Угон автомобиля приравняют к краже

Аргумент угонщика: «взял покататься» — уже не освободит его от серьёзной ответственности

Угон автомобиля приравняют к краже

Андрей Кутепов. Фото: ПГ / Юрий Паршинцев 

В 2017 году на территории России были зарегистрированы 21 842 кражи автомобилей, ещё 20 834 аналогичных преступления были классифицированы как угоны. При этом задержанные злоумышленники, не успевшие продать угнанный автомобиль, ссылались на отсутствие злого умысла и привлекались не по статье 158 УК РФ («Кража»), а по статье 166 УК РФ («Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения»), предполагающей более мягкое наказание. Устранить такой правовой пробел решили законодатели из Санкт-Петербурга. Они разработали законопроект, исключающий возможность двойной трактовки преступления: документ петербуржцев приравнивает угон к хищению. Об актуальности законопроекта в интервью «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности Андрей Кутепов.

- Андрей Викторович, для чего в принципе нужен этот закон? Для большинства граждан понятия «угон» и »хищение авто« равнозначны. Так нужно ли менять формулировки?

- Для большинства, скорее всего, эти понятия действительно равнозначные, но в уголовном законодательства они разные. Когда у гражданина взяли без его ведома шубу или мобильный телефон — это кража. Никому в голову не придёт сказать: воришка взял поносить, а потом вернёт. В отношении же неправомерного завладения автомобилем это работает.

В те времена, когда собственность была только социалистической и машины закрывались на ключ, а то и вовсе могли стоять открытыми, закон, разделяющий понятия «кража» и «угон», наверное, работал. Тем более что в 1965 году законодательно была установлена ответственность за причинение ущерба прежде всего общественной безопасности, общественному порядку, а не собственнику.

Но на данный момент, когда существует частная собственность и множество способов защитить автомобиль, злоумышленник, прежде чем сесть за руль, должен проделать ряд действий, направленных именно на завладение транспортным средством. Не важно, что потом он не сможет его реализовать. Он завладел самовольно чужой собственностью и для потерпевшего имущество является похищенным.

Думаю, тема эта будет актуальна до тех пор, пока будут существовать нераскрытые дела с угонами. Поэтому необходимо продолжить работу с этой статьёй до необходимого варианта трактовки и обозначения степени наказания, при которой угонять машины станет как минимум невыгодно.

- Почему инициатива пришла из Санкт-Петербурга? Неужели в Москве воруют меньше машин?

- В Москве воруют не меньше. По данным полиции, в 2017 году раскрыто около 30 процентов от общего числа подобных преступлений. В Москве и Санкт-Петербурге раскрывается не более 20 процентов. Это объясняется наличием криминальной инфраструктуры, благодаря которой удаётся быстро перебить номера и изготовить поддельные документы на машину. Таким образом, более 70 процентов дел не доводится до суда. Поскольку я представлю в Совете Федерации Петербург, то многие законопроекты разрабатываю совместно и благодаря инициативе петербургских законодателей.

Но на данный момент, когда существует частная собственность и множество способов защитить автомобиль, злоумышленник, прежде чем сесть за руль, должен проделать ряд действий, направленных именно на завладение транспортным средством.

Поясню. Город работает с законопроектами на эту тему ещё с 2012 года. И работа над каждой новой версией изменений в законодательство, а тем более в Уголовный кодекс - это не быстрая работа. Она должна быть продумана с точки зрения практического применения в будущем. Поэтому каждое отклонение документа со стороны Верховного суда или Правительства требует нового анализа и проработки ситуации. Мы сейчас предлагаем свой вариант трактовки статей закона.

- Конституционный суд несколько лет назад признал целесообразным имущественную ответственность угонщиков. Почему суды не взяли на вооружение рекомендации старших товарищей?

- Суды могут применить лишь то, что отражено в действующем законодательстве. Работа над выполнением указаний Конституционного суда от 7 апреля 2015 года проведена, законопроект внесён в Государственную Думу и прошёл первое чтение. Но в настоящее время документ завис.

На площадке Совета Федерации Комитет по Регламенту 26 марта провёл «круглый стол» на тему «угон-хищение». Откликнулись все регионы, более того, направили проблематику и предложения, которые в настоящее время также прорабатываются на предмет будущих законопроектов.

- Проект закона поддерживают практики те, кто непосредственно борется с преступниками. Почему теоретики на «круглом столе» в Совете Федерации заняли противоположную позицию?

- Да, действительно, законопроект поддерживают Следственный комитет и МВД. Все, кто знает проблему не из разговоров. Часть теоретиков высказывается против отмены статьи 166, опасаясь, что это повлечёт за собой освобождение из мест заключений или от уголовного преследования тех, кто ранее совершил угон транспортных средств. Среди них могут быть и те, кто осуждён за угон с применением насилия, опасного для жизни или здоровья граждан. В научном сообществе также нет единого мнения.

Законопроект поддерживают Следственный комитет и МВД. Все, кто знает проблему не из разговоров.

В свою очередь, мы надеемся, что найдём компромиссный вариант, который будет решать практическую сторону вопроса и соответствовать требованиям теории. В настоящее время ведётся работа над альтернативным законопроектом, в котором не будет отменяться статья про угон, но будет усилена ответственность, в том числе имущественная.

- Есть мнение, что ужесточение наказания на уровень преступности никак не влияет. Действительно, есть уверенность, что если законодательно уравнять угон и кражу автомобиля, количество преступлений в этой сфере пойдёт на убыль?

- А зачем писать законы, если изначально нет уверенности в их результативности? Здесь вопрос в том, что трактовки устарели. Со временем изменились понятия, да и страна в целом. Появилась, как я уже отметил ранее, частная собственность. И с институтом развития частной собственности во многом изменился подход к мерам наказания. Как видно по практике, ужесточение наказания практически всегда ведёт к уменьшению преступлений, конечно, при условии обеспечения наказания.

У нас много хороших законов, но на деле исполнение их далеко не всегда работает. Если угонять машины станет невыгодно как с материальной точки, так и с точки зрения сурового наказания, злоумышленник будет понимать, что задуманное им весьма сомнительно. Возможно, новые наказания полностью не искоренят этот вид преступления. Но в целом я убеждён, что предлагаемый механизм сработает.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Автор: Валерий Филоненко

Ещё материалы: Андрей Кутепов

Просмотров 8721

16.04.2018 00:00

Загрузка...