Ливийский ремейк готовят для Сирии

Ливийский ремейк готовят для Сирии

Йемен и Ливан возражали против остракизма, которому подвергают Сирию, Ирак воздержался. Алжир и Египет – против реальных санкций. Остальные – по преимуществу нефтяные и проамериканские монархии. Другого решения, кроме давления на Дамаск, от них ожидать было трудно.

С Йеменом всё ясно. Там ситуация напоминает сирийскую, пока, правда, в значительно более мягком варианте. Ливан накрепко связан с Сирией, причём не только географически. В случае серьёзного вооружённого конфликта у соседей отсидеться в тиши ливанцам едва ли удастся. К тому же жители самой европеизированной страны Ближнего Востока слишком хорошо знают, что такое гражданская война. Для маленького Ливана 150 тысяч погибших и 200 тысяч беженцев – цифры чудовищные. 

Кстати, за воздержанием Багдада, на первый взгляд, кажущимся не очень понятным, скорее всего, стоят мотивы, сходные с ливанскими. Ирак тоже граничит с Сирией. Только сирийских беженцев вдобавок к собственным проблемам ему и не хватает. Тем более что американцы, несмотря на призывы иракского правительства  задержаться, собираются уходить. 

А в Сирии сейчас, по разным оценкам, до миллиона иракских беженцев. Обозлённые на весь мир многие из них охотно участвуют в акциях неповиновения. Совершаемые ими убийства сирийских полицейских и солдат отличаются особой жестокостью. Западная аудитория, да и наша зачастую тоже, слышит и читает лишь о жестоком подавлении народных манифестаций и тысячах погибших мирных жителей. Отчего тогда погибла тысяча полицейских и военных? Хороши демонстранты, которые используют автоматы, гранатомёты и даже ракеты. По оценкам независимых наблюдателей, действительно мирные люди составляют не более 10 процентов от общего числа погибших. 

Много? Очень много. Но при вооружённых столкновениях такие жертвы неизбежны. А при реальной войне, которая грозит Сирии, их будет в разы больше. 

Президент Асад постоянно идёт на уступки. Накануне встречи в столице Марокко он выпустил более тысячи заключённых, пообещал допустить в страну делегацию министров из арабских стран, наблюдателей от ЛАГ и большое количество иностранных журналистов, чтобы все они смогли воочию убедиться, что на самом деле происходит в Сирии. В стране готовятся реформа политической системы, в феврале пройдут парламентские выборы, создана комиссия для подготовки изменений в конституции. Но это мало кого интересует. От Асада требуют невыполнимого: в одночасье остановить столкновения и начать переговоры с бунтарями, как будто это можно сделать в одностороннем порядке.

В общем, налицо откровенное намерение использовать в Сирии ливийский сценарий, сделать своего рода ремейк. Неплохо бы одуматься. Уж больно серьёзные могут быть последствия.  

Йемен и Ливан возражали против остракизма, которому подвергают Сирию, Ирак воздержался. Алжир и Египет – против реальных санкций. Остальные – по преимуществу нефтяные и проамериканские монархии. Другого решения, кроме давления на Дамаск, от них ожидать было трудно.
С Йеменом всё ясно. Там ситуация напоминает сирийскую, пока, правда, в значительно более мягком варианте. Ливан накрепко связан с Сирией, причём не только географически. В случае серьёзного вооружённого конфликта у соседей отсидеться в тиши ливанцам едва ли удастся. К тому же жители самой европеизированной страны Ближнего Востока слишком хорошо знают, что такое гражданская война. Для маленького Ливана 150 тысяч погибших и 200 тысяч беженцев – цифры чудовищные. 
Кстати, за воздержанием Багдада, на первый взгляд, кажущимся не очень понятным, скорее всего, стоят мотивы, сходные с ливанскими. Ирак тоже граничит с Сирией. Только сирийских беженцев вдобавок к собственным проблемам ему и не хватает. Тем более что американцы, несмотря на призывы иракского правительства  задержаться, собираются уходить. 
А в Сирии сейчас, по разным оценкам, до миллиона иракских беженцев. Обозлённые на весь мир многие из них охотно участвуют в акциях неповиновения. Совершаемые ими убийства сирийских полицейских и солдат отличаются особой жестокостью. Западная аудитория, да и наша зачастую тоже, слышит и читает лишь о жестоком подавлении народных манифестаций и тысячах погибших мирных жителей. Отчего тогда погибла тысяча полицейских и военных? Хороши демонстранты, которые используют автоматы, гранатомёты и даже ракеты. По оценкам независимых наблюдателей, действительно мирные люди составляют не более 10 процентов от общего числа погибших. 
Много? Очень много. Но при вооружённых столкновениях такие жертвы неизбежны. А при реальной войне, которая грозит Сирии, их будет в разы больше. 
Президент Асад постоянно идёт на уступки. Накануне встречи в столице Марокко он выпустил более тысячи заключённых, пообещал допустить в страну делегацию министров из арабских стран, наблюдателей от ЛАГ и большое количество иностранных журналистов, чтобы все они смогли воочию убедиться, что на самом деле происходит в Сирии. В стране готовятся реформа политической системы, в феврале пройдут парламентские выборы, создана комиссия для подготовки изменений в конституции. Но это мало кого интересует. От Асада требуют невыполнимого: в одночасье остановить столкновения и начать переговоры с бунтарями, как будто это можно сделать в одностороннем порядке.
В общем, налицо откровенное намерение использовать в Сирии ливийский сценарий, сделать своего рода ремейк. Неплохо бы одуматься. Уж больно серьёзные могут быть последствия.  

Просмотров 7

17.11.2011