Пленарное заседание Госдумы 21 ноября

16:14Эксперимент по налогу для самозанятых могут распространить на 19 регионов

16:06Правила определения страны происхождения товаров в СНГ могут изменить

15:43Врио губернатора сможет назначать новых членов Совета Федерации

Заключённых из бараков нужно перевести в общежития

Даже лишённые свободы должны жить в человеческих условиях, считает сенатор Алексей Александров

Заключённых из бараков нужно перевести в общежития

Александр Александров. Фото: ПГ / Юрий Инякин

О том, как устроена система наказаний в нашей стране, сенатор Алексей Александров знает не понаслышке — вот уже 50 лет он занимается вопросами уголовного права. Много лет он работал следователем, адвокатом, преподавателем криминалистики и уголовного процесса. 25 лет Александров является парламентарием. Свою деятельность в Госдуме первого созыва законодатель начал 11 января 1994 года. Зачем в России нужны парламентские расследования, какие изменения необходимы в системе исполнения наказаний и почему в большинстве отечественных криминальных сериалов действие происходит в Санкт-Петербурге, сенатор рассказал «Парламентской газете».

 - Алексей Иванович, чем вам заполнился первый день работы Государственной Думы?

- 12 декабря 1993 года я был избран депутатом Госдумы первого созыва от Северо-Западного круга 209 Санкт-Петербурга. Нас поселили в гостинице «Россия», а работу депутаты начали 11 января 1994 года в здании бывшего СЭВ — Совета экономической взаимопомощи. Это так называемый дом-книжка на Новом Арбате в Москве. Другого помещения не нашлось. Там царил полный беспорядок, стёкла — в пулевых отверстиях, будто после войны, рядом находился дом расстрелянного Верховного Совета — чёрный от пожара и следов танковых снарядов.

Работа депутатов начиналась напряжённо — заседание было организационным, знакомились, обсуждали правила для будущего регламента. Мы объединялись по политическим и профессиональным интересам и, конечно, человеческим симпатиям. Я вошёл во фракцию «Выбор России» и стал работать в Комитете Госдумы по безопасности. Так начался федеральный парламентаризм в моей жизни и продолжается по сей день.

- На чём вы специализировались в бытность депутатом Государственной Думы?

- Я разрабатывал законодательство в сфере государственной безопасности и внешней разведки. Мы с коллегами были авторами законопроектов о спецслужбах, выстраивали систему органов госбезопасности в новой России, разработали серьёзную систему законов, в соответствии с которыми сегодня организована деятельность ФСБ, СВР, ФСО и других правоохранительных органов и спецслужб.

- Вы всю жизнь занимаетесь уголовным правом и неоднократно заявляли, что ФСИН работает плохо. Что, с вашей точки зрения, надо сделать, чтобы исправить ситуацию?

- За многие годы в системе исполнения наказаний скопилось очень много системных проблем, которые касаются и законодательства, и теории уголовно-исполнительного права. Директор службы и министр юстиции здесь ни при чём. Без концепции справедливых и разумных наказаний за совершённые преступления проблему не решить.

Я бы назвал то, что происходит сегодня во ФСИН, так: несчастные мучают несчастных. Недовольные маленькими зарплатами и условиями труда люди надзирают за теми, кто находится в заключении. Считаю, что правильнее было бы вокруг завода или фабрики строить общежития и административные здания — колонии. Все осуждённые должны быть обеспечены работой, результаты которой приносили бы работникам удовлетворение и пользу. А вообще нужна серьёзная реформа исполнения наказаний. Это тема большого серьёзного разговора.

- Вы также предлагаете реорганизовать институт парламентских расследований. Почему?

- Парламентские расследования являются составной и неотъемлемой частью парламентского контроля. Закон о парламентских расследованиях был принят 13 лет назад после трагедии в Беслане. С тех пор ни одного расследования не было. Думаю, что Совет Федерации и Госдума могли бы создавать специальные комиссии, занимающиеся парламентскими расследованиями с широкими полномочиями — вплоть до возможности привлечения к уголовной ответственности должностных лиц, дающих комиссии ложные показания.

 - В прошлом году вы отметили 50-летие своей юридической деятельности. Были у вас ошибки, о которых сегодня жалеете?

- Конечно, ошибки были. Когда я только закончил юрфак Ленинградского университета и пришёл на следственную работу, вёл дело о разбойном нападении преступной группы. Некое содействие ей оказывал 17-летний мальчик Саша. Парень — сирота, со сложной судьбой, жил в коммуналке, но человек был неплохой. Он прибился к стайке бандитов и оказался причастным к одному их эпизодов. Я привлёк его к уголовной ответственности, Саша получил шесть лет. Сегодня я жалею об этом — нужно было принять другое решение и не ломать ему судьбу. То есть формально я был тогда прав, а по существу совершил человеческую ошибку.

- Почему действия большинства сериалов про полицейских и бандитов происходят в Северной столице?

- В Петербурге живут два очень известных талантливых писателя — Андрей Константинов и Елена Топильская. Они — авторы детективов и стали законодателями мод в этом жанре. По книге Константинова был снят телесериал «Бандитский Петербург», а Топильская стала автором телесериала «Тайны следствия». Вокруг этих людей и сформировался творческий коллектив детективного жанра в Петербурге. Я сам очень люблю детективы, особенно моего любимого писателя Артура Конан Дойля — «Записки о Шерлоке Холмсе». Очень завидую тем, кто эту книгу ещё не читал.

Просмотров 4354

11.01.2019 00:00




Загрузка...

Популярно в соцсетях