Сергей Карякин: В шахматном мире со мной сейчас общаются меньше. Но друзей стало больше

Русский гроссмейстер рассказал, что изменилось в его жизни после открытого письма в поддержку СВО

03.07.2023 00:00

Автор: Никита Вятчанин

Сергей Карякин: В шахматном мире со мной сейчас общаются меньше. Но друзей стало больше
Сергей Карякин. ©  Сергей Гунеев/РИА Новости

Он стал первым, кого Международная федерация шахмат дисквалифицировала по политическим причинам — отстранили на полгода от крупных турниров за публичную поддержку проведения специальной военной операции. А многие его коллеги после февраля 2022 года и вовсе прекратили с ним общение. Он вошел в свое время в Книгу рекордов Гиннесса как самый юный гроссмейстер на планете и ни капли не жалеет, что решил не отсиживаться и заявил о своей позиции. Как российским шахматам выйти на новый уровень, кто будет определять моду в игре в ближайшем будущем и как СВО изменила людей, в преддверии Всемирного дня шахмат, который отмечается 20 июля, в интервью «Парламентской газете» рассказал Сергей Карякин.

СВО положила водораздел внутри каждого

- Сергей Александрович, матч этого года за звание чемпиона мира по шахматам россиянин Ян Непомнящий неожиданно проиграл китайцу Дин Лижэню. Кто-то назвал такой результат сенсацией. А для вас это было неожиданностью?

- Когда играют два очень сильных спортсмена, шансы всегда 50 на 50. Но Ян, на мой взгляд, имел больше возможностей по ходу матча — он вел в счете, соперник показывал невыразительную игру. Но удача была на стороне Дина — он несколько раз «горел», и спасало его, считаю, только чудо. В итоге он победил — понятно, что для многих это стало крайне неожиданным результатом.

- Вы сейчас общаетесь с Непомнящим? Вы ведь заявили о поддержке СВО, а он подписался под письмом гроссмейстеров против проведения спецоперации.

- Нет, уже год не общаемся. Именно из-за разных взглядов на СВО. Но как к спортсмену к нему лично у меня претензий как не было, так и нет. Думал, что на личном общении эти вопросы не будут сказываться. Оказалось, что сказываются. Многие в шахматном мире воспринимают это так: если ты за СВО, значит, с тобой не надо общаться.

Этот раскол произошел, когда в марте часть шахматистов написали открытое письмо на имя Президента России с призывом прекратить спецоперацию. В свою очередь, я выступил с письмом с поддержкой главы государства (письмо Сергея Карякина появилось в конце февраля, то есть раньше нашумевшего «письма 44» гроссмейстеров. — Прим. ред.). Я свою позицию не меняю, но всегда готов к нормальному человеческому общению с другими ребятами, если в разговоре не касаться политики. Но, как я понимаю, такого общения они не хотят.  

- Не жалели после, что решили не отсиживаться, а публично огласить свою позицию?

- Отсидеться можно было бы, конечно. Но мне очень хотелось поддержать свою страну в очень непростой момент. Ни капли не жалею, что все так сложилось. Тем более что практически со всеми, кого считал своими друзьями, общение сохранил.

Анатолий Карпов: Если FIDE не вмешается, наши гроссмейстеры смогут выступать под флагом своей страны

- Это люди не из шахматного мира?

- Многие — да. Но у меня и до этого был довольно широкий круг общения. Знаете, после всего случившегося появлялись новые знакомства, а старая дружба приобрела новое качество. Например, на меня произвел сильное впечатление один мой товарищ — он работал в Москве, на высокооплачиваемой работе. И неожиданно для многих пошел добровольцем в зону СВО, воюет там уже год. Совсем недавно мы с ним встретились, когда он приезжал в Москву в отпуск, — прекрасно пообщались, многим поделились друг с другом. Считаю его удивительным человеком, незаметным, но настоящим героем своего времени.  

- Что поменяла СВО в людях, с которыми вы общаетесь сегодня?

- Мне кажется, произошел водораздел внутри каждого из нас. Тех, кто занимал позицию «и нашим, и вашим», очень мало осталось. Тяжело оставаться вне этих событий — либо ты по одну сторону, либо по другую. И очень рад, что сегодня вокруг меня находится достаточно людей, которые стоят на одинаковых со мной позициях. То есть поддерживают СВО.

Чемпионской смены пока не видно

- Многие гроссмейстеры из России живут сегодня на Западе. Может, общаетесь хотя бы с кем-то из них — собираются ли возвращаться домой?

- У каждого из них есть своя история — кто-то за рубежом уже жил, кто-то уехал, подписав письмо против СВО. Точной информации у меня нет, но почти уверен, что никто из тех, кто там остался, не готов переехать в Россию.

- То, что наши шахматисты живут вне пределов страны, влияет на результаты, когда сборная России по шахматам выступает на командных соревнованиях: на Всемирной шахматной олимпиаде, чемпионатах мира, континентальных чемпионатах?

