Женское несчастье: бил бы милый рядом

Депутаты Государственной Думы работают над законопроектом о профилактике домашнего насилия

Женское несчастье: бил бы милый рядом

Фидель Агумава

Мои друзья, братья Фёдор и Нестор, росли в образованной, финансово благополучной семье. Отец офицер Генштаба, мать главбух на предприятии, дом полная чаша. Учились хорошо. Школьные годы отравляло одно — регулярные скандалы дома.

Бей своих, чтобы чужие боялись

Семейные концерты проходили всегда одинаково. Ближе к полуночи квартиру оглашал женский крик. Выскочив из кроватей, дети мчались в соседнюю комнату, где наблюдали, как родной отец истязает их мать: бьёт по лицу, пинает в живот, таскает за волосы, плюёт в глаза, кроет площадной бранью, то и дело грозится убить. Угроза казалась близка к исполнению, когда из кармана папиного халата торчал топорик для разделки мяса, или когда изверг заталкивал мать в ванную комнату, и оттуда попеременно слышались то её вопли, то треск электрошокера.

Вызванные на дом милиционеры с пунцовыми от неловкости лицами топтались в прихожей и смотрели в пол, выслушивая сбивчивые жалобы детей и убедительные вразумления профессионального замполита. Да, чуть повысил голос. Да, слегка толкнул. Но всё в целях самообороны: вот ведь царапины, оставшиеся на руке, пять минут назад душившей любимую женщину. Убедившись, что прибыли на ложный вызов, милиционеры убирались восвояси. И экзекуция возобновлялась с момента, на котором её прервали.

В конце концов супруги развелись и разъехались. Но годы, прожитые под одной крышей с садистом, не прошли даром: мать на нервной почве дважды теряла зрение, у братьев до сих пор случаются приступы неконтролируемой агрессии. Младший регулярно скандалит с женой, старший отсидел несколько лет за тяжкие телесные повреждения, дважды сходил с ума и до сих пор не женился: опасается, что унаследованный от отца тяжёлый характер даст о себе знать после нескольких лет семейной жизни.

Бьёт - значит любит?

В «Домострое», старинном своде правил общественного, религиозного и в особенности семейно-бытового поведения, рукоприкладство на Руси поощрялось и даже возводилось в ранг добродетели. «Кто жены не учит, тот погублен будет и в сем веце и в будущем», предупреждало уложение. А вот коли «добрый муж о своём спасении радит и жену наказует», то заслужит этим самым «Божью милость». Отметим, что поучать жён требовалось «с любовию и благоразсудством», вдали от посторонних глаз и ушей, и исключительно в целях профилактики, «никако же не гневаяся».

Хотя систематической, подробной и точной статистики на предмет семейного насилия в современной России никто не ведёт, разрозненные цифры наталкивают на мысль, что это явление сегодня распространено так же широко, как и в 16-м веке. По данным правозащитных организаций, в каждой четвертой российской семье женщина становится жертвой оскорблений, побоев, издевательств и других проявлений бытовой тирании. Ежегодно в результате домашнего насилия гибнут 12-14 тысяч россиянок. А риск быть убитой собственным супругом у нашей соотечественницы в 2,5 раза выше, чем у американки, и в пять раз выше, чем у жительниц Западной Европы.

Воспитательные меры

В этих цифрах кроется в прямом смысле слова убийственное отличие от опыта пращуров. В «Домострое» хотя бы уделялось внимание «технике безопасности»: бить не рекомендовалось по жизненно важным органам, и даже плетью рекомендовалось охаживать «вежливенько (осторожно), бережно и разумно», и лишь в случае «великой вины» — «больно и страшно».

А то, что у современных истязателей богаче и арсенал, и фантазия, убедительно доказывают ежедневные полицейские сводки. В «воспитательных целях» жён забивают насмерть молотками, ремнями, лопатами, душат подушками и проводами от акустических колонок, режут ножами, расстреливают в упор из травматического оружия или просто вколачивают в гроб кулаками. Нередко это происходит на глазах у детей, обречённых на будущее в сиротском приюте.

