нашей экономической зоне минтая контролирует компания, зарегистрированная в Гонконге. Под негласным контролем этого спрута, утверждает автор, находится порядка 80 процентов квот биоресурсов.

Скудный улов

Из запланированных почти 29 миллиардов рублей с горем пополам удалось освоить в пять раз меньше. Вместо 24 научно-исследовательских судов, необходимых для решения задач воспроизводства рыбных ресурсов, построено одно. Из намеченных 36 специализированных предприятий сдано и реконструировано меньше половины. Такой вот «улов».

Законодательная путина

Неужели некогда мощнейшая мировая рыбная держава, до сих пор имеющая множество судостроительных заводов, не в состоянии по-современному оснастить отрасль? Теоретически в состоянии — предложений от отечественных предприятий множество. Линейка судов длинная — рыбопромысловые, краболовные, китобойные, для ловли креветок, водороследобывающие… Однако заказчик предпочитает строить суда за границей. Почему? Дешевле, быстрее, качественнее. По заключению экспертов, из-за отставания в развитии производственных технологий и организации работ удельная трудоёмкость судостроительного производства у нас в 3-5 раз выше, чем за рубежом, а суда строятся в 2-2,5 раза дольше. Но есть проблема и с заказами за рубежом — при переводе судна на родину таможенные пошлины и сборы съедают сэкономленные деньги. Поэтому многие российские владельцы предпочитают оставлять и эксплуатировать суда за границей. Кому от этого хуже, разъяснять излишне.Результатом проблем отрасли стала парадоксальная ситуация, когда при потенциале около пяти миллионов тонн добычи биоресурсов в год на прилавках российских магазинов всё больше преобладает зарубежная продукция, а собственные уловы снижаются. Нет, российские рыбаки по-прежнему трудятся в море. Вот только вопрос — на кого?Нельзя сказать, что государство сквозь пальцы смотрит на проблемы отрасли. Но и особого рвения не проявляет. Например, была принята госпрограмма по развитию рыбохозяйственного комплекса на 2009-2012 годы, под неё выделены деньги. Недавно аудитор Счётной палаты Михаил Одинцов доложил о выполнении.К плюсам нормативно-правового обеспечения отрасли можно отнести действующий около десяти лет Закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», закрепление за эффективными пользователями долей квот добычи на 10 лет, а также рыбопромысловых участков — до 20 лет. Однако, по заключению депутатов Государственной Думы и экспертов, действующее законодательство всё-таки не полностью регулирует вопросы рыболовства. Например, очевидно отставание отраслевого законодательства от выдвинутых Правительством инициатив по повышению эффективности отрасли.

Отсутствует единая нормативно-правовая база для развития аквакультуры. Ещё в 2011 году был принят в первом чтении правительственный законопроект. Он явно залежался, но есть надежда, что депутаты примут его во втором чтении в эту сессию. Конечно, масштабы производства аквакультуры - около пяти процентов от общероссийской добычи био­ресурсов — не то что лов в открытом море, но и 150 тонн в год всяких деликатесов вроде трепанга, гребешка, устриц, мидий, форели и озёрного лосося будут не лишними к столу.

мнения

Владимир Кашин

председатель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии:

«В прошлые годы наш рыболовецкий флот бороздил абсолютное большинство морей Мирового океана, вносил существенный вклад в продовольственную корзину страны - почти семь миллионов тонн рыбы и рыбной продукции. Сегодня ситуация изменилась. Прежде всего это касается материально-технического оснащения отрасли. Практически весь рыбный промысел в нашей стране, включая переработку, ведётся на полностью изношенной технике и с применением устаревших технологий. 

Всё это не могло не сказаться на объёмах лова, качестве продукции, на потреблении рыбопродуктов населением. Несмотря на некоторую положительную динамику в последние годы, потребление морепродукции на душу населения у нас далеко от научно обоснованных норм.

Сложившаяся ситуация требует от всех ветвей власти действий, которые позволили бы двигаться вперёд, возродить и развивать рыбопромышленную отрасль.

На рассмотрении нашего комитета находятся четыре законопроекта, посвящённых решению отдельных проблем прибрежного рыболовства. В первую очередь надо обеспечить рыбакам свободный доступ на отечественный рынок. Остро стоит и вопрос отмены ограничений по количеству работников рыбодобывающих предприятий при их переходе на режим применения единого сельскохозяйственного налога.

В качестве дополнительной меры развития береговой рыбопереработки, а также наполнения внутреннего рынка отечественной рыбопродукцией необходимо установить нулевую ставку сборов за пользование объектами водных биологических ресурсов для рыбодобывающих организаций, доставляющих уловы водных биоресурсов на российский берег. При этом следует удвоить или утроить данный вид платежей для организаций, экспортирующих рыбную продукцию».

Андрей Крайний

руководитель Росрыболовства:

«В законодательном обеспечении повышения эффективности работы отрасли есть ряд проблем. Существует технический регламент Таможенного союза о безопасности пищевой продукции, принятый в конце 2011 года. Его терминология не соответствует терминологии закона о рыболовстве. По-разному определяются понятия «водные биоресурсы» и «уловы водных биоресурсов». Понятия «обработка» и «переработка», которые используются в законе о рыболовстве как самостоятельные, в техническом регламенте являются синонимами. Это очень существенная деталь. Отсутствие в законодательстве чётких определений понятий «обработка» и «производство продукции» явилось предпосылкой к неоднозначной трактовке самого понятия «прибрежное рыболовство». Многие рыбаки Мурманской области пострадали от действий надзирающих органов из-за неоднозначности трактовки, законодательные лакуны приводили к колоссальным штрафам.

На наш взгляд, наиболее отвечающим требованиям законодательства является проект, разработанный Росрыболовством и внесённый Минсельхозом в Правительство. Мы очень хотим, чтобы депутаты Госдумы и профильного комитета как можно быстрее проработали этот законопроект. Если он будет принят, а закон о рыболовстве гармонизирован с актами Таможенного союза, то это окажет положительное влияние на развитие прибрежного рыболовства, будет способствовать увеличению объёмов поставок рыбной продукции на территории России».

Просмотров 545

20.06.2013 17:31