- Лично я считаю, что перед подготовкой к таким турнирам команде нужно все-таки проводить сборы — встречаться, общаться, налаживать дружескую атмосферу в коллективе. Но сейчас вряд ли это возможно, многие живут за границей и по-разному относятся к происходящим в мире событиям.

Считаю, что российские профессиональные шахматы сейчас переживают кризис. У нас сложился определенный костяк действующих гроссмейстеров, кто уже не один десяток лет выступает на высшем уровне. А надежной смены не видно пока. Есть талантливые ребята, но они очень молоды. Знаю, например, прекрасного мальчика Степу с Донбасса, куда я езжу регулярно (Карякин родом из Симферополя, но до переезда в Россию некоторое время жил и занимался шахматами в Краматорске на Донбассе. — Прим. ред.), провожу там турниры, в том числе Кубок Карякина. Играет Степа великолепно, но ему — всего пять лет! А среди ребят, что старше его, лично мне видеть шахматистов чемпионского уровня не приходилось. Буду рад ошибиться, но пока это выглядит именно так.

- В феврале 2023 года вас избрали на пост президента Федерации шахмат Московской области. Как считаете, люди в нашей стране стали меньше интересоваться шахматами?   

- Да нет, интерес как раз к шахматам стабильно высокий. Вы поймите, я не говорю, что нет ярких талантов — они есть. Но есть проблема их сопровождения, поддержки игроков и тренеров. Ее, увы, у нас не хватает.

- Вы имеете в виду финансовую сторону?

- Да, от нее никуда не уйдешь. Причем больше всего денег требуется на оплату переездов на соревнования в другие регионы. Например, едем на командный чемпионат России в Сочи в этом году, несколько сборных повезли — мужская, две женские, несколько юниорских возрастов. Нам помогли в министерстве спорта Подмосковья — за это им отдельная благодарность. Но этого все равно не хватает. Признаюсь, что уже на деятельность федерации потратил не один миллион рублей личных сбережений. И в одиночку это не вытянуть, нужны спонсоры. Вот их поиском сейчас как раз активно занимаюсь — надеюсь, что скоро будут подвижки здесь.

- Что сейчас поменялось в системе подготовки будущих гроссмейстеров?

- Конечно, большое влияние оказывает развитие технологий, появились компьютеры. Да, сейчас стало в сотни раз проще получать необходимую информацию — раньше ее выискивали в книгах и специальных журналах, а сейчас все множество интересующих тебя партий и позиций ты можешь получить за минуту, несколько раз нажав на кнопку. А с другой стороны, стало меньше творчества и в разы увеличилась нагрузка на память.

- Выросло и количество турниров, включая турниры в онлайне, — как к такому формату относитесь?

- Не очень его люблю, живая игра — это совершенно другие переживания. Тем более что в онлайне всегда есть риск столкнуться с читерством — подсказками, которые можно получить от компьютера прямо во время партии.

- А как считаете, человек сможет когда-нибудь обыграть суперкомпьютер в шахматы?

- Думаю, это маловероятно. Во всяком случае, в обозримом будущем этого, по-моему, ожидать не стоит.

«Без шахмат жить не могу»

- В 2002 году вы вошли в Книгу рекордов Гиннесса как самый юный гроссмейстер — стали им в 12 лет и 7 месяцев. В таком возрасте легко заразиться звездной болезнью. Про вас говорят, что Карякину удалось ее избежать. В чем секрет?

- Он прост: у меня изначально была одна цель — стать чемпионом мира по шахматам. Все остальное было второстепенным. Поэтому, побеждая на больших турнирах даже в юном возрасте (Карякин выиграл «детский» чемпионат Европы в 10 лет, а в 14 лет — Всемирную шахматную олимпиаду в составе сборной Украины. — Прим. ред.), понимал, что это — лишь шаги на пути к высокой цели. Поэтому, чтобы избежать звездной болезни, надо ставить максимально высокие цели, которые сложно достигать.

Читайте также:

• Ход верблюдом: чем отличаются тувинские шахматы от обычных

- Вы занимались акробатикой и теннисом в детстве. Но выбрали шахматы. Почему?

- Потому что у меня лучше всего получалось именно в них играть (улыбается). Знакомил меня с шахматами мой папа (Александр Иванович — заслуженный тренер Украины по шахматам. — Прим. ред.). А в секцию меня отвела мама (Татьяна Николаевна — по профессии математик и программист. — Прим. ред.). Мне было пять с половиной лет, когда мы проходили мимо Дворца пионеров, и она сказала мне: вот через годик подрастешь, и отдам тебя в шахматы. Но вскоре я настоял, чтобы это произошло намного быстрее — уже через пару недель. Помню, заявил тогда, что без шахмат жить не могу. В итоге эта фраза определила всю мою дальнейшую жизнь.