И, конечно, семейное насилие не ограничивается третированием жён. Нередко престарелые матери становятся жертвами своих великовозрастных детей-алкоголиков, а приёмные дети либо отпрыски от первого брака погибают от рук отчимов и мачех. Яркий тому пример - недавнее происшествие в поселке Белый Яр Томской области, где 35-летний приёмный отец изувечил двухлетнюю девочку «за баловство». Свои действия мужчина, зарабатывавший на жизнь опекой, пояснил «множеством проблем и болячек», вскрывшихся у неродных детей.

Закон суров, но его нет

Законов, направленных на профилактику насилия в семье, в России до сих пор не существует, в отличие от большинства западных стран и ряда соседей по СНГ. Формально государство не имеет права вмешиваться в частную жизнь до факта совершения членовредительства. В результате более 60 процентов женщин, подвергшихся истязаниям со стороны супругов, не заявляют о происшествии в правоохранительные органы, да и вообще скрывают факт насилия от друзей, коллег, а нередко и от ближайших родственников.

Тем, кто не стеснён в средствах и богат роднёй, спастись от семейного кошмара удаётся разводом и переездом. А вот женщинам, испытывающим тяжёлое экономическое положение, остаётся молча нести свой крест, в надежде, что ничего по-настоящему страшного с ними не случится.

Стоит, впрочем, заметить, что психологической базой для насилия в семье далеко не всегда являются бедность, безработица и алкоголизм. Распространены и обратные случаи, когда вполне состоятельные мужчины «снимают стресс» повседневности, третируя своих экономически зависимых жён. Ну а случаи бытового садизма, подобные описанному выше, могут проявиться в семье любого достатка и социального положения: был бы «маленький сталин», а жертвы репрессий найдутся.

Ответственность ради безопасности

Эксперты отмечают, что ещё недавно статистика семейного насилия в западных странах не сильно отличалась от российской. Но после разработки экспертами ООН в 1996 году Модельного закона о преодолении несовершенства уголовного и гражданского законодательства для предупреждения насилия в семье, и принятия соответствующих законов в США и европейских странах, число убийств на бытовой почве в этих государствах сократилось примерно вчетверо. К примеру, пострадавшей американке сегодня достаточно позвонить на «горячую линию», и к ней домой прибудут специально обученные полицейские. И даже если обошлось без синяков и членовредительства, судья вручит ей охранный ордер, запрещающий подозреваемому в насилии приближаться к жертве на определенное расстояние в течение установленного срока. Нарушение предписания грозит реальным тюремным заключением.

В случае критической ситуации, женщине с детьми предоставляют укрытие в специальном приюте, организованном на государственные средства. Попытки преследовать беглецов заведомо обречены на неудачу: подозреваемому в насилии не только не позволят встретиться с жертвами, но даже не сообщат координаты убежища. Благодаря таким профилактическим мерам члены семьи получают не только безопасность, но и передышку, в течение которой могут разобраться в проблеме и наметить пути её решения: либо договориться через посредников о восстановлении брачного союза, либо развестись.

Аналогичные законодательные инструменты давно введены в Молдавии, Украине, Казахстане и Азербайджане. В России соответствующие законопроекты поступали на рассмотрение Госдумы дважды, в 1994 и 1997 годах. Однако принять их не удавалось: законодательная формула всякий раз была далека от золотой середины, при которой защита жертв не требовала активного вмешательства государства в личные отношения граждан.

Всё может измениться благодаря законопроекту «О профилактике и предупреждении домашнего насилия», концепцию которого подготовили депутаты Государственной Думы шестого созыва совместно с экспертами Общественной Палаты РФ. По заверениям разработчиков, в этом правовом акте будут отражены как обширный зарубежный опыт профилактики насилия в семье, так и пожелания российских общественных организаций. А пока закон не принят, россиянки продолжают стыдливо замазывать тональным кремом синяки под глазами. По итогам работы телефона доверия Национального центра по предотвращению насилия «АННА» за 2012 год, 70 процентов позвонивших женщин (а звонков набралось более 8000) признали, что страдают от физического и морально-психологического насилия и живут в постоянном напряжении и страхе в течение многих лет.

Ещё материалы: Фидель Агумава

Просмотров 1304

19.03.2013 12:37



Загрузка...

Популярно в соцсетях