Не бойся банка, клиент!

Экономика

На этой неделе Минфин опубликовал правительственную версию федерального закона «О Финансовом уполномоченном по правам потребителей услуг финансовых организаций», что вызвало новую волну споров в экспертной среде. Продолжением дискуссии стала и пресс-конференция заместителя председателя Комитета Государственной Думы по финансовому рынку Анатолия Аксакова и советника председателя Банка России Павла Медведева, которая прошла в редакции «Парламентской газеты».

Журналисты уже заняли места в пресс-центре, но Павел Медведев и Анатолий Аксаков чуть задерживались в «предбаннике»: в последнюю минуту выяснилось, что в уже обнародованном законопроекте появились очередные поправки, и наши гости с карандашом в руках ещё раз перечитывали документ.

Планировалось, что в первом чтении Государственная Дума рассмотрит законопроект ещё в предыдущую сессию, однако на согласование даже основных его положений рабочей группе понадобилось лишних полгода, а по отдельным пунктам консенсуса нет и по сию пору. Фактически работа над законом идёт в режиме нон-стоп.

«Финансовый кризис, который, на­деюсь, заканчивается, разбудил наших сограждан, – начал разговор Анатолий Аксаков. – В эти непростые времена отношения между банками, страховыми компаниями, коллекторскими бюро, микрофинансовыми организациями, брокерскими конторами и их клиентами обострились. За последние пять лет количество жалоб на действия финансистов выросло в пятьдесят раз!»

Но это не говорит о том, что банкиры, страховщики, коллекторы стали чаще нарушать закон или вести себя жёстче. На фоне кризиса ухудшилось финансовое положение россиян, из-за чего спорные ситуации стали возникать чаще. И в них рядовой обыватель оказывался, как правило, слабой стороной: на защите интересов бизнеса – штат юристов, а куда обратиться за помощью, например, оказавшемуся без работы инженеру? До недавних пор – только в суд. А это – время, деньги, нервы и неясные перспективы.

Желание создать институт, который помог бы гражданам решать финансовые споры в досудебном порядке, и послужило толчком для разработки закона «О финансовом уполномоченном».

Надо заметить, у некоторых банков опыт сотрудничества с финансовым омбудсменом уже есть. С начала 2010-го и по середину 2012 года такую роль, можно сказать, на общественных началах исполнял Павел Медведев. В этот период любой банк мог подписать с ним добровольное соглашение и добровольно выполнять его решения. На данный момент «добровольцев» не так много: менее двух десятков из более чем тысячи российских банков.

Тем не менее за полтора года работы Павлу Медведеву и его коллегам удалось урегулировать почти четыре тысячи споров между гражданами и финансовыми структурами.

«Соглашаясь стать финансовым омбудсменом, я был преисполнен пессимизма, – вспоминает Павел Медведев. – К счастью, мои опасения не оправдались. Мы взаимодействовали – на формальной и на неформальной основе – со 140 финансовыми организациями и лишь шесть из них оказались непробиваемыми, не хотели идти ни на какие уступки. Остальные 134 готовы были искать компромисс в разрешении спорных вопросов, готовы были делать шаги навстречу людям, попавшим в непростую жизненную ситуацию».

Впрочем, возражений по поводу самого факта его принятия не возникает ни у кого. Тем более у тех, кто знаком с национальной спецификой в работе финансового уполномоченного: если жители западных стран жалуются омбудсмену на ущемление прав и нарушение законодательства, то наши сограждане, скорее, ищут помощи и поддержки. И как показал опыт работы Павла Медведева и его коллег, находят эту поддержку.

Ну а чёрт, как говорится, в деталях. Так, в разных редакциях законопроекта решения омбудсмена то объявляются обязательными к исполнению, то – носящими рекомендательный характер.

«Это принципиальный воп­рос, – категорично заявляет Медведев. – Если решение омбудсмена для кредитора лишь рекомендация, зачем вообще принимать закон?»

Наиболее ответственные или, как выразились наши гости, «благожелательные» к своим клиентам банки и до принятия закона готовы были идти на компромисс. Для них ничего не изменится. Те же, кто проявлял чрезмерную жёсткость, уже после принятия закона вряд ли прислушаются к рекомендациям омбудсмена.

«Мы считаем, решения финансового уполномоченного (а они основываются на непредвзятости и законности) должны быть для финансистов обязательными к исполнению, без возможности оспаривать их в судебном порядке», – убеждён Анатолий Аксаков.

Исчезло из последней редакции законопроекта упоминание о коллекторских агентствах, микрофинансовых организациях и кредитных брокерах. Хотя именно на их действия поступает максимальное количество жалоб, причём более чем обоснованных.

Вызывает споры предлагаемый порядок финансирования института финансовых уполномоченных. Предполагается, что основное бремя расходов возьмут на себя банки и страховые компании. Для первых тридцати банков (по объёму активов) годовой платёж составит 500 тысяч рублей, для остальных – сто тысяч. Двадцать крупнейших страховых компаний будут платить ежегодно по 300 тысяч, более мелкие – по 50 тысяч рублей.

В целом законопроект уже сейчас достаточно продуман, достаточно хорош, чтобы депутаты приняли его к рассмотрению, считает Аксаков. Однако это не означает, что работа над ним должна остановиться.

Обращение к финансовому омбудсмену поможет решить споры между вами и банком:

 при реструктуризации долга по кредитному договору; при незаконном начислении процентов по кредиту; если вы хотите пожаловаться на действия коллекторов; если банк взимает комиссии по ведению ссудного счёта; если банк требует вернуть кредит досрочно; если с вашей банковской карты похищены средства.


Просмотров 19

21.12.2012