Кстати, меня не хотели поначалу брать в секцию — говорили, слишком маленький. Но все изменилось, когда спустя полтора года, в семь лет, уже защитил первый разряд — это, к слову, является хорошим достижением и для взрослого человека. И дальше карьера пошла уже в гору. Хотя было трудно — уже с шести-семи лет приходилось заниматься шахматами по несколько часов в день. Не каждый ребенок это выдержит.

- Кто ваш любимый гроссмейстер?

- С детства учился на книжках и партиях Александра Алехина. Считаю, что Алехин, играя сто лет назад, во многом переосмыслил шахматы как игру. Он во многом опережал время, делая шахматы динамичными и комбинационными.

- А есть кто-то из современных гроссмейстеров, кто опережает свое время в шахматах?

- Можно вспомнить Владимира Крамника, который в матче за звание чемпиона мира с Каспаровым впервые применил совершенно новый дебют — он казался тогда многим некорректным, но сегодня, спустя 23 года, его берлинский дебют испанской партии стал уже шахматной классикой.     

- В 26 лет вы были в шаге от того, чтобы достичь поставленной еще в детстве цели — стать чемпионом мира по шахматам. Но в ноябре 2016 года в Нью-Йорке не смогли завоевать титул, уступив Магнусу Карлсену. Причем многое складывалось в вашу пользу — по итогам партий, проведенных с классическим контролем времени, счет был равным — 6:6, однако на тай-брейке сильнее оказался норвежец — 3:1. Цель завоевать мировую шахматную корону остается?

- Да, уходить из профессиональных шахмат пока не собираюсь. Другое дело, что ситуация в мировых шахматах стала сильно зависеть от политики. И это, увы, может усложнять достижение поставленных целей.

С Дворковичем общаться перестал

- Совсем недавно завершилась полугодичная дисквалификация, которую наложила на вас ФИДЕ. При этом президентом ФИДЕ является Аркадий Дворкович — тот самый, по протекции которого в 2009 году тогдашний президент Дмитрий Медведев предложил вам принять гражданство РФ. Сейчас общаетесь с Дворковичем?

- Нет. Формально решение о моей дисквалификации принимала в начале года комиссия по этике ФИДЕ. Слово президента федерации могло быть в этой ситуации очень весомым — ни я, ни любители шахмат его не услышали. В итоге комиссия приняла решение меня дисквалифицировать за мою позицию по СВО. В истории ФИДЕ это, пожалуй, уникальный случай, когда от матчей отстраняют по политическим причинам.

- Выше вы сказали, что после письма в поддержку президента и проведения СВО многие из коллег по шахматному цеху перестали общаться с вами. А были те, кто выразил поддержку после дисквалификации?

- Да, были. Причем это были гроссмейстеры не только из России, но и шахматисты из других стран, включая страны Запада. Писали мне в личных сообщениях, что не согласны с несправедливым решением ФИДЕ. Но имен называть не буду, чтобы просто не подставлять людей под возможные неприятности.

Играть в Азии проще, выигрывать сложнее

- Сейчас Федерация шахмат России перешла из Европы в Азию — теперь наши гроссмейстеры будут отбираться на турниры через Азиатскую шахматную федерацию. Как считаете, в этом больше плюсов или минусов?

- Думаю, плюсов больше. Например, нам последнее время элементарно не давали нормально выступать на чемпионатах Европы. В 2022 году на турнир в Варшаве россиян просто не пустили, где-то возникали проблемы с выдачей виз, а немецкая федерация объявила своим игрокам, что все, кто будет играть с представителями России на турнирах, будут лишены поддержки. Есть все основания надеяться, что подобных инцидентов в Азии не допустят.

- Все чаще говорят, что именно страны Азии будут править бал в шахматах в ближайшем будущем. Согласны?

- Да, так и есть. Честно говоря, в Европе не так много осталось гроссмейстеров топ-уровня. А азиаты идут вперед огромными шагами. Посмотрите, действующие чемпионы мира среди мужчин и среди женщин — родом из Китая, победители Всемирной шахматной олимпиады 2022 года — из Узбекистана, юниорские турниры выигрывают представители Индии. Так что определять моду в мировых шахматах будут страны Азии, сомнений в этом ни у кого практически не осталось.

- Соответственно, и конкуренция в Азии, в частности, при отборе на турниры претендентов на звание чемпиона мира, для россиян будет более жесткой, чем раньше в Европе?

- Это так. Но опускать руки точно не будем. Тем более что высокая конкуренция — это путь к повышению уровня шахмат в нашей стране.

- Вы — один из тех, кто практически сразу обозначил свою позицию к требованиям МОК, отказавшись наотрез выступать без российского флага и гимна на международных турнирах. Остаетесь на тех же позициях?  

- Безусловно. Уверен, что нам не надо соглашаться выступать на тех же Олимпийских играх, пока непонятные ограничения на использование флага и гимна не будут сняты. При этом считаю, что нужно организовывать свои международные турниры, в том числе с участием сильнейших шахматистов из дружественных нам стран Азии. Думаю, это вызовет колоссальный интерес во всем мире, включая страны Запада.

Правда за нами