Владимир Ресин признался «Парламентской газете», что мечтал строить метро

Первые станции московской подземки открылись ровно 85 лет назад

Владимир Ресин признался «Парламентской газете», что мечтал строить метро

Владимир Ресин. Фото: photoxpress

Открытию первой очереди московского метрополитена из 13 станций, которое состоялось 15 мая 1935 года, предшествовали три с лишним десятилетия обсуждений и всего три с половиной года строительства. Профессия метростроевца за короткое время превратилась из непривлекательной в сверхпрестижную. Депутат Госдумы и экс-глава столичного стройкомплекса Владимир Ресин признался «Парламентской газете», что сам мечтал попасть в метрострой.

Как в Париже, Лондоне, Берлине, но лучше

Первые проекты внеуличного транспорта стали появляться в Москве ещё с начала XX века. Самый известный из них, с эстакадными линиями и центральным вокзалом у Красной площади, в 1902 году представили инженеры Пётр Балинский и Евгений Кнорре. Но тогда все варианты отвергались московскими властями, потому что предполагали частную конкуренцию трамваю, который город с большим трудом выкупил у бельгийской компании. 

После октябрьских событий 1917 года численность населения Москвы поначалу упала, но вскоре начала резко расти, на улицах образовывались трамвайные заторы. Уже в 1923-м при коммунальном тресте «Московские городские железные дороги» создали подотдел «Метрополитен», в котором поначалу был всего один сотрудник — Константин Мышенков. Именно этот инженер быстро собрал команду специалистов, одним из которых был Семён Розанов — участник проектирования линий метро в Париже. Проект МГЖД во многом и использовал парижский опыт с неглубоким заложением тоннелей, сводчатыми станциями с боковыми платформами.

Проектировщики внимательно ознакомились и с тем, как прокладывали метро в Лондоне (щитами на большой глубине) и Берлине (вырывая котлованы и перекрывая их потом металлическими балками). В 1930 году, вскоре после того, как результаты семилетней работы были опубликованы, шестеро сотрудников подотдела были арестованы, обвинены в саботаже и приговорены к 10-летнему заключению. Среди обвинений были и зарубежные командировки…

В декабре 1931 года под руководством Павла Ротерта стартовало строительство первой линии метро от «Сокольников» до «Парка культуры» с ответвлением к «Смоленской», сейчас это части Сокольнической и Филёвской линий. А в январе 1932-го освободили Мышенкова и Розанова — опытных инженеров очень не хватало. Первое в нашей стране метро построили всего за 3,5 года, несмотря на крайнюю нехватку механизированных инструментов и тяжёлые условия проходки. Оказалось, что грунты в столице очень неоднородные, а порой и коварные — один плывун, смесь песка и воды, чего стоит. Пришлось комбинировать все зарубежные способы, к которым добавился свой, московский. Так, неглубокие тоннели Арбатского радиуса проложили, не разрывая оживлённую улицу, а под окрестными дворами.

Иван Таранов. Плакат, 1933 г.

Метростроевцы — это почётно

«Самые первые метростроевцы — это шахтёры из Донбасса. Их специально привезли в Москву — как мастеров по подземной проходке. Тяжелейшая была работа», — рассказывает депутат Госдумы, экс-глава столичного стройкомплекса Владимир Ресин. Он вспоминает замечание своего отца Иосифа Ресина, который в 1935 году занимал ответственный пост в Минске, а с 1938 года работал в Москве.

«Поначалу, когда строились первые станции метро, у москвичей это вызывало раздражение: туда уходили огромные деньги и на работы были привлечены тысячи комсомольцев со всего Советского Союза. К началу 1935 года их число составляло 19 тысяч. Представьте себе, что население Москвы тогда было чуть больше 3,6 миллиона человек. Наверное, понятие «понаехали» пошло как раз оттуда», — улыбается Ресин.

Когда народ распробовал новый вид транспорта… настроение поменялось. И гордость за Москву и страну переполняла, и новая достопримечательность появилась, на которую со всех концов приезжали посмотреть

В Москву семья перебралась в 1939-м, уже после открытия третьего, Горьковского радиуса в сторону «Сокола».

«Когда народ распробовал новый вид транспорта, а ведь каждая станция метро была произведением искусства, то и настроение поменялось, — продолжил Владимир Иосифович. — И гордость за Москву и страну переполняла, и новая достопримечательность появилась, на которую со всех концов приезжали посмотреть. А профессия метростроевца превратилась из ругательства в престижную».

Ресин признаётся, что когда учился в Горном институте, то мечтал работать на объектах метро: «Увы, не попал, очень трудно было туда устроиться. И уехал я по распределению на Украину горным мастером. Только в 1964 году смог вернуться в Москву и начал работу в строительстве».

В Москву он вернулся специалистом, уже имеющим опыт и горного дела, и строительства, работал везде, где развивалась Москва. В том числе — на спецобъектах.

Метростроевцы — первые пассажиры. Фото: Музей Москвы

«Хотя по диплому я — горный инженер-экономист, но судьба так распорядилась, что вместо добычи угля пришлось бурить скважины, замораживать грунт фундаментов, проходить щитом тоннели инженерных сооружений, — объясняет депутат. — Помню, как надев непромокаемые сапоги, комбинезон и каску, я спустился под землю в шахту строящейся Калужской линии. Это была станция «Октябрьская»-радиальная. Мы занимались водопонижением, замораживанием плывунов. То есть давали фронт работ метростроевцам, прокладывавшим глубоко под землей транспортные тоннели. Они тогда спешно тянули их на Юго-Запад, в Черёмушки, где возводились новые жилые кварталы».

Уже в должности первого зампреда мэра Москвы в 2010-2011 годах он руководил штабом по вопросам метростроя.

«Сейчас у города есть технические возможности, которых мы десять-двадцать лет назад не могли себе ни представить, ни позволить. Команда Сергея Собянина не только сохранила всё то, что было до них, но и во многих направлениях резко подняла планку вверх. В первую очередь это как раз метро», — считает Владимир Ресин.

Автор: Дмитрий Гончарук

Ещё материалы: Владимир Ресин

Просмотров 3496

15.05.2020 13:10